Норма 92. Причинение увечий, медицинские, научные или биологические эксперименты

Норма 92. Запрещается наносить увечья, а также проводить медицинские или научные эксперименты или какие-либо иные медицинские процедуры, которые не требуются по состоянию здоровья соответствующего лица и не соответствуют общепринятым медицинским нормам.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 32, раздел F.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Запрещение нанесения увечий было признано ещё в Кодексе Либера[1]. Общая статья 3 Женевских конвенций запрещает наносить «увечья» гражданским лицам и лицам, вышедшим из строя[2]. Нанесение увечий также запрещается конкретными положениями Третьей и Четвёртой Женевских конвенций[3]. Кроме того, запрещение нанесения увечий признаётся как одна из основных гарантий для гражданских лиц и лиц, вышедших из строя, в Дополнительных протоколах I и II[4]. Нанесение увечий является военным преступлением во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов согласно Статуту Международного уголовного суда[5]. Оно также признаётся военным преступлением во время немеждународных вооружённых конфликтов в Уставах Международного уголовного трибунала по Руанде и Специального суда по Сьерра-Леоне[6].
«Биологические опыты» запрещены Первой и Второй Женевскими конвенциями, а Третья и Четвёртая Женевские конвенции запрещают «медицинские и научные опыты», которые не вызываются необходимостью врачебного лечения соответствующего лица[7]. Проведение «биологических экспериментов» на лицах, пользующихся защитой Женевских конвенций, является серьёзным нарушением и военным преступлением по Статуту Международного уголовного суда и Уставу Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии[8]. Дополнительный протокол I запрещает «медицинские или научные эксперименты»[9]. В деле Брандта («Медицинский суд») в 1947 г. Военный трибунал США в Нюрнберге осудил 16 лиц за проведение медицинских экспериментов на военнопленных и гражданских лицах[10].
Дополнительный протокол I также запрещает подвергать лиц «какой бы то ни было медицинской процедуре, которая не требуется по состоянию здоровья указанного лица и не соответствует общепринятым медицинским нормам», и объявляет такие медицинские процедуры серьёзным нарушением Протокола, если они серьёзно угрожают физическому или психическому состоянию или неприкосновенности соответствующего лица[11]. Дополнительный протокол II содержит такое же запрещение, касающееся лиц, лишённых свободы по причинам, связанным с вооружённым конфликтом[12].
Согласно Статуту Международного уголовного суда, совершение над лицами, которые находятся во власти противной стороны, «медицинских или научных экспериментов любого рода, которые не оправданы необходимостью медицинского, зубоврачебного или больничного лечения соответствующего лица и не осуществляются в его интересах и которые вызывают смерть или серьёзно угрожают здоровью такого лица или лиц», является военным преступлением во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов[13].
Во многих военных уставах и наставлениях содержится запрещение нанесения физических увечий, проведения медицинских или научных экспериментов или любых других медицинских процедур, которые не требуются по состоянию здоровья пациента и не соответствуют общепринятым медицинским нормам[14]. Это запрещение также содержится в законодательстве многих стран[15].
В большинстве международных документов, официальных заявлений и прецедентном праве, относящихся к военным преступлениям, содержится это запрещение без конкретного упоминания о возможном исключении из него в том случае, если содержащееся под стражей лицо дало согласие на конкретную процедуру[16]. Этот вопрос затрагивался при обсуждении Элементов преступлений для Международного уголовного суда. Конференция пришла к выводу, что запрещение является абсолютным, поскольку содержащееся под стражей лицо не может дать имеющее силу согласие[17].
Запрещение нанесения увечий не выражается в тех же словах в договорах по правам человека, но оно как бы включено в запрещение пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего обращения, отступления от которого не допускаются. Что касается запрещения медицинских или научных опытов, оно в прямой (форме включено в статью 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, которая запрещает пытки и жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, от которого невозможны отступления[18]. Комитет ООН по правам человека в своём Общем комментарии к статье 7 указывает, что особая защита от таких опытов необходима для лиц, которые не в состоянии дать имеющее силу согласие, в частности лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме[19]. Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было (форме, принятый Генеральной Ассамблеей ООН на основе консенсуса, запрещает подвергать задержанное или находящееся в заключении лицо даже с его согласия каким-либо медицинским или научным опытам, могущим повредить его здоровью[20]. Европейский суд по правам человека постановил, что те медицинские меры, принимаемые к содержащемуся под стражей лицу, которые необходимы для его лечения, не могут считаться бесчеловечными или оскорбительными»[21].
[1]Lieber Code, Article 56 (т. II, гл. 32, § 1423).
[2]Женевские конвенции, общая статья 3.
[3]Третья Женевская конвенция, статья 13; Четвёртая Женевская конвенция, статья 32.
[4]Дополнительный протокол I, статья 75(2) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 4(2) (принята на основе консенсуса).
[5]Статут МУС, статья 8(2)(b)(x) и (e)(xi).
[6]Устав МУТР, статья 4(а); Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 3.
[7]Первая Женевская конвенция, статья 12; Вторая Женевская конвенция, статья 12; Третья Женевская конвенция, статья 13; Четвёртая Женевская конвенция, статья 32.
[8]Статут МУС, статья 8(2)(а)(ii); Устав МУТЮ, статья 2(b).
[9]Дополнительный протокол I, статья 11(2) (принята на основе консенсуса).
[10]United States, Military Tribunal at Nuremberg, In re Brandt and Others (Medical Trial) case (т. II, гл. 32, § 1538).
[11]Дополнительный протокол I, статья 11(1) и (4) (принята на основе консенсуса).
[12]Дополнительный протокол II, статья 5(2)(е) (принята на основе консенсуса).
[13]Статут МУС, статья 8(2)(b)(x) и (e)(xi).
[14]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 32, §§ 1434–1435), Аргентины (там же, §§ 1432–1433), Бельгии (там же, § 1436), Боснии и Герцеговины (там же, § 1437), Буркина-Фасо (там же, § 1438), Великобритании (там же, §§ 1459–1460), Германии (там же, § 1444), Израиля (там же, § 1445), Испании (там же, § 1456), Италии (там же, § 1446), Канады (там же, § 1439), Марокко (там же, § 1447), Нигерии (там же, §§ 1450–1451), Нидерландов (там же, § 1448), Новой Зеландии (там же, § 1449), России (Руководство 1990 г., § 8(д)), Сенегала (т. II, гл. 32, §§ 1453–1454), США (там же, §§ 1461–1464), Франции (там же, §§ 1441–1443), Швейцарии (там же, § 1458), Швеции (там же, § 1457), Эквадора (там же, § 1440) и ЮАР (там же, § 1455).
[15]См., например, законодательство (там же, §§ 1465–1533).
[16]См. Первая Женевская конвенция, статья 50; Вторая Женевская конвенция, статья 51; Третья Женевская конвенция, статья 130; Четвёртая Женевская конвенция, статья 147; Дополнительный протокол I, статьи 11 и 85 (приняты на основе консенсуса); Статут МУС, статья 8(2)(а)(н), (b)(x) и (e)(xi); Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 3; United States, Concurrent resolution of the Congress (т. II, гл. 32, § 1543); Chile, Appeal Court of Santiago, Videla case (там же, § 1534); Poland, Supreme National Tribunal at Poznan, Hoess trial (там же, § 1536); United States, Military Tribunal at Nuremberg, Milch case (там же, § 1537) and Brandt (The Medical Trial) case (там же, §1538); United States, Court of Military Appeals, Schultz case (там же, § 1539).
[17]Элементы преступлений для МУС, Определение нанесения физических увечий, медицинских или научных экспериментов, которые не оправданы необходимостью медицинского, зубоврачебного или больничного лечения соответствующего лица и не осуществляются в его интересах, как военных преступлений (примечание 46, касающееся статьи 8(2)(b)(x), и примечание 68, касающееся статьи 8 (2)(e)(xi) Статута МУС).
[18]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 7.
[19]UN Human Rights Committee, General Comment No. 20 (Article 7 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 10 March 1992, § 7.
[20]Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (выше, прим. 40), Принцип 22.
[21]European Court of Human Rights, Herczegfalvy v. Austria (т. II, гл. 32, § 1550). Суд постановил, что принудительное введение пищи или лекарств буйному и психически больному пациенту, который объявил голодовку, не является нарушением статьи 3 Европейской конвенции о правах человека.