Норма 78. Запрещается применять против людей пули, которые взрываются в человеческом теле.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 26.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Запрещение разрывных пуль родилось в 1868 г. с принятием Санкт-Петербургской декларации и объяснялось желанием избежать излишних страданий, выходивших за рамки необходимых для того, чтобы вывести комбатанта из строя. С этой целью Декларация конкретно запрещает употребление «снарядов, которые при весе менее 400 граммов имеют свойство взрывчатости или снаряжены ударным или горючим составом». В то время 400 граммов весил самый малый артиллерийский снаряд[1]. В 1868 или 1869 гг. к Санкт-Петербургской декларации присоединились 19 государств, т.е. большинство государств, существовавших в то время[2]. Содержащееся в Санкт-Петербургской декларации запрещение было также повторено в Брюссельской декларации, Оксфордском руководстве и Оксфордском руководстве по вооружённым конфликтам на море[3]. В докладе учреждённой после Первой мировой войны Комиссии по ответственности использование «взрывчатых пуль» определяется как военное преступление по обычному международному праву[4].
Со времени принятия Санкт-Петербургской декларации практика внесла поправки в это запрещение, поскольку во время Первой мировой войны были внедрены разрывные зенитные снаряды[5]. Кроме того, с тех пор появились гранаты для подствольных гранатометов и противотранспортные разрывные пули. Эти изобретения не встретили никаких возражений. В военных уставах и наставлениях, а также заявлениях нескольких государств применение таких пуль считается запрещённым, только если они направлены против пехоты или предназначены для взрыва при столкновении с человеческим телом[6]. Тем не менее, некоторые военные уставы и наставления, а также законодательные акты по-прежнему ссылаются на ту формулировку запрещения, которая содержится в Санкт-Петербургской декларации, хотя практика с тех пор и внесла изменения в это запрещение[7].
Озабоченность вызвали испытания, показавшие, что некоторые пули калибра 12,7 мм взрываются в веществе, имитирующем ткани человеческого тела. В связи с этим МККК собрал в 1999 г. группу военных экспертов, юристов и специалистов по баллистике из четырёх государств, которые производили разрывные пули калибра 12,7 мм или обладали их запасами (являясь, тем самым, «заинтересованными государствами»). Правительственные эксперты, участвовавшие во встрече в качестве частных лиц, пришли к согласию, что стрельба в комбатантов пулями, которые, как можно предсказать, взорвутся при контакте с человеческим телом, стала бы нарушением цели и задач Санкт-Петербургской декларации[8].
Запрещение разрывных пуль в любом вооружённом конфликте содержится в нескольких военных уставах и наставлениях и в законодательстве нескольких государств[9]. Оно также подкреплено другой практикой[10]. Кроме того, в Бюллетене Генерального секретаря ООН о соблюдении войсками ООН международного гуманитарного права, который не ограничивается международными вооружёнными конфликтами, запрещается применение пуль, которые взрываются в теле человека[11].
Практика не содержит свидетельств применения пуль, которые взрываются в человеческом теле, против пехоты во время немеждународных вооружённых конфликтов. Государства, в частности, указывали, что применение разрывных пуль против людей причинит им излишние страдания[12]. Норма, запрещающая средства ведения войны, которые причиняют излишние страдания, применима, во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов (см. Норму 70).
Официальной практики, противоречащей данной норме, не было обнаружено ни в отношении международных, ни в отношении немеждународных вооружённых конфликтов. Ни одно государство не утверждало, что имеет право применять против людей пули, которые взрываются в человеческом теле. Последствия воздействия пуль, которые взрываются в человеческом теле, значительно серьёзней, чем последствия применения разворачивающихся пуль, которые также запрещены (см. Норму 77).
[1]Санкт-Петербургская декларация.
[2]Австро-Венгрия, Бавария, Баден, Бельгия, Бразилия, Великобритания, Вюртемберг, Греция, Дания, Италия, Нидерланды, Персия, Португалия, Пруссия и СевероГерманский Союз, Россия, Турция, Франция, Швейцария, Швеция и Норвегия. Эстония присоединилась в 1991 г.
[3]Brussels Declaration, Article 13(e) (т. II, гл. 26, § 2); Oxford Manual, Article 9(a) (там же, § 3); Оксфордское руководство по морской войне, статья 16(2).
[4]Report of the Commission on Responsibility (т. II, гл. 26, § 5).
[5]Это обстоятельство отражено в статье 18 Гаагских правил ведения воздушной войны, в которой говорится: «Воздушным судам и против них не запрещается использовать трассирующие, зажигательные или разрывные снаряды. Это положение относится равным образом как к государствам, подписавшим Санкт-Петербургскую декларацию 1868 г., так и к не подписавшим её государствам».
[6]См., например, военные уставы и наставления Великобритании (т. II, гл. 26, §§ 18–19), Германии (там же, § 13), Италии (там же, § 14), заявления Бразилии (там же, § 28) и США (там же, §§ 35–36).
[7]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § § 8–9), Испании (там же, § 17), Канады (там же, § 11), Новой Зеландии (там же, § 15), США (там же, § 20), законодательство Австралии (там же, § 22), Андорры (там же, § 21), Эквадора (там же, § 23), Югославии (там же, § 26), заявления Бразилии (там же, § 28), Колумбии (там же, § 29) и Югославии (там же, § 37); см. также отражённую в отчётах практику Индонезии (там же, § 30) и Иордании (там же, § 31).
[8]См. ICRC, Statement before the First Committee of the UN General Assembly (там же, § 46) and Ensuring respect for the 1868 St. Petersburg Declaration: Prohibiting the use of certain explosive projectiles, Report submitted to the Third Preparatory Committee for the Second Review Conference of the States Parties to the CCW (там же, § 47).
[9]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 8), Германии (там же, § 13), Испании (там же, § 17) («полное запрещение») и Италии (там же, § 14), а также законодательство Андорры (там же, § 21), Эквадора (там же, § 23) и Югославии (там же, § 26); см. также законодательство Италии (там же, § 24), применение которого не исключается во время немеждународного вооружённого конфликта.
[10]См., например, заявление Югославии (там же, § 37) и отражённую в отчётах практику Индонезии (там же, § 30) и Иордании (там же, § 31).
[11]Бюллетень Генерального секретаря ООН от 6 августа 1999 г., раздел 6.2.
[12]См., например, Санкт-Петербургскую декларацию, а также военные уставы и наставления Германии (т. II, гл. 20, § 58) и России (Руководство 1990 г., § 6).