Норма 81. Запрещение определенных типов наземных мин

Норма 81. При применении наземных мин следует соблюдать особую осторожность, чтобы свести к минимуму последствия их неизбирательного действия.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 29, раздел В.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Эта норма относится к применению противотранспортных мин. Она также касается применения противопехотных мин теми государствами, которые ещё не приняли полного запрета на их применение.
Многие нормы в первом и втором вариантах Протокола II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, а также другая практика государств направлены на предотвращение последствий неизбирательного действия мин[1]. Положения этих договоров, включающие в себя запрещение применения определённых типов мин, а также другие ограничения, специально предназначены для ограничения возможных последствий неизбирательного действия этого вида оружия. Кроме того, практика показывает, что нормы обычного права, применяемые к ведению военных действий, такие как принцип проведения различия (см. Нормы 1 и 7), принцип соразмерности (см. Норму 14) и обязательство принимать все возможные меры предосторожности при нападении (см. Норму 15), в равной степени применимы к использованию наземных мин.
Обязательство соблюдать особую осторожность при применении наземных мин основано на ряде норм, кодифицированных в Протоколе II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия. Этот Протокол содержит общие нормы установки всех наземных мин[2]. В нём также описаны конкретные ограничения на применение в населённых районах дистанционно устанавливаемых мин и мин, не являющихся дистанционно устанавливаемыми[3]. Помимо этого, Протокол требует, чтобы принимались все возможные меры предосторожности для защиты гражданских лиц от воздействия этого вида оружия[4]. В Протоколе также упоминаются особые меры предосторожности, такие как обозначение минных полей и установка указателей, регистрация минных полей, слежение за ними и процедуры по защите сил и миссий ООН[5]. Протокол II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия был принят на основе консенсуса и в тот момент не вызвал разногласий.
Во многих военных уставах и наставлениях устанавливаются особые меры предосторожности, которые должны соблюдаться при применении наземных мин[6]. Есть также основания полагать, что положения Протокола II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия считаются официальным минимальным стандартом применения наземных мин, которые не запрещены конкретно согласно договорным обязательствам, в отличие от противопехотных мин, которые запрещены Оттавской конвенцией[7]. В результате, эти меры предосторожности в целом дают представление о типах мер, которые, по убеждению государств, должны приниматься, чтобы свести к минимуму последствия неизбирательного действия наземных мин.
Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия подтверждает и расширяет меры предосторожности, которые должны приниматься при применении наземных мин[8].
Первоначальный вариант Протокола II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия применялся лишь во время международных вооружённых конфликтов, и действия государств во время внутренних конфликтов, по большей части, не соответствовали данным нормам. Однако озабоченность Совета Безопасности ООН, Генеральной Ассамблеи ООН и отдельных государств в связи с воздействием наземных мин на гражданских лиц во время немеждународных вооружённых конфликтов показывает, что международное сообщество считает, что гражданские лица должны пользоваться защитой от мин в подобных ситуациях[9]. Это мнение отражает и расширение сферы действия Протокола II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, который стал применяться и к немеждународным вооружённым конфликтам[10]. С тех пор были внесены поправки и в саму Конвенцию о конкретных видах обычного оружия, так что и первоначальный вариант Протокола II также применим к немеждународным вооружённым конфликтам для государств, присоединившихся к Конвенции с поправками[11]. Поправка, принятая в 2001 г. на Второй конференции по рассмотрению действия Конвенции, не вызвала никаких разногласий. Таким образом, налицо убедительные доказательства существования в немеждународных вооружённых конфликтах нормы обычного права, согласно которой мины не должны применяться такими способами, которые могут быть приравнены к нападению неизбирательного действия, и поэтому следует соблюдать особую осторожность, чтобы свести к минимуму последствия их неизбирательного действия.
Учитывая, что Оттавскую конвенцию ратифицировали 140 государств, а другие собираются это сделать, большинство государств связаны договорными обязательствами более не применять, не производить, не накапливать и не передавать противопехотные наземные мины. Однако несколько государств, в том числе Индия, Китай, Пакистан, Россия, США, Финляндия и Южная Корея, не ратифицировали Оттавскую конвенцию и утверждают, что по-прежнему имеют право применять противопехотные мины[12]. Около десяти государств, не являющихся участниками Конвенции, применяли противопехотные мины во время недавних конфликтов[13]. Эта практика означает, что на данном этапе нельзя сказать, что применение противопехотных мин запрещено в соответствии с обычным международным правом.
Однако почти все государства, в том числе и те, которые не являются участниками Оттавской конвенции и не выступают за немедленное запрещение противопехотных мин, согласились, что необходимо работать над тем, чтобы эти мины были окончательно уничтожены. Особенно заслуживает внимания Заключительная декларация, принятая в 2001 г. на Второй конференции по рассмотрению действия Конвенции на основе консенсуса государствами – участниками Конвенции о конкретных видах обычного оружия, среди которых был ряд государств, которые не являлись участниками Оттавской конвенции[14]. В Декларации государства-участники «торжественно заявили ... о своей убеждённости в том, что все государства должны стремиться к цели окончательного уничтожения противопехотных наземных мин во всём мире»[15]. Кроме того, Генеральная Ассамблея ООН в ряде резолюций призывала государства участвовать в уничтожении противопехотных мин[16]. Хотя при принятии этих резолюций были воздержавшиеся, большинство воздержавшихся государств с тех пор присоединились к Декларации, принятой на Второй конференции по рассмотрению действия Конвенции, или сделали заявления, соглашаясь с необходимостью окончательного уничтожения противопехотных наземных мин, в частности Эфиопия в 1995 г. и Турция в 2002 г. (которая сейчас также ратифицировала Оттавскую конвенцию)[17]. Окончательное уничтожение противопехотных мин поддерживается и резолюциями, принятыми Конференцией министров иностранных дел Организации исламской конференции в 1995 и 1996 гг. и XXVI Международной конференцией Красного Креста и Красного Полумесяца в 1995 г.[18] Следует особо отметить, что на своей Первой встрече в Мапуту в 1999 г. государства – участники Оттавской конвенции приняли Декларацию, призывавшую государства, которые всё ещё применяли противопехотные мины или владели ими, «немедленно прекратить» это делать[19]. Подобное заявление, обращенное к государствам, не являющимся участниками договора, является важным признаком убеждённости в том, что все государства должны стремиться к уничтожению противопехотных мин. Вся приведённая выше практика, видимо, указывает на то, что обязательство уничтожить противопехотные мины формируется.
[1]В частности, запрещение определённых типов мин содержится в Протоколе II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 3(5), статья 3(6), статья 4, статья 6(2) и статья 6(3), другие ограничения содержатся в Протоколе II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статьи 4–5, и в Протоколе II с поправками, статьи 5–6.
[2]Протокол II к Конвенциио конкретных видах обычного оружия, статья 7.
[3]Протокол II к Конвенциио конкретных видах обычного оружия, статьи 4–5.
[4]Протокол I к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 3(4).
[5]Протокол II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статьи 4(2), 7 и 8.
[6]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 29, §§ 222–223), Аргентины (там же, § 221), Бельгии (там же, § 224), Германии (там же, § 229), Израиля (там же, § 230), Испании (там же, § 234), Камеруна (там же, § 225), Канады (там же, § 226), Кении (там же, § 231), Нидерландов (там же, § 232), Новой Зеландии (там же, § 233), США (там же, §§ 236–238), Франции (там же, §§ 227–228) и Швеции (там же, § 235).
[7]См., например, заявление Канады (там же, § 245) и Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 49/75 D, 15 декабря 1994 г., и 50/70 O, 12 декабря 1995 г.
[8]См., например, Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 3(10), статья 3(11), статьи 5–6, статья 9, статья 10 и статья 12.
[9]См., например, Резолюции Совета Безопасности ООН 965, 30 ноября 1994 г., преамбула; 1005, 17 июля 1995 г., преамбула; 1076, 22 октября 1996 г., §§ 6 и 9; 1089, 13 декабря 1996 г., § 11, и 1096, 30 января 1997 г., преамбула и § 14; Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 49/198, 23 декабря 1994 г.; 49/199, 23 декабря 1994 г.; 50/178, 22 декабря 1995 г.; 50/197, 22 декабря 1995 г.; 51/98, 12 декабря 1996 г.; 51/112, 12 декабря 1996 г., и 55/116, 4 декабря 2000 г., § 2(a) (v), а также заявления Австралии (т. II, гл. 29, § 242), Великобритании (там же, § 272) и Канады (там же, §§ 244–245).
[10]Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 1(2).
[11]Конвенция о конкретных видах обычного оружия, статья 1 с поправками.
[12]См., например, заявления Индии (т. II, гл. 29, § 66), Китая (там же, § 54), Пакистана (там же, §§ 83–84 и 262), России (там же, § 88), США (там же, § 101), Финляндии (там же, § 62) и Южной Кореи (там же, § 72).
[13]См. практику, отражённую в отчётах Международной кампании за запрещение наземных мин, Landmine Monitor Report 1999 (там же, § 187) и Landmine Monitor Report 2000 (там же, §§ 188 и 190).
[14]Государства, не являвшиеся участниками Оттавской конвенции, но присоединившиеся к Декларации: Беларусь, Греция, Израиль, Индия, Китай, Куба, Латвия, Литва, Монголия, Пакистан, Польша, Россия, США, Украина, Финляндия, Эстония, Югославия и Южная Корея.
[15]Second Review Conference of States Parties to the CCW, Final Declaration (т. II, гл. 29, § 163).
[16]См., например, Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 49/75 D, 15 декабря 1994 г., преамбула и § 6; 49/199, 23 декабря 1994 г.; 50/70 O, 12 декабря 1995 г., § 6; 50/178, 22 декабря 1995 г.; 51/45 S, 10 декабря 1996 г., преамбула; 51/98, 12 декабря 1996 г., и 52/38 H, 9 декабря 1997 г., § 1.
[17]Ethiopia, Statement before the First Committee of the UN General Assembly (там же, § 61) and Turkey, Press Release of the Minister of Foreign Affairs (там же, § 96).
[18]OIC Conference of Ministers of Foreign Affairs, Res. 36/23-P and 27/24-P (там же, §152); XXVI Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца, Женева, 3–7 декабря 1995 г., Резолюция 2, G(b) и (c), см. в Международном журнале Красного Креста, № 8, январь-февраль 1996 г., с. 66.
[19]First Meeting of States Parties to the Ottawa Convention, Declaration (т. II, гл. 29, § 160).