Норма 90. Пытки, жестокое, бесчеловечное или унижающее обращение

Норма 90. Запрещаются пытки, жестокое или бесчеловечное обращение и посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 32, раздел D.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Запрещение пыток признавалось ещё в Кодексе Либера[1]. «Истязания» гражданских лиц и военнопленных были включены в перечень военных преступлений в Уставе Международного уголовного трибунала в Нюрнберге[2]. Общая статья 3 Женевских конвенций запрещает «жестокое обращение и пытки», «посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение» с гражданскими лицами и лицами, вышедшими из строя[3]. Пытки и жестокое обращение также запрещены конкретными положениями четырёх Женевских конвенций[4]. Кроме того, «пытки или бесчеловечное обращение» и «умышленное причинение сильных страданий или серьёзных телесных повреждений или ущерба здоровью» являются серьёзными нарушениями Женевских конвенций и военными преступлениями согласно Статуту Международного уголовного суда[5].
Запрещение пыток и посягательства на человеческое достоинство, в частности оскорбительного и унижающего обращения, признаётся одной из основных гарантий для гражданских лиц и лиц, вышедших из строя, в Дополнительных протоколах I и II[6]. Пытки, жестокое обращение и посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение, являются военными преступлениями во время немеждународных вооружённых конфликтов согласно Статуту Международного уголовного суда, Уставам Международного уголовного трибунала по Руанде и Специального суда по Сьерра-Леоне[7].
Запрещение пыток, жестокого и бесчеловечного обращения и посягательства на человеческое достоинство содержится во многих военных уставах и наставлениях[8]. Это запрещение также закреплено в законодательстве множества государств[9]. Оно подтверждается внутригосударственным прецедентным правом[10], а также международным прецедентным правом[11]. Оно также подкрепляется официальными заявлениями и другой практикой[12]. Прецедентное право Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии в деле Фурунджия и Кунараца также свидетельствует о том, что запрещение пыток является нормой обычного права во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов[13].
Утверждаемое применение пыток, жестокое или бесчеловечное обращение, будь то во время международных или немеждународных вооружённых конфликтов, неизменно осуждалось Советом Безопасности ООН, Генеральной Ассамблеей ООН и Комиссией ООН по правам человека, а также региональными организациями и Международными конференциями Красного Креста и Красного Полумесяца[14]. Обвинения в подобных действиях обычно отрицаются соответствующими властями[15].
Запрещение пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего обращения или наказания можно найти в общих договорах по правам человека[16], а также в специальных договорах, которые предназначены для предотвращения и наказания подобных действий[17]. Согласно этим документам, отступления от данного запрещения не допускаются.
Элементы преступлений для Международного уголовного суда предусматривают, что военное преступление в виде пытки состоит в том, чтобы причинить «сильную физическую или психическую боль или страдания» в таких целях, как «получение информации или признания, наказание, запугивание или принуждение, или же по какой-либо причине, основанной на дискриминации любого рода»[18]. В отличие от права прав человека, например, статьи 1 Конвенции против пыток, Элементы преступлений не требуют, чтобы такие боль или страдания причинялись «государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия».
В начале своей работы в деле Делалича и деле Фурунджия в 1998 г. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии счёл определение, содержащееся в статье 1 Конвенции против пыток, частью обычного международного права, применимого во время вооружённого конфликта[19]. Однако впоследствии, в 2001 г., Трибунал заключил, что «определение пытки по международному гуманитарному праву не включает в себя те же элементы, что определение пытки, обычно применяемое в соответствии с правом прав человека». В частности, Трибунал постановил, что «присутствие государственного должностного лица или другого лица, обладающего властью, при процессе пытки не обязательно для того, чтобы преступление считалось пыткой в соответствии с международным гуманитарным правом». Он определил пытку как намеренное причинение, путём действия или бездействия, сильной боли или страданий, физических или психических, с целью получить информацию или признание, наказать, запугать или принудить жертву или третье лицо, или осуществить дискриминацию любого рода в отношении жертвы или третьего лица[20].
Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии, а также региональные органы по правам человека, установили, что изнасилование может являться пыткой[21]. О запрещении изнасилования и других форм сексуального насилия смотри Норму 93.
Термин «бесчеловечное обращение» определяется в Элементах преступлений для Международного уголовного суда, как причинение «сильной физической или психической боли или страданий»[22]. Элемент, отличающий бесчеловечное обращение от пытки, заключается в отсутствии требования, чтобы такое обращение имело конкретную цель. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии использовал более широкое определение, установив, что бесчеловечное обращение «вызывает серьёзные психические или физические страдания или является серьёзным ударом по человеческому достоинству»[23]. Элемент «серьёзного удара по человеческому достоинству» не был включён в определение бесчеловечного обращения в Элементах преступлений для Международного уголовного суда, поскольку военное преступление в виде «посягательства на человеческое достоинство» охватывает такие удары[24].
В своей работе органы по правам человека применяют определение, сходное с тем, которое использовано в Элементах преступлений для Международного уголовного суда, подчёркивая силу физической или психической боли или страданий. Они признали нарушениями запрещения бесчеловечного обращения случаи активного дурного обращения, а также случаи очень плохих условий содержания под стражей[25] и случаи одиночного заключения[26]. Отсутствие необходимой пищи, воды или медицинской помощи у лиц, содержащихся под стражей, также было сочтено бесчеловечным обращением[27].
Понятие «посягательства на человеческое достоинство» определяется в Элементах преступлений для Международного уголовного суда как действие, которое оскорбляет, унижает или иным образом попирает достоинство человека в такой степени, «что, по всеобщему признанию, его следует считать посягательством на человеческое достоинство». Далее Элементы преступлений предусматривают, что унижающее обращение может распространяться на умерших, и что потерпевший не обязательно должен сам сознавать, что подвергся оскорблению[28]. Последнее замечание было сделано, чтобы включить в Элементы намеренное оскорбление лиц, находящихся без сознания или умственно отсталых. В Элементах преступлений также добавляется, что должны учитываться соответствующие аспекты культурной принадлежности лица, тем самым, действие нормы распространяется, например, на обращение, оскорбительное для лиц, принадлежащих к конкретной национальности или религии.
Понятие «унижающего обращения» определяется Европейской комиссией по правам человека как обращение или наказание, которое «грубо унижает потерпевшего перед другими или заставляет заключённого действовать против его воли или совести»[29].
[1]Lieber Code, Article 16 (там же, § 1010).
[2]Устав Нюрнбергского трибунала, статья 6(b).
[3]Женевские конвенции, общая статья 3.
[4]Первая Женевская конвенция, статья 12, ч. 2 («пытки»); Вторая Женевская конвенция, статья 12, ч. 2 («пытки»); Третья Женевская конвенция, статья 17, ч. 4 («физические или моральные пытки»), статья 87, ч. 3 («пытки или проявления жестокости»), статья 89 («бесчеловечные, жестокие или опасные для здоровья» дисциплинарные взыскания); Четвёртая Женевская конвенция, статья 32 («пытки» и «другое грубое насилие»).
[5]Первая Женевская конвенция, статья 50; Вторая Женевская конвенция, статья 51; Третья Женевская конвенция, статья 130; Четвёртая Женевская конвенция, статья 147; Статут МУС, статья 8(2)(а)(ii) и (iii) и (c)(i).
[6]Дополнительный протокол I, статья 75(2) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 4(2) (принята на основе консенсуса).
[7]Статут МУС, статья 8(2)(с)(i) и (ii); Устав МУТР, статья 4(а) и (е); Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 3(a) и (e).
[8]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 32, §§ 1041–1042), Аргентины (там же, §§ 1039–1040), Бельгии (там же, §§ 1043–1044), Бенина (там же, § 1045), Боснии и Герцеговины (там же, § 1046), Буркина-Фасо (там же, § 1047), Великобритании (там же, §§ 1094–1095), Венгрии (там же, § 1065), Германии (там же, § 1064), Доминиканской Республики (там же, § 1056), Израиля (там же, § 1069), Индии (там же, § 1066), Индонезии (там же, §§ 1067–1068), Испании (там же, § 1088), Италии (там же, § 1070), Канады (там же, §§ 1048–1049), Кении (там же, § 1071), Китая (там же, § 1050), Колумбии (там же, §§ 1051–1052), Конго (там же, § 1053), Мадагаскара (там же, § 1072), Мали (там же, § 1073), Марокко (там же, § 1074), Нигерии (там же, §§ 1078–1079), Нидерландов (там же, § 1075), Никарагуа (там же, § 1077), Новой Зеландии (там же, § 1076), Перу (там же, § 1080), России (Руководство 1990 г., §§ 5(6) и 8(а)), Румынии (т. II, гл. 32, § 1083), Сальвадора (там же, §§ 1058–1059), Сенегала (там же, §§ 1085–1086), США (там же, §§ 1096–1100), Того (там же, § 1092), Уганды (там же, § 1093), Филиппин (там же, §§ 1081–1082), Франции (там же, §§ 1060–1063), Хорватии (там же, §§ 1054–1055), Швейцарии (там же, § 1091), Швеции (там же, §§ 1089–1090), Эквадора (там же, § 1057) и ЮАР (там же, § 1087).
[9]См., например, законодательство (там же, §§ 1101–1215).
[10]См., например, Australia, Military Court at Rabaul, Baba Masao case (там же, § 1216); Australia, Military Court at Rabaul, Tanaka Chuichi case (там же, § 1217); Bosnia and Herzegovina, Cantonal Court in Tuzla, Drago case (там же, § 1218); Canada, Court Martial Appeal Court, Brocklebank case (там же, § 1219); Chile, Appeal Court of Santiago, Benado Medwinsky case (там же, § 1220); Chile, Appeal Court of Santiago, Videla case (там же, § 1221); China, War Crimes Military Tribunal of the Ministry of National Defence at Nanking, Takashi Sakai case (там же, § 1216); Colombia, Constitutional Court, Constitutional Case No. C-225/95 (там же, § 1222); Israel, District Court of Jerusalem, Eichmann case (там же, § 1216); Israel, Supreme Court, Eichmann case (там же, § 1223); Israel, High Court, General Security Service case (там же, § 1224); Netherlands, Temporary Court-Martial at Makassar, Motomura case (там же, § 1216) and Notomi Sueo case (там же, § 1216); Norway, Court of Appeal, Bruns case (там же, § 1216); United Kingdom, Military Court at Hanover, Heering case (там же, § 1225); United States, Military Tribunal at Nuremberg, List (Hostages Trial) case (там же, § 1216); United States, District Court of the Eastern District of New York, Filartiga case (там же, § 1226).
[11]См., например, ICJ, Nicaragua case (Merits), Judgement (там же, § 1278); ICTY, Tadić case, Second Amended Indictment and Judgement (там же, § 1279), Mrksić case, Initial Indictment (там же, § 1280), Delalić case, Judgement (там же, § 1281), Furundžija case, Judgement (там же, § 1282), Jelisić case, Judgement (там же, § 1283), Kupreškić case, Judgement (там же, § 1284), Blaškić case, Judgement (там же, § 1285), Kunarac case, Judgement (там же, § 1286) and Kordić and Čerkez case, Judgement (там же, § 1287).
[12]См., например, заявления Египта (там же, § 1230), Нидерландов (там же, § 1233) и США (там же, §§ 1234–1238), практику Азербайджана (там же, § 1228), Китая (там же, § 1229), Франции (там же, § 1231) и Югославии (там же, § 1241).
[13]ICTY, Furundžija case, Judgement (там же, § 1282) and Kunarac case, Judgement (там же, § 1286).
[14]См., например, Резолюции Совета Безопасности ООН 674, 29 октября 1990 г., преамбула и § 5; 770, 13 августа 1992 г., § 3; 771, 13 августа 1992 г., преамбула и § 3; 1072, 30 августа 1996 г., преамбула; Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 2547 (XXIV), 11 декабря 1969 г., §§ 2–3 и 7; 3103 (XXVIII), 12 ноября 1974 г., § 4; 3318 (XXIX), 14 декабря 1974 г., §§ 4 и 5; 34/93 H, 12 декабря 1979 г., §§ 1 и 4; 41/35, 10 ноября 1986, §§ 6–9 и 13; 50/193, 22 декабря 1995 г., §§ 4–5; 53/164, 9 декабря 1998 г., § 8; UN Commission on Human Rights, Res. 1989/67, 8 March 1989, § 11; Res. 1990/53, 6 March 1990, § 5; 1991/67, 6 March 1991, § 5; 1991/78, 6 March 1991, § 6; 1992/60, 3 March 1992, § 3; 1992/68, 4 March 1992, § 6; 1994/72, 9 March 1994, § 5; 1996/71, 23 April 1996, § 1; 1996/73, 23 April 1996, § 15; 21st International Conference of the Red Cross, Res. XI (т. II, гл. 32, § 1270); 23d International Conference of the Red Cross, Res. XIV (там же, § 1271); 24th International Conference of the Red Cross, Res. XIV (там же, § 1272); 25th International Conference of the Red Cross, Res. X (там же, § 1273).
[15]См., например, практику, описанную в архивных документах МККК (там же, §§ 1243–1244 и 1246–1247).
[16]См. Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 7; Европейская конвенция о правах человека, статья 3; Американская конвенция о правах человека, статья 5(2); Африканская хартия прав человека и народов, статья 5; Конвенция о правах ребёнка, статья 37(а).
[17]См. Конвенцию против пыток, 1985 Inter-American Convention to Prevent and Punish Torture (т. II, гл. 32, § 1000), and 1987 European Convention for the Prevention of Torture (там же, § 1001).
[18]Элементы преступлений для МУС, Определение пытки как военного преступления (Статут МУС, статья 8(2)(а)(ii) и c(i)).
[19]ICTY, Delalić case, Judgement (т. II, гл. 32, § 1328) and Furundžija case, Judgement (там же, § 1329).
[20]ICTY, Kunarac case, Judgement (там же, § 1332).
[21]См., например, ICTY, Delalić case, Judgement (там же, §§ 1328 и 1731); European Court of Human Rights, Aydin v. Turkey (там же, §§ 1344 и 1741); Inter-American Commission on Human Rights, Case 10.970 (Peru) (там же, §§ 1349 и 1743).
[22]Элементы преступлений для МУС, Определение бесчеловечного обращения как военного преступления (Статут МУС, статья 8(2)(а)(ii)).
[23]См. ICTY, Delalić case, Judgement (т. II, гл. 32, § 1328) and Kordić and Čerkez case, Judgement (там же, § 1330).
[24] Knut Dörmann, Elements of War Crimes under the Rome Statute of the International Criminal Court: Sources and Commentary, Cambridge University Press, 2003, pp. 63–64.
[25]См., например, UN Human Rights Committee, Amendola Massiotti and Baritussio v. Uruguay (т. II, гл. 32, § 1334) and Deidrick v. Jamaica (там же, § 1335); African Commission on Human and Peoples' Rights, Civil Liberties Organisation v. Nigeria (151/96) (там же, § 1338); European Commission of Human Rights, Greek case (там же, § 1339).
[26] См., например, UN Human Rights Committee, General Comment No. 20 (Article 7 of the International Covenant on Civil and Political Rights) (там же, § 1333); Gomez de Voituret v. Uruguay (там же, § 1333) and Espinoza de Polay v. Peru (там же, § 1333); European Committee for the Prevention of Torture, Second General Report (там же, § 1346); Inter-American Court of Human Rights, Velásquez Rodriguez case (там же, § 1347); Inter-American Court of Human Rights, Castillo Petruzzi and Others case (там же, § 1351).
[27]UN Human Rights Committee, Essono Mika Miha v. Equatorial Guinea, Communication No. 414/1990, 8 July 1994, § 6.4; UN Human Rights Committee, Williams v. Jamaica, Communication No. 609/1995, § 6.5; European Court of Human Rights, Keenan v. United Kingdom, Judgement, 3 April 2001, § 115; African Commission on Human and Peoples' Rights, Civil Liberties Organisation v. Nigeria, Communication No. 151/96, 15 November 1999, § 27.
[28]Элементы преступлений для МУС, Определение посягательства на человеческое достоинство, в частности оскорбительного и унижающего обращения, как военного преступления (Статут МУС, статья 8(2)(b)(xxi) и c(ii)).
[29]European Commission of Human Rights, Greek case (т. II, гл. 32, § 1339).