Норма 9. Определение гражданских объектов

Норма 9. Гражданскими объектами являются все те объекты, которые не являются военными объектами.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 2, раздел С.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Определение гражданских объектов следует рассматривать в сочетании с определением военных объектов: лишь те объекты, которые классифицируются как военные объекты, могут подвергаться нападениям; другие объекты пользуются защитой от нападения.
Это определение гражданских объектов закреплено в статье 52(1) Дополнительного протокола I, в отношении которой не было сделано никаких оговорок[2]. На Дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы, Мексика заявила, что статья 52 Дополнительного протокола I столь важна, что она не должна «быть предметом каких-либо оговорок, поскольку, в противном случае, она будет несовместима с целями и задачами Протокола I и подорвет его основу»[3]. Это же определение использовалось в последующих договорах: в Протоколе II, Протоколе II с поправками и Протоколе III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия[4]. При подписании Статута Международного уголовного суда Египет заявил, что термин «гражданские объекты» в Статуте следует понимать в соответствии с определением, содержащимся в Дополнительном протоколе I[5].
Это определение гражданских объектов содержится во многих военных уставах и наставлениях[6], в том числе принадлежащих государствам, которые не являются или не являлись на момент их принятия участниками Дополнительного протокола I[7].
Хотя это определение не было включено в Дополнительный протокол II, впоследствии оно вошло в договорное право, применяемое в немеждународных вооружённых конфликтах, а именно, в Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия[8]. Это определение гражданских объектов также содержится в Протоколе III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, который стал применяться к немеждународным вооружённым конфликтам в соответствии с поправкой к статье 1 Конвенции, принятой на основе консенсуса в 2001 г.[9]
Это определение гражданских объектов также закреплено в военных уставах и наставлениях, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[10].
Практики, противоречащей данной норме, не было обнаружено ни в отношении международных, ни в отношении немеждународных вооружённых конфликтов в том смысле, что официально не выдвигалось никакого другого определения гражданских объектов. В некоторых военных уставах и наставлениях гражданские объекты определяются как «объекты, которые не используются в военных целях»[11]. Это определение не противоречит данной норме, но подчёркивает тот факт1, что гражданские объекты утрачивают своё право на защиту от нападений, если они используются в военных целях и в связи с таким использованием становятся военными объектами (см. Норму 10).
В практике государств гражданскими объектами prima facie считаются гражданские районы, города, деревни, жилые районы, жилища, здания, дома и школы[12], гражданские транспортные средства[13], больницы, медицинские учреждения и медицинские отделения[14], исторические памятники, места отправления культа и культурные ценности[15], а также окружающая среда[16], при условии, что, в конечном счёте, они не становятся военными объектами (см. Норму 10). Нападения на такие объекты обычно осуждаются[17].
[2]Дополнительный протокол I, статья 52(1) (принята 79 голосами при 7 воздержавшихся).
[3]Мексика, Заявление на Дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы (см. Акты Дипломатической конференции, т. VI, CDDH/SR.41, 26 мая 1977 г., с. 200).
[4]Протокол II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 2(5); Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 2(7); Протокол III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 1(4).
[5]Egypt, Declarations made upon signature of the ICC Statute (т. II, гл. 2, § 663).
[6]См., например, военные уставы и наставления Австралии, Аргентины, Великобритании, Испании, Камеруна, Канады, Кении, Колумбии, Мадагаскара, Нидерландов, США и ЮАР (там же, § 665), Бенина (там же, § 666), Италии (там же, § 670), США (там же, § 673), Того (там же, § 672), Франции (там же, § 669), Хорватии (там же, § 667), Швеции (там же, § 671), Эквадора (там же, § 668) и Югославии (там же, § 674).
[7]См., например, военные уставы и наставления Великобритании (там же, § 665), Кении (там же, § 665), США (там же, § 665) и Франции (там же, § 669).
[8]Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 2(7).
[9]Протокол III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 1(4).
[10]См., например, военные уставы и наставления Кении, Колумбии, Мадагаскара и ЮАР (т. II, гл. 2, § 665), Бенина (там же, § 666), Италии (там же, § 670), Того (там же, § 672), Хорватии (там же, § 667), Эквадора (там же, § 668) и Югославии (там же, § 674).
[11]См., например, военные уставы и наставления Бенина (там же, § 666), Италии (там же, § 670), Того (там же, § 672), Франции (там же, § 669) и Хорватии (там же, § 667).
[12]См. практику, там же, §§ 199–264.
[13]См. практику, там же, §§ 265–315.
[14]См. практику в т. II, гл. 7.
[15]См. практику в т. II, гл. 12.
[16]См. практику в т. II, гл. 14.
[17]См., например, заявления Великобритании (т. II, гл. 2, § 159), Египта (там же, § 146), ЕС и государств-членов ЕС, СССР и США (там же, § 147), Мозамбика (там же, § 152), Объединённых Арабских Эмиратов (там же, § 157), Словении (там же, § 155) и Хорватии (там же, § 145).