Норма 99. Запрещается произвольное лишение свободы.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 32, раздел L.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Следует отметить, что общая статья 3 Женевских конвенций, а также Дополнительные протоколы I и II требуют гуманного обращения со всеми гражданскими лицами и лицами, вышедшими из строя (см. Норму 87), тогда как произвольное лишение свободы несовместимо с этим требованием.
Представление о том, что содержание под стражей не должно быть произвольным, является частью как международного гуманитарного права, так и права прав человека. Хотя между двумя этими отраслями права существуют различия, и международное гуманитарное право, и право прав человека стремятся предотвратить произвольное содержание под стражей, определяя основания для содержания под стражей, базирующиеся на необходимости, в частности необходимости, вызванной требованиями безопасности, и предусматривая определённые условия и процедуры для предотвращения исчезновений людей и контроля за тем, продолжает ли содержание под стражей быть необходимым.
Основания для содержания под стражей
Нормы, касающиеся причин, по которым лица могут быть лишены свободы стороной в международном вооружённом конфликте, содержатся во всех четырёх Женевских конвенциях[1]:
Первая Женевская конвенция регулирует задержание или удержание медицинского и духовного персонала[2].
Вторая Женевская конвенция регулирует задержание или удержание медицинского и духовного персонала госпитальных судов[3].
Третья Женевская конвенция основана на давнем обычае, заключающемся в том, что военнопленные могут быть интернированы в течение периода активных военных действий[4]. В Третьей Женевской конвенции содержатся дополнительные условия, касающиеся дисциплинарных взысканий, судебных расследований и репатриации тяжело больных или раненных военнопленных[5].
Четвёртая Женевская конвенция предусматривает, что гражданские лица могут быть интернированы или принудительно поселены в определенном месте лишь в том случае, «если это совершенно необходимо для безопасности Державы, во власти которой они находятся» (статья 42), или, на оккупированной территории, «по настоятельным соображениям безопасности» (статья 78)[6]. В деле Делалича Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии истолковал статью 42 как позволяющую интернирование лишь в том случае, если есть «серьезные и законные причины» полагать, что интернируемое лицо может нанести значительный ущерб безопасности удерживающей державы такими средствами, как саботаж или шпионаж[7].
Как видно из приведённого выше списка, основания для первоначального задержания или продолжения содержания под стражей были ограничены реальными потребностями. Например, задержание «иностранцев, являющихся гражданами противника», ограничено в Четвёртой Женевской конвенции случаями, когда это «совершенно необходимо» с точки зрения обеспечения безопасности, а Третья Женевская конвенция требует, чтобы тяжело раненые и больные военнопленные были репатриированы, поскольку маловероятно, что они вновь смогут принять участие в военных действиях против держащей в плену державы.
Процессуальные требования
Помимо наличия веских причин, необходимо соблюдать определённые процедуры, чтобы лишение свободы было законным. Статья 43 Четвёртой Женевской конвенции предусматривает, что каждое лицо, интернированное или принудительно поселенное в определённом месте, имеет право на пересмотр этого решения в кратчайший срок надлежащим судом или соответствующим административным органом, а если это решение остаётся в силе, они имеют право на периодический его пересмотр, по крайней мере, два раза в год[8]. Статья 78 Четвёртой Женевской конвенции предусматривает, что решения о принудительном поселении в определённом месте или интернировании на оккупированной территории должны приниматься согласно нормальной процедуре, которая должна быть определена оккупирующей державой в соответствии с положениями Конвенции. Она также предусматривает, что эта процедура должна включать в себя право на апелляцию, решения по которой принимаются в возможно короткий срок. Если решения остаются в силе, они должны стать предметом периодического пересмотра, по возможности не реже одного раза в шесть месяцев, компетентным органом, созданным оккупирующей державой[9]. Эти процедуры также закреплены в ряде военных уставов и наставлений[10]. Кроме того, Третья Женевская конвенция требует, чтобы больные или раненые военнопленные были освидетельствованы смешанной медицинской комиссией с целью определения, следует ли их репатриировать или госпитализировать в нейтральных странах[11].
В дополнение к конкретным положениям статей 43 и 78 Четвёртой Женевской конвенции Женевские конвенции предусматривают назначение Державы-Покровительницы с целью постараться предотвратить произвольное содержание под стражей и дурное обращение, которое часто сопровождает такое содержание под стражей. Державы-Покровительницы должны быть беспристрастными контролерами, которые наблюдают за применением Конвенций в целях охраны интересов стороны в конфликте[12]. В частности, держащая в плену держава должна немедленно извещать Державы-Покровительницы, а также Справочное бюро и Центральное справочное агентство о захвате военнопленных или интернировании гражданских лиц[13].
Кроме того, Дополнительный протокол I предусматривает, что «любое лицо, подвергшееся аресту, задержанию или интернированию за действия, связанные с вооружённым конфликтом, должно быть без промедления информировано на понятном ему языке о причинах принятия таких мер»[14]. Эта норма закреплена в ряде военных уставов и наставлений[15].
Содержание под стражей, которое противоречит различным нормам, предусмотренным Женевскими конвенциями, называется «незаконным лишением свободы». «Незаконный арест» гражданских лиц является серьёзным нарушением Четвёртой Женевской конвенции[16]. «Незаконное лишение свободы» лица, пользующегося защитой Женевских конвенций, является серьёзным нарушением согласно Статуту Международного уголовного суда, Уставу Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии и Постановлению 2000/15 Временной администрации ООН в Восточном Тиморе[17]. В Элементах преступлений для Международного уголовного суда указано, что незаконное лишение свободы может относиться к любому лицу, находящемуся под защитой одной из Женевских конвенций, а не только к гражданским лицам[18].
Военные уставы и наставления многих государств запрещают незаконное лишение свободы[19]. Это запрещение также содержится в законодательстве множества государств[20]. В этих уставах и наставлениях, а также законодательных актах используется различная терминология: незаконное/противоправное лишение свободы, незаконное/противоправное содержание под стражей, произвольное задержание, содержание под стражей, не вызванное необходимостью, арест или лишение свободы, противоречащие международному праву, неоправданное ограничение свободы и массовые аресты неизбирательного характера. Запрещение незаконного лишения свободы также было подтверждено в нескольких делах, рассматривавшихся после Второй мировой войны[21].
Основания для содержания под стражей
Запрещение произвольного лишения свободы во время немеждународных вооружённых конфликтов устанавливается практикой государств в виде военных уставов и наставлений, внутригосударственного законодательства и официальных заявлений, а также на основе международного права прав человека (см. ниже). Во всех государствах есть законодательство, указывающее основания для содержания лица под стражей, но было обнаружено, что более 70 государств криминализовали незаконное лишение свободы во время вооруженного конфликта[22]. В большинстве случаев в таких законодательных актах запрещение незаконного лишения свободы применяется как к международным, так и к немеждународным вооружённым конфликтам[23]. Несколько военных уставов и наставлений, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов, также запрещают незаконное лишение свободы[24]. Как говорилось выше, в этих уставах и наставлениях и законодательстве используются различные термины: от незаконного/противоправного лишения свободы и незаконного/противоправного содержания под стражей до произвольного задержания и содержания под стражей, не вызванного необходимостью.
Официальной практики, противоречащей данной норме, не было обнаружено ни в отношении международных, ни в отношении немеждународных вооружённых конфликтов. Предполагаемые случаи незаконного лишения свободы осуждались. Совет Безопасности ООН, например, осудил «произвольные задержания» во время конфликтов в Боснии и Герцеговине и Бурунди[25]. Генеральная Ассамблея ООН также выразила серьёзную обеспокоенность в связи с серьёзными нарушениями международного гуманитарного права и прав человека в бывшей Югославии и Судане, в том числе «незаконным задержанием» и «произвольным задержанием»[26]. Комиссия ООН по правам человека также осуждала «задержания» в бывшей Югославии и «произвольное задержание» в Судане в резолюциях, принятых без голосования[27].
Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция о правах ребёнка и региональные договоры по правам человека признают право на свободу и личную безопасность и (или) предусматривают, что никто не может быть лишён свободы иначе, как на таких основаниях и при таких условиях, которые ранее были установлены законом[28]. Эти принципы также предусматриваются и в других международных документах[29].
Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция о правах ребёнка, Европейская и Американская конвенции о правах человека предусматривают, что никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей[30]. В Европейской конвенции о правах человека указываются основания, на которых лицо может быть лишено свободы [31]. В своём общем Комментарии к статье 4 Международного пакта о гражданских и политических правах (относительно чрезвычайного положения) Комитет ООН по правам человека заявил, что государства-участники «ни при каких обстоятельствах» не могут ссылаться на чрезвычайное положение как «на оправдание действий, нарушающих гуманитарное право или императивные нормы международного права, например, произвольного лишения свободы»[32]. Запрещение произвольного ареста или содержания под стражей также закреплено в других международных документах[33].
Необходимость наличия веской причины для лишения лица свободы относится как к первоначальной причине лишения свободы, так и к продолжению лишения свободы. Содержание под стражей, которое продолжается дольше, чем это предусмотрено законом, является нарушением принципа законности и приравнивается к произвольному содержанию под стражей. Это подчеркнули Комитет ООН по правам человека и Африканская комиссия по правам человека в делах, касавшихся лиц, которые продолжали содержаться под стражей после того, как срок их тюремного заключения истек[34], или несмотря на то, что они были оправданы[35], или несмотря на наличие приказа об их освобождении[36].
Процессуальные требования
С момента принятия Женевских конвенций в международном праве прав человека произошли значительные изменения, касающиеся процедур, которые требуются для предотвращения произвольного лишения свободы. Право прав человека устанавливает (i) обязательство уведомлять арестованного о причинах ареста, (ii) обязательство незамедлительно доставить к судье лицо, арестованное по уголовному обвинению, и (iii) обязательство предоставить лицу, лишённому свободы, возможность оспорить законность задержания (так называемый habeas corpus). Хотя обязательства (i) и (ii) не числятся среди положений соответствующих договоров по правам человека, от которых невозможны отступления, прецедентное право прав человека указывает, что от них никогда нельзя совсем отступать[37].
(i) Обязательство уведомлять арестованного о причинах аресты. Требование, чтобы арестованных незамедлительно уведомляли о причинах ареста, содержится в Международном пакте о гражданских и политических правах и в Европейской и Американской конвенциях о правах человека[38]. Хотя Африканская хартия прав человека и народов не предусматривает это право в открытой форме, Африканская комиссия по правам человека и народов определила, что оно является неотъемлемой частью права на справедливое судебное разбирательство[39]. Это требование также предусмотрено в Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятом Генеральной Ассамблеей ООН без голосования[40]. В своём общем Комментарии к статье 9 Международного пакта о гражданских и политических правах Комитет ООН по правам человека заявил, что «если используется так называемое превентивное задержание по причинам обеспечения общественной безопасности, оно должно регулироваться теми же положениями, т.е. ... должна быть дана информация о его причинах»[41]. Эта норма является частью внутреннего права большинства (если не всех) государств мира[42]. Она была включена в соглашения, заключённые между сторонами в конфликтах в бывшей Югославии[43].
(ii) Обязательство незамедлительно доставить к судье лицо, арестованное по уголовному обвинению. Международный пакт о гражданских и политических правах и Европейская и Американская конвенции о правах человека требуют незамедлительного доставления арестованного или задержанного лица к судье или другому должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью[44]. Хотя Африканская хартия прав человека и народов не предусматривает это право в открытой форме, Африканская комиссия по правам человека и народов определила, что оно является неотъемлемой частью права на справедливое судебное разбирательство[45]. Это требование также предусмотрено в Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, и Декларации ООН о защите всех лиц от насильственных исчезновений, которые были приняты Генеральной Ассамблеей ООН без голосования[46]. Эта норма является частью внутреннего права большинства (если не всех) государств мира[47]. В своём общем Комментарии к статье 9 Международного пакта о гражданских и политических правах Комитет ООН по правам человека заявил, что незамедлительное доставление означает, что «задержка не должна превышать нескольких дней»[48]. Существует также значительное число прецедентов в практике региональных судов по правам человека, когда этот принцип применялся во время ситуаций чрезвычайного положения[49].
(iii) Обязательство предоставить лицу, лишённому свободы, возможность оспорить законность задержания. Международный пакт о гражданских и политических правах и в Европейская и Американская конвенции о правах человека предусматривают право на рассмотрение судом вопроса о законности задержания и на освобождение в том случае, если задержание будет признано незаконным (так называемый habeas corpus)[50]. Это право также предусматривается в Американской декларации прав и обязанностей человека и Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятом Генеральной Ассамблеей ООН без голосования[51]. Эта норма является частью внутреннего права большинства (если не всех) государств мира[52]. Она была включена во Всестороннее соглашение о соблюдении прав человека и международного гуманитарного права на Филиппинах[53].
В своём общем Комментарии к статье 4 Международного пакта о гражданских и политических правах (чрезвычайное положение) Комитет ООН по правам человека заявил, что «для защиты прав, от которых невозможны отступления, право на рассмотрение дела в суде, чтобы позволить суду без промедления принять решение о законности задержания, не должно быть ослаблено решением государства-участника отступить от положений Пакта»[54]. В своих консультативных заключениях по делу «Habeas corpus» и делу о судебных гарантиях в 1987 г. Межамериканский суд по правам человека подчеркнул, что habeas corpus является одним из «существенных» для защиты различных прав средств судебной защиты, отступление от которых запрещено в соответствии с Американской конвенцией о правах человека, и, следовательно, отступление от самих этих средств также невозможно[55].
Африканская комиссия по правам человека и народов постановила, что рассмотрение дела с целью принять решение о законности задержания должно происходить в суде, не зависимом от исполнительной власти, которая отдала приказ о задержании, особенно в чрезвычайных ситуациях, когда практикуется административное задержание[56]. Европейский суд по правам человека также подчеркнул требование о том, чтобы законность задержания рассматривалась органом, не зависимым от исполнителя[57].
Кроме того, существует значительная практика, показывающая, что лица, лишённые свободы, должны иметь возможность обратиться к адвокату[58]. В Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятом Генеральной Ассамблеей ООН без голосования, также предусмотрено, что «задержанное лицо имеет право на получение юридической помощи со стороны адвоката»[59]. В частности, помощь адвоката необходима, чтобы попытка оспорить законность задержания могла быть действенной.
Однако следует отметить, что все лица, лишённые свободы по причинам, связанным с немеждународным вооружённым конфликтом, должны иметь возможность оспорить законность своего задержания, за исключением тех случаев, когда правительство государства, в котором происходит немеждународный вооружённый конфликт, претендует на права воюющей стороны. В этом случае захваченные неприятельские «комбатанты» должны пользоваться таким же обращением, какое предоставляется военнопленным во время международных вооружённых конфликтов, а задержанные гражданские лица должны пользоваться таким же обращением, какое предоставляется гражданским лицам, находящимся под защитой Четвёртой Женевской конвенции во время международных вооружённых конфликтов.
[1]Лишение свободы нейтральными государствами регулируется Гаагскими конвенциями V и XIII. Статьи 11, 13 и 14 Гаагской конвенции V содержат основания для задержания нейтральными государствами воюющих лиц. Статья 24 Гаагской конвенции XIII содержит основания для задержания нейтральными государствами воюющих кораблей, их офицеров и экипажа.
[2]Первая Женевская конвенция, статьи 28, 30 и 32.
[3]Вторая Женевская конвенция, статьи 36 и 37.
[4]Третья Женевская конвенция, статьи 21 и 118.
[5]Третья Женевская конвенция, статьи 90, 95, 103 и 109.
[6]Четвёртая Женевская конвенция, статьи 42 и 78.
[7]ICTY, Delalić case, Judgement (т. II, гл. 32, § 2643).
[8]Четвёртая Женевская конвенция, статья 43, ч. 1.
[9]Четвёртая Женевская конвенция, статья 78.
[10]См., например, военные уставы и наставления Аргентины (т. II, гл. 32, §§ 2755–2756), Великобритании (там же, § 2761), Германии (там же, § 2759), Канады (там же, § 2757), Новой Зеландии (там же, § 2760) и США (там же, §§ 2762–2763).
[11]Третья Женевская конвенция, статьи 110 и 112.
[12]Первая Женевская конвенция, статьи 8 и 10; Вторая Женевская конвенция, статьи 8 и 10; Третья Женевская конвенция, статьи 8 и 10; Четвёртая Женевская конвенция, статьи 9 и 11.
[13]Третья Женевская конвенция, статьи 69 и 122–123; Четвёртая Женевская конвенция, статьи 43, 105 и 136–137.
[14]Дополнительный протокол I, статья 75(3) (принята на основе консенсуса).
[15]См., например, военные уставы и наставления Канады (т. II, гл. 32, § 2697), Новой Зеландии (там же, § 2699), Швейцарии (там же, § 2701) и Швеции (там же, § 2700).
[16]Четвёртая Женевская конвенция, статья 147.
[17]Статут МУС, статья 8(2) (а) (vii); Устав МУТЮ, статья 2(g); UNTAET Regulation 200/15, Section 6(1)(a)(vii) (т. II, гл. 32, § 2535).
[18]Элементы преступлений для МУС, Определение незаконного лишения свободы как военного преступления (Статут МУС, статья 8(2)(а)(vii)).
[19]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 32, § 2536), Аргентины (там же, § 2535), Великобритании (там же, § 2552), Венгрии (там же, § 2544), Германии (там же, § 2543), Канады (там же, § 2537), Нигерии (там же, § 2548), Нидерландов (там же, § 2545), Новой Зеландии (там же, § 2546), США (там же, § 2553), Уганды (там же, § 2551), Франции (там же, § 2541–2542), Хорватии (там же, § 2539), Швейцарии (там же, § 2550) и ЮАР (там же, § 2549).
[20]См., например, законодательство (там же, §§ 2554–2625).
[21]См., например, Netherlands, Temporary Court-Martial at Makassar, Motomura case and Notomi case (там же, § 2626); Netherlands, Special Court (War Criminals) at The Hague and Special Court of Cassation, Rauter case (там же, § 2626); Netherlands Special Court in Amsterdam and Special Court of Cassation, Zühlke case (там же, § 2626); United Kingdom, Military Court at Lüneberg, Auschwitz and Belsen case (там же, § 2626); United States, Military Tribunal at Nuremberg, Pohl case (там же, § 2626).
[22]См., например, законодательство (там же, §§ 2554–2625).
[23]См., например, законодательство Австралии (там же, § 2556), Азербайджана (там же, § 2559), Армении (там же, § 2555), Бельгии (там же, § 2562), Боснии и Герцеговины (там же, § 2563), Грузии (там же, § 2580), Демократической Республики Конго (там же, § 2572), Испании (там же, § 2613), Камбоджи (там же, § 2567), Молдовы (там же, § 2593), Нигера (там же, § 2600), Никарагуа (там же, § 2598), Парагвая (там же, § 2605), Польши (там же, § 2606), Португалии (там же, § 2607), Словении (там же, § 2611), Таджикистана (там же, § 2616), Хорватии (там же, § 2576), Швеции (там же, § 2615), Эфиопии (там же, § 2579) и Югославии (там же, § 2624); см. также законодательство Болгарии (там же, § 2565) и Румынии (там же, § 2608), применение которого не исключается во время немеждународного вооружённого конфликта, и проекты законодательства Аргентины (там же, § 2554), Бурунди (там же, § 2566), Иордании (там же, § 2584), Никарагуа (там же, § 2599) и Сальвадора (там же, § 2578).
[24]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 2536), Германии (там же, § 2543), Хорватии (там же, § 2539) и ЮАР (там же, § 2549).
[25]Совет Безопасности ООН, резолюции 1019, 9 ноября 1995 г., преамбула, 1034, 21 декабря 1995 г., преамбула и § 2, и 1072, 30 августа 1996 г., преамбула.
[26]Генеральная Ассамблея ООН, резолюции 50/193, 22 декабря 1995 г., преамбула, и 55/116, 4 декабря 2000 г., § 2(а)(н). Резолюция 50/193 была принята 114 голосами «за», при одном голосе «против» и 20 воздержавшихся. Однако объяснение России, которая голосовала против резолюции, показывает, что она не возражала против принципа осуждения незаконного задержания, но считала, что резолюция является слишком односторонней; см. заявление России в Третьем комитете Генеральной Ассамблея ООН, Док. ООН A/C.3/50/SR.58, 14 декабря 1995 г., § 17. Резолюция 55/116 была принята 85 голосами «за», при 32 голосах «против» и 49 воздержавшихся. В объяснениях, данных Канадой, Бангладеш, Ливией, Таиландом и США, нет указаний на то, что имелось несогласие с обсуждаемым здесь принципом; см. объяснения голосования этих государств, представленные в Третьем комитете Генеральной Ассамблея ООН, 10 октября 2000 г., Док. ООН A/C.3/55/SR.55, 29 ноября 2000 г., § 138 (Канада), § 139 (США), § 146 (Бангладеш), § 147 (Таиланд) и § 148 (Ливия).
[27]UN Commission on Human Rights, Res. 1996/71, 23 April 1996, § 1, and 1996/73, 23 April 1996, § 15.
[28]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 9(1); Конвенция о правах ребёнка, статья 37(b) (общего упоминания о свободе и личной безопасности нет; ограничивается требованием того, чтобы арест, задержание или тюремное заключение осуществлялись согласно закону); Европейская конвенция о правах человека, статья 5(1); Американская конвенция о правах человека, статья 7; Африканская хартия прав человека и народов, статья 6.
[29]См., например, Всеобщую декларацию прав человека, статья 3; American Declaration on the Rights and Duties of Man (Американская декларация прав и обязанностей человека), adopted by the Ninth International Conference of American States, Res. XXX, Bogota, 2 May 1948, Articles I and XXV; Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (выше, прим. 40), Принцип 2; Каирскую декларацию о правах человека в исламе, статья 20; Хартию Европейского Союза об основных правах, статья 6.
[30]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 9(1); Конвенция о правах ребёнка, статья 37(b); Американская конвенция о правах человека, статья 7(3); Африканская хартия прав человека и народов, статья 6.
[31]Европейская конвенция о правах человека, статья 5(1); см. также UN Human Rights Committee, General Comment No. 8 (Article 9 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 30 July 1982, §§ 1 and 4 (запрещение произвольного лишения свободы относится к любому виду такого лишения свободы, «будь оно связано с уголовными делами или иными ситуациями, такими как психическое расстройство, бродяжничество, наркомания, воспитательные цели, иммиграционный контроль и т.д.»).
[32]UN Human Rights Committee, General Comment No. 29 (Article 4 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 24 July 2001, §§ 11 and 15.
[33]См., например, Всеобщую декларацию прав человека, статья 9.
[34]UN Human Rights Committee, Garcia Lanza de Netto v. Uruguay (т. II, гл. 32, § 2646); African Commission on Human and Peoples' Rights, Pagnoulle v. Cameroon (там же, § 2649).
[35]African Commission on Human and Peoples' Rights, Constitutional Rights Project v. Nigeria (148/96) (там же, § 2651).
[36]UN Human Rights Committee, Torres Ramirez v. Uruguay (там же, § 2647).
[37]Об обязательстве уведомлять арестованного о причинах ареста см., например, Inter-American Commission on Human Rights, Report on Terrorism and Human Rights (там же, § 3020), Doctrine concerning judicial guarantees and the right to personal liberty and security, reprinted in Ten years of activities (1971–1981), Washington, D.C., 1982, p. 337. Об обязательстве незамедлительно доставить к судье лицо, арестованное по уголовному обвинению см., например, UN Human Rights Committee, General Comment No. 8 (Article 9 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 30 July 1982, §§ 2 and 3; European Court of Human Rights, Aksoy v. Turkey (т. II, гл. 32, § 2742) and Brogan and Others case (там же, § 2740); Inter-American Court of Human Rights, Castillo Petruzzi and Others case (там же, § 2743).
[38]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 9(2); Европейская конвенция о правах человека, статья 5(2); Американская конвенция о правах человека, статья 7(4).
[39]African Commission on Human and Peoples' Rights, Resolution on the Right to Recourse and Fair Trial (т. II, гл. 32, § 2712).
[40]Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (выше, прим. 40), Принцип 10.
[41]UN Human Rights Committee, General Comment No. 8 (Article 9 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 30 July 1982, § 4.
[42]См., например, законодательство Зимбабве (т. II, гл. 32, § 2706), Индии (там же, § 2702) и Испании (там же, § 2705).
[43]Memorandum of Understanding on the Application of International Humanitarian Law between Croatia and the SFRY, para. 4 (там же, § 2695); Agreement on the Application of International Humanitarian Law between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, para. 2.3 (там же, § 2696).
[44]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 9(3); Европейская конвенция о правах человека, статья 5(3); Американская конвенция о правах человека, статья 7(5).
[45]African Commission on Human and Peoples' Rights, Resolution on the Right to Recourse and Fair Trial (т. II, гл. 32, § 2737).
[46]Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (выше, прим. 40), Принципы 11 и 37; Декларация ООН о защите всех лиц от насильственных исчезновений, статья 10.
[47]См., например, законодательство Индии (т. II, гл. 32, § 2729), Мьянмы (там же, § 2730) и Уганды (там же, § 2731).
[48]UN Human Rights Committee, General Comment No. 8 (Article 9 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 30 July 1982, §§ 2 and 3.
[49]См. European Court of Human Rights (т. II, гл. 32, § 2740), Brannigan and McBride v.UK (задержка до семи дней не была сочтена чрезмерной, потому что в течение 48 часов задержанным разрешили проконсультироваться с адвокатом, связаться с родственником или другом и пройти медицинское обследование) (там же, § 2741) and Aksoy v. Turkey (там же, § 2742); Inter-American Court of Human Rights, Castillo Petruzzi and Others case (задержка на 36 дней была сочтена чрезмерной) (там же, § 2743).
[50]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 9(4); Европейская конвенция о правах человека, статья 5(4); Американская конвенция о правах человека, статья 7(6).
[51]American Declaration on the Rights and Duties of Man (Американская декларация прав и обязанностей человека), adopted by the Ninth International Conference of American States, Res. XXX, Bogota, 2 May 1948, Article XXV; Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (выше, прим. 40), Принцип 32.
[52]См., например, законодательство России (Конституция РФ 1993 г., статья 22(2)).
[53]Comprehensive Agreement on Respect for Human Rights and IHL in the Philippines, Part II, Article 5 (т. II, гл. 32, § 2754).
[54]UN Human Rights Committee, General Comment No. 29 (Article 4 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 24 July 2001, § 16.
[55]Inter-American Court of Human Rights, Habeas Corpus case (т. II, гл. 32, § 2781) and Judicial Guarantees case (там же, § 2782); см. также Neira Alegria and Others case (там же, § 2783).
[56]African Commission on Human and Peoples' Rights, Communication Nos. 48/90, 50/91, 52/91 and 89/93, Amnesty International and Others v. Sudan, Decision, 26th Session, Kigali, 1–15 November 1999, § 60; Communications Nos. 143/95 and 159/96, Constitutional Rights Project and Civil Liberties Organisation v. Nigeria, 26th Session, Kigali, 1–15 November 1999, §§ 31 and 34.
[57]European Court of Human Rights, Lawless case, Judgement (Merits), 1 July 1961, § 14; Ireland v. UK, Judgement (Merits and just satisfaction), 18 January 1978, §§ 199–200.
[58]См., например, UN Human Rights Committee, Concluding observations on the report of Senegal (т. II, гл. 32, § 3276); UN Committee against Torture, Report of the Committee against Torture on the Situation in Turkey, UN Doc. A/48/44/Add.1, 15November 1993, § 48; European Court of Human Rights, Aksoy v. Turkey, Judgement, 18 December 1996, Reports of Judgements and Decisions 1996-VI, § 83.
[59]Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (выше, прим. 40), Принцип 17.