Норма 88. Недопустимость проведения неблагоприятного различия

Норма 88. При применении международного гуманитарного права запрещается проводить неблагоприятное различие, основанное на признаках расы, цвета кожи, пола, языка, религии или вероисповедания, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного статуса или на каких-либо других подобных критериях.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 32, раздел В.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Запрещение неблагоприятного различия в обращении с гражданскими лицами и лицами, вышедшими из строя, закреплено в общей статье 3 Женевских конвенций, а также в Третьей и Четвёртой Женевских конвенциях[1]. Оно признано в качестве одной из основных гарантий в Дополнительных протоколах I и II[2]. Это запрещение содержится во многих военных уставах и наставлениях[3]. Оно также поддерживается официальными заявлениями и другой практикой[4].
Понятие «неблагоприятного различия» подразумевает, что, хотя дискриминация запрещена, между лицами может проводиться различие, чтобы дать преимущество тем, кто наиболее срочно нуждается в помощи. В применение этого принципа между ранеными, больными и потерпевшими кораблекрушение не может проводиться различие по иным причинам, нежели медицинские (см. Норму 110). Другое его применение можно найти в статье 16 Третьей Женевской конвенции, которая предусматривает, что, «с учётом положений настоящей Конвенции, касающихся звания и пола», со всеми военнопленными следует обращаться одинаково, «за исключением случаев привилегированного режима», который может быть установлен для военнопленных «по состоянию их здоровья, по их возрасту или квалификации»[5]. Нет указаний на то, что неблагоприятное различие может быть законным в отношении некоторых норм, и ни одно государство не утверждало, что подобные исключения существуют.
В праве прав человека эквивалентом запрещения неблагоприятного различия является принцип отсутствия дискриминации. Запрещение дискриминации при применении права прав человека включено в Устав Организации Объединённых Наций и в основные договоры по правам человека[6]. Что касается отступлений от соблюдения права на отсутствие дискриминации, Комитет ООН по правам человека в своём Общем комментарии к статье 4 Международного пакта о гражданских и политических правах указал:
Хотя статья 26 или какое-либо иное положение Пакта, касающееся отсутствия дискриминации, ... не включены в содержащийся в статье 4 перечень положений, от которых невозможны отступления, в праве на отсутствие дискриминации есть элементы или аспекты, отступление от которых невозможно ни при каких обстоятельствах. В частности, должно соблюдаться положение статьи 4, пункт 1, если при принятии мер в отступление от Пакта проводятся любые различия между лицами[7].
Статья 4(1) Пакта предусматривает, что меры в отступление от Пакта не влекут за собой «дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения»[8]. Хотя дискриминация на основании политических и иных убеждений, национального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства запрещена в статье 2(1) Пакта, эти основания не перечислены в статье 4(1), касающейся отступлений[9]. Однако существенно, что Дополнительные протоколы запрещают дискриминацию на основе политических и иных убеждений, национального происхождения, имущественного положения, рождения или иного статуса, тем самым признавая, что запрещением дискриминации по таким причинам нельзя пренебречь даже во время вооружённого конфликта[10]. Такой же подход используется в Африканской хартии прав человека и народов и в Конвенции о правах ребёнка, которые запрещают дискриминацию по причинам политических или иных убеждений, национального происхождения, имущественного положения, рождения или каких-либо иных обстоятельств и не допускают никаких отступлений[11].
Согласно Дополнительному протоколу I, «применение практик апартеида и других негуманных и унижающих действий, оскорбляющих достоинство личности, основанных на расовой дискриминации», является серьёзным нарушением Протокола[12]. Эта норма закреплена в некоторых военных уставах и наставлениях[13]. Она также содержится в законодательстве многих государств[14]. Кроме того, апартеид является преступлением против человечности согласно нескольким международным договорам и другим международным документам[15]. В законодательстве некоторых государств апартеид также запрещён как преступление против человечности[16].
[1]Женевские конвенции, общая статья 3; Третья Женевская конвенция, статья 16; Четвёртая Женевская конвенция, статья 13.
[2]Дополнительный протокол I, статья 75(1) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 4(1) (принята на основе консенсуса); см. также Дополнительный протокол I, преамбула, статья 9(1) (принята на основе консенсуса), статья 69(1) (принята на основе консенсуса) и статья 70(1) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 2(1) (принята на основе консенсуса) и статья 18(2) (принята на основе консенсуса).
[3]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 32, §§ 387, 500–501 и 556), Аргентины (там же, §§ 385–386, 469, 499 и 554–555), Бельгии (там же, §§ 388 и 502–503), Бенина (там же, §§ 389, 504 и 557), Боснии и Герцеговины (там же, §§ 390 и 505), Буркина-Фасо (там же, § 391), Великобритании (там же, §§ 414, 478–479, 523– 524 и 569), Герма! пап (там же, §§ 472, 511 и 561–562), Доминиканской Республики (там же, § 508), Израиля (там же, §§ 400 и 512), Испании (там же, §§ 520 и 566), Италии (там же, §§ 473 и 513), Камеруна (там же, § 392), Канады (там же, §§ 393, 470–471, 506 и 558–559), Кении (там же, § 401), Колумбии (там же, §§ 394–395), Конго (там же, § 396), Мадагаскара (там же, § 402), Мали (там же, § 403), Марокко (там же, §§ 404 и 514), Нигерии (там же, §§ 518–519 и 565), Нидерландов (там же, §§ 405–406, 515–516 и 563), Никарагуа (там же, §§ 408, 475 и 517), Новой Зеландии (там же, §§ 407, 474 и 564), Перу (там же, § 409), Сальвадора (там же, § 397), Сенегала (там же, §§ 410–411), США (там же, §§ 415–417, 480–481, 525–527 и 570–572), Того (там же, §§ 413, 522 и 508), Франции (там же, §§ 398–399 и 510), Хорватии (там же, § 507), Швейцарии (там же, §§ 477, 521 и 576), Швеции (там же, §§ 412 и 476), Эквадора (там же, §§ 509 и 560) и Югославии (там же, § 528).
[4]См., например, заявления Боснии и Герцеговины (там же, § 534) и США (там же, § 440), практику Ирака (там же, § 438) и отражённую в отчётах практику Китая (там же, § 487) и США (там же, § 441).
[5]Третья Женевская конвенция, статья 16.
[6]Устав ООН, статья 1(3); Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 2(1); Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, статьи 2(2) и 3; Европейская конвенция о правах человека, статья 14; Американская конвенция о правах человека, статья 1(1); Африканская хартия прав человека и народов, статья 2; Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, статья 2; Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, статья 2; Конвенция о правах ребёнка, статья 2(1).
[7]UN Human Rights Committee, General Comment No. 29 (Article 4 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 24 July 2001, § 8.
[8]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 4(1); см. также Американскую конвенцию о правах человека, статья 27(1), в которой содержится сходное положение.
[9]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 2(1) и статья 4(1).
[10]Дополнительный протокол I, преамбула, статья 9(1) (принята на основе консенсуса) и статья 75(1) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 2(1) (принята на основе консенсуса) и статья 4(1) (принята на основе консенсуса).
[11]Африканская хартия прав человека и народов, статья 2; Конвенция о правах ребёнка, статья 2(1).
[12]Дополнительный протокол I, статья 85(4)(с) (принята на основе консенсуса).
[13]См., например, военные уставы и наставления Аргентины (т. II, гл. 32, § 589), Германии (там же, § 592), Испании (там же, § 598), Италии (там же, § 593), Канады (там же, § 590), Нидерландов (там же, § 594), Новой Зеландии (там же, § 595), Швейцарии (там же, § 599) и ЮАР (там же, § 597).
[14]См., например, законодательство Австралии (там же, §§ 601–602), Азербайджана (там же, § 603), Армении (там же, § 600), Бельгии (там же, § 604), Болгарии (там же, § 605), Великобритании (там же, § 633), Венгрии (там же, § 616), Грузии (там же, § 615), Зимбабве (там же, § 635), Ирландии (там же, § 617), Испании (там же, § 630), Канады (там же, § 607), Кипра (там же, § 612), Колумбии (там же, § 609), Молдовы (там же, § 621), Нигера (там же, § 626), Нидерландов (там же, § 622), Новой Зеландии (там же, § 623), Норвегии (там же, § 627), Островов Кука (там же, § 611), Перу (там же, § 628), Словакии (там же, § 629), Таджикистана (там же, § 631) и Чешской Республики (там же, § 613); см также проекты законодательства Иордании (там же, § 618), Ливана (там же, § 619), Никарагуа (там же, § 625) и Сальвадора (там же, § 614).
[15]Международная конвенция о пресечении преступления апартеида, статья 1; Статут МУС, статья 7(1)(j); UNTAET Regulation 2000/15, Section 6(1)(j) (т. II, гл. 32, § 588).
[16]См., например, законодательство Австралии (там же, § 602), Великобритании (там же, § 634), Канады (там же, § 608), Конго (там же, § 610), Мали (там же, § 620) и Новой Зеландии (там же, § 624); см также проекты законодательства Бурунди (там же, § 606) и Тринидада и Тобаго (там же, § 632).