Норма 8. Определение военных объектов

Норма 8. Что касается объектов, то военные объекты ограничиваются теми объектами, которые в силу своего характера, расположения, назначения или использования вносят эффективный вклад в военные действия и полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация которых при существующих в данный момент обстоятельствах даёт явное военное преимущество.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 2, раздел B.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Это определение военных объектов закреплено в статье 52(2) Дополнительного протокола I, к которой не было сделано никаких оговорок[1]. На Дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы, Мексика заявила, что статья 51 Дополнительного протокола I столь важна, что она не должна «быть предметом каких-либо оговорок, поскольку, в противном случае, она будет несовместима с целями и задачами Протокола I и подорвет его основу»[2]. Это же определение использовалось в последующих договорах: в Протоколе II, Протоколе II с поправками и Протоколе III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, а также во Втором протоколе к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей[3].
Во многих военных уставах и наставлениях содержится это определение военных объектов[4]. Оно подкреплено официальными заявлениями[5]. Такова, в том числе, и практика государств, которые не являются или не являлись на соответствующий момент участниками Дополнительного протокола I[6].
Это определение военных объектов было сочтено обычным Комитетом, учреждённым для рассмотрения бомбардировок НАТО Федеративной Республики Югославии[7].
Хотя это определение военных объектов не было включено в Дополнительный протокол II, впоследствии оно вошло в договорное право, применяемое во время немеждународных вооружённых конфликтов, а именно в Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия и во Второй протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей[8]. Оно также содержится в Протоколе III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, который стал применяться к немеждународным вооружённым конфликтам в соответствии с поправкой к статье 1 Конвенции, принятой на основе консенсуса в 2001 г.[9]
Это определение включено в военные уставы и наставления, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[10]. Оно также содержится в некоторых внутригосударственных законодательных актах[11]. Кроме того, это определение имеется в официальных заявлениях, относящихся к немеждународным вооружённым конфликтам[12].
Практики, противоречащей данной норме, не было обнаружено ни в отношении международных, ни в отношении немеждународных вооружённых конфликтов в том смысле, что официально не выдвигалось никакого другого определения военных объектов. В отчёте о практике США объясняется, что Соединённые Штаты согласны с тем, что определение статьи 52(2) Дополнительного протокола I входит в обычное право, и что формулировка, использованная в Руководстве для военно-морских сил США, то есть эффективный вклад «в возможности неприятеля сражаться или поддерживать военные усилия», отражает их мнение, что это широкое определение охватывает участки земли, объекты, прикрывающие другие военные объекты, и поддерживающие военные усилия производственные мощности[13].
Несколько государств указали, что при выборе целей они будут учитывать военное преимущество, ожидаемое от нападения в целом, а не от отдельных его частей[14]. Военные уставы и наставления Австралии, Соединённых Штатов Америки и Эквадора предполагают, что ожидаемое военное преимущество может включать в себя и обеспечение большей безопасности нападающих или дружественных им сил[15].
Во многих военных уставах и наставлениях предусматривается, что присутствие гражданских лиц на военных объектах или рядом с ними не предоставляет таким объектам иммунитет от нападений[16]. Это относится, например, к гражданским лицам, работающим на военном заводе. Практика показывает, что такие лица подвергаются риску, связанному с нападением на этот военный объект, но сами не являются комбатантами. Это мнение подтверждается официальными заявлениями и отражённой в отчётах практикой[17]. Подобные нападения, тем не менее, должны подчиняться принципу соразмерности (см. Норму 14) и требованию принимать меры предосторожности при нападении (см. Нормы 15–21). С этим вопросом связано и запрещение использования живых щитов (см. Норму 97).
В практике государств примерами военных объектов часто служат учреждения, здания и места, где находятся неприятельские комбатанты, их боевая техника и вооружение, а также военные транспортные средства и средства связи[18]. Что касается объектов двойного использования, таких как гражданские транспортные средства или средства связи, которые могут быть использованы в военных целях, практика определяет, что классификация этих объектов зависит, в конечном счёте, от применения определения военных объектов[19]. Производственные объекты, которые оказывают эффективную поддержку военным операциям, также приводятся в качестве примера военных объектов при условии, что нападение на них даёт явное военное преимущество[20]. Кроме того, во многих военных уставах и наставлениях, а также официальных заявлениях предполагается, что участок земли может являться военным объектом, если удовлетворяет содержащимся в определении условиям[21].
[1]Дополнительный протокол I, статья 52(2) (принята 79 голосами при 7 воздержавшихся).
[2]Мексика, Заявление на Дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы (см. Акты Дипломатической конференции, т. VI, CDDH/SR.41, 26 мая 1977 г., с. 200).
[3]Протокол II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 2(4); Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 2(6); Протокол III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 1(3); Второй протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей, статья 1(f).
[4]См., например, военные уставы и наставления Австралии, Аргентины, Бельгии, Бенина, Великобритании, Венгрии, Германии, Испании, Италии, Камеруна, Канады, Кении, Колумбии, Мадагаскара, Нидерландов, Новой Зеландии, США, Того, Франции, Хорватии, Швеции и ЮАР (т. II, гл. 2, § 328), Эквадора (там же, § 331), Индонезии (там же, § 333), США (там же, § 339) и Югославии (там же, § 340).
[5]См., например, заявления Израиля (там же, § 364), Иордании (там же, §351), Ирака (там же, § 348), Ирана (там же, § 347), Сирии (там же, § 355), США (там же, §§ 350, 360 и 364), Турции (там же, § 364) и Франции (там же, § 364).
[6]См., практику, Великобритании (там же, § 328), Израиля (там же, § 364), Ирака (там же, § 348), Ирана (там же, § 347), Кении (там же, § 328), США (там же, §§ 328, 350, 360 и 364), Турции (там же, § 364) и Франции (там же, § 364).
[7]Committee Established to Review the NATO Bombing Campaign Against the Federal Republic of Yugoslavia, Final Report (там же, § 365).
[8]Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 2(6); Второй протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей, статья 1(f).
[9]Протокол III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 1(3).
[10]См., например, военные уставы и наставления Бенина, Германии, Италии, Канады, Кении, Колумбии, Мадагаскара, Того, Хорватии и ЮАР (т. II, гл. 2, § 328), Эквадора (там же, § 331) и Югославии (там же, § 340).
[11]См., например, законодательство Испании (там же, § 342) и Италии (там же, §341).
[12]См., например, заявления Колумбии (там же, § 346) и Филиппин (там же, § 354).
[13]Report on US Practice (там же, § 361) referring to United States, Naval Handbook (там же, § 339).
[14]См. заявления Австралии (там же, § 329), Германии (там же, § 332), Испании (там же, §§ 320 и 337), Италии (там же, § 334), Канады (там же, § 320), Новой Зеландии (там же, § 336), США (там же, § 359) и Франции (там же, § 320).
[15]См. военные уставы и наставления Австралии (там же, § 329), США (там же, § 339) и Эквадора (там же, § 331).
[16]См. военные уставы и наставления Австралии (там же, § 635), Венгрии (там же, § 641), Германии (там же, § 640), Испании (там же, §§ 645–646), Канады (там же, § 636), Колумбии (там же, § 637), Мадагаскара (там же, § 642), Нидерландов (там же, § 643), Новой Зеландии (там же, § 644), США (там же, § 648), Хорватии (там же, § 638), Швейцарии (там же, § 647) и Эквадора (там же, § 639).
[17]См., например, заявления Бельгии (там же, § 651) и США (там же, §§ 652–653).
[18]См. практику, там же, §§ 417–492.
[19]См. практику, там же, §§ 493–560.
[20]См. практику, там же, §§ 561–596.
[21]См. военные уставы и наставления Австралии (там же, § 601), Бельгии (там же, §§ 602–604), Бенина (там же, § 605), Великобритании (там же, § 618), Испании (там же, § 615), Италии (там же, §§ 610–611), Мадагаскара (там же, § 612), Нидерландов (там же, § 613), Новой Зеландии (там же, § 614), США (там же, § 619), Того (там же, § 617), Франции (там же, § 609), Швеции (там же, § 616), Эквадора (там же, § 608) и заявления Бельгии (там же, § 622), Великобритании (там же, § 597, 599 и 626), Испании (там же, § 597), Италии (там же, § 597), Канады (там же, §§ 597 и 623), Нидерландов (там же, §§ 597, 599 и 625), Новой Зеландии (там же, § 597), Пакистана (там же, § 599), США (там же, §§ 599 и 627–628), Федеративной Республики Германии (там же, §§ 597 и 624) и Франции (там же, § 598).