Норма 86. Ослепляющее лазерное оружие

Норма 86. Запрещается применять лазерное оружие, специально предназначенное для использования в боевых действиях исключительно или в том числе для того, чтобы причинить постоянную слепоту органам зрения человека, не использующего оптические приборы.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 31.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Причинение слепоты органам зрения человека, не использующего оптические приборы, в данном случае означает, что органы зрения человека не защищены или имеют приспособления для корректировки зрения[1].
Хотя Протокол IV к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, регулирующий применение ослепляющего лазерного оружия, был принят недавно, в 1995 г., обстоятельства его принятия и произошедшие с тех пор события показывают, что данная ситуация служит примером развития обычного международного права, происходящего в результате обсуждения и принятия договора. В своём решении по делам о континентальном шельфе Северного моря Международный суд указал, что обычное право может развиваться таким образом:
Тот факт, что прошло лишь немного времени, необязательно служит или сам по себе не служит препятствием для возникновения новой нормы обычного права на основе нормы, которая первоначально была исключительно договорной. Обязательное требование для ее возникновения состоит в том, чтобы в этот период времени, каким бы коротким он ни был, практика государств, в том числе тех, чьи интересы это затрагивает особо, была обширной и практически полностью подтверждающей соответствующее положение; кроме того, она должна появляться таким образом, чтобы указывать на всеобщее признание того, что она связана с нормой права или правовым обязательством[2].
До начала обсуждения Протокола IV к Конвенции о конкретных видах обычного оружия в нескольких государствах существовали программы разработки лазерного оружия, которые предположительно включали в себя разработку противопехотного ослепляющего лазерного оружия или лазерного оружия двойного использования. Согласно докладу организации «Хьюман Райтс Уотч», такие программы были в Великобритании, Германии, Израиле, Китае, России, США, Украине и Франции[3] [4]. Однако, если не считать систем, разработанных Китаем и США, не ясно, насколько точен этот доклад, и если он точен, какие из предлагавшихся систем подпали бы под запрещение, содержащееся в Протоколе IV. Тем не менее, очевидно, что государства, за исключением Швеции, не считали подобные программы запрещёнными до Первой конференции по рассмотрению действия Конвенции о конкретных видах обычного оружия1. Они начали обдумывать этот вопрос в связи с опасениями, выраженными некоторыми государствами, МККК и неправительственными организациями, которые возражали против намеренного ослепления в качестве метода ведения войны[5].
Протокол IV к Конвенции о конкретных видах обычного оружия был принят на основе консенсуса, причём все государства, которые, по сообщениям, занимались разработкой противопехотных лазерных систем, присутствовали на конференции. Все государства, упомянутые в докладе организации «Хьюман Райтс Уотч», за исключением США, стали участниками этого Протокола. Что касается США, то ситуация с Протоколом отражает политику Пентагона, о которой было объявлено за несколько недель до принятия Протокола[6]. США изъяли из обращения противопехотные лазеры, которые они собирались применять, хотя это государство и не являлось участником Протокола IV[7]. К нему присоединились все государства, являющиеся крупными экспортерами оружия, за исключением
США, и подавляющее большинство других государств, способных производить такое оружие. Поскольку Протокол запрещает и передачу этого оружия, единственным способом получить его для государств, не являющихся его участниками, остаётся производить его самим[8]. В настоящее время нет никаких признаков того, что это происходит.
Хотя США ещё не стали участником Протокола IV, министр обороны США в связи с ослепляющими лазерами заявил, что «министерство не намеревается тратить деньги на разработку оружия, которое нам запрещено применять»[9]. Китай при принятии Протокола заявил, что «впервые в истории человечества подобное бесчеловечное оружие объявлено вне закона и запрещено до того, как в действительности его применили»[10].
Последующая практика повсеместно согласуется с запрещением применения лазерного оружия, содержащимся в Протоколе IV. После принятия Протокола не было сообщений о том, что какое-либо государство развернуло или применило подобное оружие. Заявления правительств согласуются с этим запрещением, ни в одном из них не выражалось уверенности в том, что они имеют право применять такое оружие[11].
При обсуждении Протокола IV к Конвенции о конкретных видах обычного оружия в 1995 г. все государства, за исключением одного, выступали за то, чтобы сделать Протокол применимым к немеждународным вооружённым конфликтам. Возражавшее государство в тот момент не разрабатывало и не приобретало это оружие, и его представитель сделал устное заявление о том, что, хотя его правительство выступает за полное запрещение подобного оружия, оно из принципа противостоит принятию договора по международному гуманитарному праву, применимого к немеждународным вооружённым конфликтам, вне зависимости от его предмета[12]. Однако с тех пор это государство согласилось с принятой в 2001 г. поправкой к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, распространяющей действие Протокола и на немеждународные вооружённые конфликты, и эта поправка уже вступила в силу[13]. Также заслуживает внимания тот факт, что Протокол запрещает передачу данного оружия как государствам, так и негосударственным образованиям[14].
Практика подтверждает применимость данной нормы как в международных, так и в немеждународных конфликтах, поскольку обычно у государств нет разных наборов оружия для международных и немеждународных вооружённых конфликтов. Сообщений о применении или разворачивании такого оружия не было ни во время международных, ни во время немеждународных конфликтов. Ни одно государство не утверждало, что имеет право применять такие системы во время международных или немеждународных вооружённых конфликтов.
В Заключительной декларации, принятой на основе консенсуса на Первой конференции по рассмотрению действия Конвенции о конкретных видах обычного оружия в 1996 г., отмечалась «необходимость добиться полного запрещения ослепляющего лазерного оружия, применение и передача которого запрещены в Протоколе IV»; таким образом, в ней отразилось стремление добиться уничтожения таких систем, а не ограничить норму права запрещением применения и передачи[15]. В Заключительной декларации, принятой на Второй конференции по рассмотрению действия Конвенции в 2001 г., государства – участники Конвенции торжественно заявили, что подтверждают признанную Первой конференцией по рассмотрению действия Конвенции «необходимость добиться полного запрещения ослепляющего лазерного оружия, применение и передача которого запрещены в Протоколе IV»[16].
США указали, что намереваются применять положения Протокола IV при любых обстоятельствах, а ряд государств, объявляя о своём намерении быть связанными этим документом, заявили, что не будут ограничивать сферу действия Протокола ситуациями международного вооружённого конфликта[17]. Не ясно, считают ли государства, которые присоединились к Протоколу без заявления относительно его сферы применения, что эта сфера действия ограниченна, или они просто не сочли важным сделать такое заявление. На практике государства полностью воздерживаются от применения такого оружия после принятия Протокола, и можно резонно заключить, что они поступают так, поскольку международное сообщество ожидает, что подобное оружие не будет применяться.
Некоторые государства считают, что применение ослепляющего лазерного оружия стало бы причиной излишних страданий[18], а этот довод в равной степени действителен и в отношении немеждународных вооружённых конфликтов (см. Норму 70).
Запрещая применение и передачу определённого типа лазерного оружия, Протокол IV к Конвенции о конкретных видах обычного оружия также запрещает намеренное применение других лазерных систем (например, дальномеров) для ослепления комбатантов[19]. Намеренное применение иных лазерных систем, нежели те, которые запрещены Протоколом IV, для ослепления комбатантов помешает достижению цели и задачи запрещения лазерного оружия, специально предназначенного, чтобы причинить постоянную слепоту. Свидетельств намеренного применения других лазерных систем для ослепления комбатантов нет; с момента принятия Протокола IV ни одно государство не утверждало, что имеет право это делать.
Примечательно, что во время обсуждения, в результате которого в 1995 г. был принят Протокол IV, ряд государств, в том числе и не являвшихся ещё участниками Протокола, заявили, что предпочли бы более строгую формулировку документа, включавшую в себя запрещение ослепления как метода ведения войны[20]. Во время обсуждения этому противостояли несколько государств на основании того, что оружие, не являющееся лазерным, может иногда оказывать ослепляющее воздействие, например, осколки бомб, и что лазерные целеуказатели также могут оказывать такое воздействие, хотя в этом случае оно и будет ненамеренным. Однако эти государства не предположили, что намеренное применение оружия для ослепления является, таким образом, законным, и, напротив, согласились с включением в статью 2 Протокола IV требования принимать все возможные меры предосторожности при применении лазерных систем, чтобы избежать причинения постоянной слепоты[21]. Это требование закреплено в военных уставах и наставлениях и официальных заявлениях государств, в том числе и тех, которые не являются или являлись на соответствующий момент участниками Протокола IV[22].
[1]Протокол IV к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 1.
[2]ICJ, North Sea Continental Shelf cases, Judgement, 20 February 1969, ICJ Reports 1969, р. 44, § 74; см. также выше, Вступление.
[3]Human Rights Watch Arms Project, Blinding Laser Weapons: The Need to Ban a Cruel and Inhumane Weapon (т. II, гл. 31, § 83).
[4]См. заявления Швеции (там же, §§ 39–45).
[5]См., например, заявления Германии (там же, §§ 31–32), Ирландии (там же, § 35), Нидерландов (там же, § 38), СССР (там же, § 46), Франции (там же, § 30), Швейцарии (там же, § 40), Швеции (там же, §§ 39–45), заявления и практику МККК (там же, §§ 76–78) и заявления нескольких неправительственных организаций (там же, §§ 85–90).
[6]United States, Announcement made by the Secretary of Defense (там же, § 48).
[7]См. практику США (там же, §§ 48–50).
[8]Протокол IV к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 1.
[9]United States, Letter from the Secretary of Defense to Senator Patrick Leahy (т. II, гл. 31, § 49).
[10]China, Statement at the First Review Conference of States Parties to the CCW (там же, § 29).
[11]См., например, заявления Австралии (там же, § 26), Буркина-Фасо (там же, § 27), Великобритании (там же, § 47), Китая (там же, § 29) и США (там же, §§ 49 и 51-53).
[12]См. практику (там же, § 71).
[13]Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 1 с поправками. Поправка вступила в силу 18 мая 2004 г. На настоящий момент 29 государств ратифицировали Конвенцию о конкретных видах обычного оружия с поправками: Австралия, Австрия, Аргентина, Бельгия, Болгария, Буркина-Фасо, Ватикан, Великобритания, Венгрия, Испания, Канада, Китай, Латвия, Литва, Лихтенштейн, Мексика, Нидерланды, Норвегия, Республика Корея, Румыния, Сербия и Черногория, Словакия, Финляндия, Франция, Хорватия, Швейцария, Швеция, Эстония и Япония.
[14]Протокол IV к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 1.
[15]First Review Conference of States Parties to the CCW, Final Declaration (т. II, гл. 31, § 73).
[16]Second Review Conference of States Parties to the CCW, Final Declaration (там же,
[17]United States, Statement at the First Review Conference of States Parties to the CCW (там же, § 51) and Message from the President transmitting the Protocols to the Convention on Certain Conventional Weapons to the Senate for consent to ratification (там же, § 53); заявления, которые сделали при принятии Протокола IV Австралия (там же, § 5), Австрия (там же, § 4), Бельгия (там же, § 4), Великобритания (там же, § 11), Германия (там же, § 6), Греция (там же, § 4), Израиль (там же, § 4), Ирландия (там же, § 4), Канада (там же, § 4), Лихтенштейн (там же, § 4), Нидерланды (там же, § 8), Швейцария (там же, § 10), Швеция (там же, § 9) и ЮАР (там же, § 4).
[18]См., например, Sweden, Declaration made upon acceptance of Protocol IV to the CCW (т. II, гл. 20, § 14), и военные уставы и наставления Франции (там же, §§ 55–56).
[19]Протокол IV к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 2.
[20]См. заявления Австралии, Австрии, Бельгии, Германии, Дании, Ирана, Мексики, Нидерландов, Норвегии, Польши, России, Румынии, Финляндии, Франции, Швеции и Эквадора (т. II, гл. 31, § 3). Иран и Польша не являются участниками Протокола IV.
[21]Протокол IV к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 2.
[22] См. Israel, Manual on the Laws of War (т. II, гл. 31, § 94); United Kingdom, Letter from the Secretary of Defence to the ICRC President (там же, § 99); United States, Annotated Supplement to the Naval Handbook (там же, § 95); Defenselink News Release (там же, § 100).