Норма 98. Насильственные исчезновения

Норма 98. Насильственные исчезновения запрещены.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 32, раздел K.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
В договорах по международному гуманитарному праву не упоминается термин «насильственное исчезновение» как таковой. Однако насильственное исчезновение нарушает или угрожает нарушить ряд обычных норм международного гуманитарного права, в особенности запрещение произвольного лишения свободы (см. Норму 99), запрещение пыток и другого жестокого или бесчеловечного обращения (см. Норму 90) и запрещение убийства (см. Норму 89). Кроме того, во время международных вооружённых конфликтов действуют подробные требования, касающиеся регистрации, посещений и передачи информации в отношении лиц, лишённых свободы, которые направлены, среди прочего, на предотвращение насильственных исчезновений (см. главу 37). Во время немеждународных вооружённых конфликтов от сторон также требуется принимать меры для предотвращения исчезновений, включающие регистрацию лиц, лишённых свободы (см. Норму 123). Это запрещение также следует рассматривать в свете нормы, требующей уважения к семейной жизни (см. Норму 105), и нормы, в которой говорится о том, что каждая сторона в конфликте должна принимать все возможные меры к тому, чтобы выяснить судьбу лиц, пропавших без вести в результате вооружённого конфликта, и предоставить членам их семей имеющуюся у этих сторон информацию о судьбе этих лиц (см. Норму 117). Суммарным следствием этих норм является тот факт, что явление «насильственного исчезновения» запрещено международным гуманитарным правом.
Хотя включение запрещения насильственных исчезновений в военные уставы и наставления, а также в национальное законодательство находится на ранних стадиях, это запрещение в прямой форме предусматривается в военных уставах и наставлениях Индонезии, Колумбии, Перу и Сальвадора[1] . Законодательство многих государств также конкретно запрещает подобные действия[2].
На XXIV Международной конференции Красного Креста в 1981 г. было указано, что насильственные исчезновения «означают нарушения основных прав человека, таких как право на жизнь, свободу и личную безопасность, право не быть подвергнутым пыткам или жестокому, бесчеловечному или унизительному обращению, право не быть произвольно арестованным или задержанным, а также право на справедливый и открытый суд»[3]. XXV Международная конференция Красного Креста в 1986 г. осудила «любые действия, ведущие к насильственному или недобровольному исчезновению лиц или групп лиц»[4]. План действий на 2000–2003 г., принятый в 1999 г. XXVII Международной конференцией Красного Креста и Красного Полумесяца, призывал все стороны в вооружённом конфликте принимать эффективные меры, направленные на то, чтобы обеспечить «отдание строгих приказов для предотвращения всех серьёзных нарушений международного гуманитарного права, в том числе ... насильственных исчезновений»[5]. Все эти резолюции были приняты на основе консенсуса.
Не было обнаружено официальной практики, противоречащей данной норме, в том смысле, что ни одно государство не утверждало, что имеет право осуществлять акты исчезновения людей. Кроме того, предполагаемые случаи насильственных исчезновений обычно осуждаются государствами и ООН. Исчезновения во время конфликта в бывшей Югославии, например, были осуждены при обсуждении их в Совете Безопасности ООН в 1995 г. Ботсваной, Гондурасом и Индонезией[6]. Они осуждались в резолюциях, принятых на основе консенсуса Советом Безопасности ООН и Комиссией ООН по правам человека[7]. Генеральная Ассамблея ООН также осудила насильственные исчезновения в бывшей Югославии в резолюции, принятой в 1995 г.[8] Генеральная Ассамблея вновь осудила насильственные исчезновения в резолюции о Судане, принятой в 2000 г.[9]
Согласно Статуту Международного уголовного суда, систематическое насильственное исчезновение людей является преступлением против человечности[10]. Межамериканская конвенция о насильственном исчезновении лиц также запрещает насильственные исчезновения как «тяжкое и ужасное преступление против достоинства, присущего человеку», и указывает, что оно «нарушает многочисленные неотчуждаемые и важнейшие права человека»[11]. Декларация ООН о защите всех лиц от насильственных исчезновений, принятая на основе консенсуса, предусматривает, что насильственные исчезновения являются нарушением права на признание правосубъектности личности, права на свободу и безопасность личности и права не подвергаться пыткам и другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания, а также нарушают право на жизнь или представляют собой серьёзную угрозу этому праву[12].
Важно, что в деле Купрешкича в 2000 г. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии признал, что насильственное исчезновение можно характеризовать как преступление против человечности, хотя оно не было включено в перечень таких преступлений в Уставе Трибунала. Трибунал принял во внимание тот факт, что насильственные исчезновения составляют нарушение нескольких прав человека и запрещаются Декларацией ООН о защите всех лиц от насильственных исчезновений и Межамериканской конвенцией о насильственном исчезновении лиц. Поэтому он постановил, что они подпадают под категорию «другие бесчеловечные действия», предусмотренную статьёй 5(i) его Устава[13].
Кроме того, региональные органы по правам человека в нескольких случаях признали, что насильственные исчезновения нарушают несколько прав. Например, Межамериканские комиссия и Суд по правам человека постановили, что насильственные исчезновения нарушают право на свободу и личную безопасность, право на справедливое судебное разбирательство и право на жизнь[14]. Кроме того, как указано в Декларации ООН о защите всех лиц от насильственных исчезновений, последние причиняют тяжкие страдания не только жертвам, но и их семьям[15]. Комитет ООН по правам человека и Европейский суд по правам человека также постановили, что насильственное исчезновение близкого родственника является бесчеловечным обращением с членами его семьи[16]. Комитет ООН по правам человека также подчеркнул в своём Общем комментарии к статье 4 Международного пакта о гражданских и политических правах, что от запрещения похищений и непризнанного содержания под стражей не может быть отступлений, и указал, что «абсолютный характер этих запрещений, даже во время чрезвычайных ситуаций, оправдан их статусом норм общего международного права»[17]. Поэтому следует отметить, что, хотя преступлением против человечества являются широкомасштабные или систематические насильственные исчезновения, любой случай насильственного исчезновения является нарушением международного гуманитарного права и права прав человека.
Существует обширная практика, указывающая на то, что запрещение насильственных исчезновений включает в себя обязанность расследовать случаи предполагаемых насильственных исчезновений[18]. Обязанность предотвращать насильственные исчезновения также подкрепляется требованием регистрировать данные лиц, лишённых свободы (см. Норму 123).
[1]Colombia, Basic Military Manual (там же, § 2385); El Salvador, Human Rights Charter of the Armed Forces (там же, § 2386); Indonesia, Directive on Human Rights in Irian Jaya and Maluku (там же, § 2387); Peru, Human Rights Charter of the Security Forces (там же, § 2388).
[2]См., например, законодательство Австралии (там же, § 2390), Азербайджана (там же, § 2391), Армении (там же, § 2389), Беларуси (там же, § 2392), Великобритании (там же, § 2407), Германии (там же, § 2398), Канады (там же, § 2394), Конго (там же, § 2395), Мали (там же, § 2399), Нигера (там же, § 2401), Нидерландов (там же, § 2400), Новой Зеландии (там же, § 2402), Парагвая (там же, § 2404), Перу (там же, § 2405), Сальвадора (там же, § 2396) и Франции (там же, § 2397); см. также проекты законодательства Бурунди (там же, § 2393), Никарагуа (там же, § 2403) и Тринидада и Тобаго (там же, § 2406).
[3]24th International Conference of the Red Cross, Res. II (там же, § 2433).
[4]25th International Conference of the Red Cross, Res. XIII (там же, § 2434).
[5]27th International Conference of the Red Cross and Red Crescent, Res. I (adopted by consensus) (там же, § 2436).
[6]См. заявления Ботсваны (там же, § 2410), Гондураса (там же, § 2412) и Индонезии (там же, § 2413).
[7]Резолюция 1034 Совета Безопасности ООН, 21 декабря 1995 г., § 2; UN Commission on Human Rights, Res. 1994/72, 9 March 1994, § 5, and Res. 1996/71, 23 April 1996, § 1.
[8]Резолюция 50/193 Генеральной Ассамблеи ООН, 22 декабря 1995 г., § 4. Резолюция была принята 114 голосами «за», при одном голосе «против» и 20 воздержавшихся. Однако объяснение голосования России, которая голосовала против резолюции, показывает, что она не возражала против принципа осуждения насильственных исчезновений, но считала, что резолюция является слишком односторонней. См. заявление России в Третьем комитете Генеральной Ассамблеи ООН, Док. ООН A/C.3/50/SR.58, 14 декабря 1995 г., § 17.
[9]Резолюция 55/116 Генеральной Ассамблеи ООН, 4 декабря 2000 г., § 2(ii). Резолюция была принята 85 голосами «за», при 32 голосах «против» и 49 воздержавшихся. Однако в объяснениях голосования, данных Канадой, Бангладеш, Ливией, Таиландом и США, нет указания на несогласие с принципом, который здесь обсуждается; см. объяснения голосования этих государств, представленные в Третьем комитете Генеральной Ассамблеи ООН, 10 октября 2000 г., Док. ООН A/C.3/55/SR.55, 29 ноября 2000 г., § 138 (Канада), § 139 (США), § 146 (Бангладеш), § 147 (Таиланд) и § 148 (Ливия).
[10]Статут МУС, статья 7(1)(i). Статья 7(2)(i) определяет насильственное исчезновение как «арест, задержание или похищение людей государством или политической организацией или с их разрешения, при их поддержке или с их согласия, при последующем отказе признать такое лишение свободы или сообщить о судьбе или местонахождении этих людей с целью лишения их защиты со стороны закона в течение длительного периода времени».
[11]Inter-American Convention on the Forced Disappearance of Persons, preamble (т. II, гл. 32, § 2371); см. также UN Commission on Human Rights, Res. 2001/46, 23 April 2001, preamble and §§ 5–7; Всемирная конференция по правам человека, Вена, 14–25 июня 1993 г., Венская декларация и Программа действий, Док. ООН A/CONF.157/23, 12 июня 1993 г., § 1(30).
[12]Декларация ООН о защите всех лиц от насильственных исчезновений, статья 1.
[13]ICTY, Kupreškić case, Judgement (т. II, гл. 32, § 2437).
[14]См., например, Inter-American Commission on Human Rights, Case 9466 (Peru) (там же, § 2446), Case 9786 (Peru) (там же, § 2448) and Third report on the human rights situation in Colombia (там же, § 2449) and Inter-American Court of Human Rights, Velásquez Rodriguez case (там же, § 2450); см. также African Commission on Human and Peoples' Rights, Mouvement Burkinabé des Droits de I’Homme et des Peuples v. Burkina Faso (нарушение права на признание правосубъектности личности, права на свободу и личную безопасность) (там же, § 2441).
[15]Декларация ООН о защите всех лиц от насильственных исчезновений, статья 1(2).
[16]UN Human Rights Committee, Quinteros v. Uruguay (т. II, гл. 32, § 2439), Lyashkevich v. Belarus (там же, § 2440); European Court of Human Rights, Kurt v. Turkey (там же, § 2442), Timurtas v. Turkey (там же, § 2443) and Cyprus case (там же, § 2444).
[17]UN Human Rights Committee, General Comment No. 29 (Article 4 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 24 July 2001, § 13(b).
[18]См., например, Декларацию ООН о защите всех лиц от насильственных исчезновений, статья 13; Inter-American Convention on the Enforced Disappearance on Persons, Article 12 (т. II, гл. 32, § 2481); практику Аргентины (Национальная комиссия по лицам, пропавшим без вести) (там же, § 2489), Чили (Специальная группа) (там же, § 2411), Хорватии (Комиссия по розыску лиц, пропавших без вести во время военных действий в Республике Хорватия) (там же, § 2490), Филиппин (Специальная группа по насильственным исчезновениям) (там же, § 2492), Шри-Ланки (Комиссия по расследованию недобровольных перемещений или исчезновений лиц в некоторых провинциях) (там же, § 2414), бывшей Югославии (Объединённая комиссия по розыску пропавших без вести и останков погибших) (там же, § 2485) и Ирака, с одной стороны, и Великобритании, Кувейта, Саудовской Аравии, США и Франции, с другой стороны (Трёхсторонняя комиссия, учреждённая под эгидой МККК) (там же, § 2514); UN Human Rights Committee, General Comment No. 6 (Article 6 of the International Covenant on Civil and Political Rights) (там же, § 2505) and Quinteros v. Uruguay (там же, § 2505); Генеральная Ассамблея ООН, Резолюция 40/140, 13 декабря 1985 г., § 6; UN Commission on Human Rights, Res. 2001/46, 23 April 2001, preamble and §§ 5–7; 24th International Conference of the Red Cross, Res. II (т. II, гл. 32, § 2503); Всемирная конференция по правам человека, Вена, 14–25 июня 1993 г., Венская декларация и Программа действий, Док. ООН A/CONF.157/23, 12 июня 1993 г., § II(62); European Court of Human Rights, Kurt v. Turkey (т. II, гл. 32, § 2506), Timurtas v. Turkey (там же, § 2507) and Cyprus case (там же, § 2508); Inter-American Court of Human Rights, Velásquez Rodriguez case (там же, § 2512).