Норма 87. Гуманное обращение

Норма 87. С гражданскими лицами и лицами, вышедшими из строя, следует обращаться гуманно.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 32, раздел А.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Обязательство гуманно обращаться с военнопленными было признано ещё в Кодексе Либера, Брюссельской декларации и Оксфордском руководстве и было кодифицировано в Гаагском положении[1]. Требование гуманного обращения с гражданскими лицами и лицами, вышедшими из строя, закреплено в общей статье 3 Женевских конвенций, а также в конкретных положениях всех четырёх Конвенций[2]. Это требование числится среди основных гарантий в обоих Дополнительных протоколах[3].
Требование гуманного обращения закреплено во многих военных уставах и наставлениях[4]. Оно подтверждается во внутригосударственном и международном прецедентном праве[5].
Право прав человека аналогичным образом основывается на принципе гуманного обращения с людьми. В документах по правам человека, в частности, подчёркивается требование гуманного обращения с лицами, лишёнными свободы, и уважения их человеческого достоинства[6]. В своём Общем комментарии к статье 4 Международного пакта о гражданских и политических правах Комитет ООН по правам человека объявил статью 10, которая предусматривает, что все лица, лишённые свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности, положением, от которого невозможны отступления и которое, следовательно, применяется всегда[7].
Значение выражения «гуманное обращение» не разъясняется, хотя в некоторых текстах в связи с ним упоминаются «достоинство» личности или запрещение «дурного обращения»[8]. Требование гуманного обращения является всеобъемлющей концепцией. Обычно подразумевается, что подробные нормы международного гуманитарного права и права прав человека выражают значение «гуманного обращения». Нормы глав 33–39 содержат конкретные случаи применения требования гуманного обращения к различным категориям лиц: раненым, больным и потерпевшим кораблекрушение, лицам, лишённым свободы, перемещённым лицам, женщинам, детям, пожилым людям, инвалидам и тяжелобольным. Однако эти нормы необязательно полностью отражают смысл того, что понимается под гуманным обращением, поскольку данное понятие развивается со временем под влиянием изменений в обществе. На это указывает, например, тот факт, что требование гуманного обращения упоминалось в международных документах с середины XIX века, но с тех пор были разработаны подробные нормы, вытекающие из этого требования, и, возможно, появятся и другие.
[1] Lieber Code, Article 76 (т. II, гл. 32, § 215); Brussels Declaration, Article 23(3) (там же, § 216); Oxford Manual, Article 63 (там же, § 217); Гаагское положение, статья 4, ч. 2.
[2]Женевские конвенции, общая статья 3; Первая Женевская конвенция, статья 1, ч. 1; Вторая Женевская конвенция, статья 12, ч. 1; Третья Женевская конвенция, статья 13; Четвёртая Женевская конвенция, статьи 5 и 27, ч. 1.
[3] Дополнительный протокол I, статья 75(1) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 4(1) (принята на основе консенсуса).
[4]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 32, §§ 11 и 92–93), Аргентины (там же, §§ 9–10 и 90–91), Бельгии (там же, §§ 12 и 94), Бенина (там же, §§ 13 и 95), Буркина-Фасо (там же, § 14), Великобритании (там же, § 47), Германии (там же, § 27), Доминиканской Республики (там же, § 23), Индии (там же, § 28), Камеруна (там же, §§ 15–16), Канады (там же, § 17), Кении (там же, § 30), Колумбии (там же, §§ 18–20), Конго (там же, § 21), Мадагаскара (там же, § 31), Мали (там же, § 32), Марокко (там же, § 33), Нидерландов (там же, §§ 34–35), Никарагуа (там же, § 37), Новой Зеландии (там же, § 36), Перу (там же, § 38), России (Руководство 1990 г., § 7), Румынии (т. II, гл. 32, § 40), Сенегала (там же, §§ 42–43), США (там же, §§ 48–51), Того (там же, § 46), Филиппин (там же, § 39), Франции (там же, §§ 24–26), Хорватии (там же, § 22), Швейцарии (там же, § 45) и Швеции (там же, § 44), а также отражённую в отчётах практику Израиля (там же, § 29).
[5] См., например, Chile, Appeal Court of Santiago, Videla case (там же, § 57); ICJ, Nicaragua case (Merits), Judgement (там же, § 69); ICTY, Aleksovski case, Judgement (там же, § 70); Inter-American Commission on Human Rights, Case 10.559 (Peru) (там же, § 71); Россия, Постановление Конституционного суда РФ по делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 30 ноября 1994 года № 2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики», Указа Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 года № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооружённых формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта», постановления Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 года № 1360 «Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооружённых формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа», Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 года № 1833 «Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации», 31 июля 1995 г., § 5.
[6]См. American Declaration on the Rights and Duties of Man, adopted by the Ninth International Conference of American States, Res. XXX, Bogota, 2 May 1948, Article XXV; Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 10(1); Американская конвенция о правах человека, статья 5(1); European Prison Rules, 1987, Rule 1 (т. II, гл. 32, § 219); Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятый Генеральной Ассамблеей ООН в Резолюции 43/173, 9 декабря 1988 г., Принцип 1; Основные принципы обращения с заключёнными, принятые Генеральной Ассамблеей ООН в Резолюции 45/111, 14 декабря 1990 г., п. 1.
[7]UN Human Rights Committee, General Comment No. 29 (Article 4 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 24 July 2001, § 13(a).
[8]Среди документов, в которых используется слово «достоинство», Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 10(1); Американская конвенция о правах человека, статья 5; Африканская хартия прав человека и народов, статья 5; Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (выше, прим. 40), Принцип 1; Основные принципы обращения с заключёнными (выше, прим. 40), п. 1; Бюллетень Генерального секретаря ООН от 6 августа 1999 г., раздел 8; военные уставы и наставления Германии (т. II, гл. 32, § 248), Перу (там же, § 38), США (там же, §§ 122 и 284) и Франции (там же, § 246); законодательство Парагвая (там же, § 55) и Уругвая (там же, § 294); UN Human Rights Committee, General Comment No. 21 (Article 10 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 10 April 1992, § 4, and General Comment No. 29 (Article 4 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 24 July 2001, § 13(a); ICTY, Aleksovski case (т. II, гл. 32, § 70); ICRC, Communication to the Press No. 01/47 (там же, § 80). Среди документов, в которых упоминается запрещение «дурного обращения», Устав Нюрнбергского трибунала, ст. 6; военный устав Румынии (т. II, гл. 32, § 111); UN Commission on Human Rights, Res. 1989/67, 8 March 1989, § 11; 1990/53, 6 March 1990, § 5; 1991/78, 6 March 1991, § 6, and 1992/68, 4 March 1992, § 6; ICRC, Memorandum on Respect for International Humanitarian Law in Angola (т. II, гл. 32, § 343) and Memorandum on Compliance with International Humanitarian Law by the Forces Participating in Operation Turquoise (там же, § 344).