Норма 74. Химическое оружие

Норма 74. Использование химического оружия запрещено.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 24, раздел А.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Применение химического оружия во время международных вооружённых конфликтов запрещено рядом договоров, в том числе Гаагской декларацией об удушающих газах, Женевским протоколом о газах, Конвенцией о химическом оружии и Статутом Международного уголовного суда[1]. В настоящее время лишь 5 государств не являются участниками либо Женевского протокола о газах, либо Конвенции о химическом оружии[2]. Одно из них сделало заявление, поддерживающее цели и задачи Конвенции о химическом оружии[3]. Это запрещение также содержится в ряде других документов[4].
Многие военные уставы и наставления повторяют запрещение применения химического оружия[5]. Это запрещение также содержится в законодательстве многих государств[6]. Существуют многочисленные заявления и другая практика государств всех частей света, которые указывают, что применение химического оружия запрещено в соответствии с обычным международным правом[7]. Большинство обвинений в применении этого оружия после 1930-х гг. либо были необоснованными, либо отрицались; немногие подтверждённые случаи широко осуждались государствами[8]. Существует также внутригосударственное прецедентное право, согласно которому применение химического оружия запрещено в соответствии с обычным международным правом[9].
Все больше свидетельств того, что сейчас становится незаконным отвечать тем же на применение другим государством химического оружия. К Женевскому протоколу о газах всё ещё остаётся 21 оговорка о том, что ратифицирующая сторона не будет более считать себя связанной условиями Протокола, если противная сторона (и в некоторых случаях союзник этой стороны) их не соблюдает[10]. Однако 17 из этих государств являются участниками Конвенции о химическом оружии, которая запрещает любое его применение и к которой не допускались оговорки. Таким образом, остаются лишь четыре государства (Ангола, Израиль, Ирак и Северная Корея), которые по договорному праву могли бы воспользоваться сохранившимся за ними правом ответить тем же на применение химического оружия другой стороной. Два из них (Израиль и Северная Корея) заявили, что никогда не будут применять химическое оружие или что они преданны делу его уничтожения[11]. Существенно, что «применение удушающих, ядовитых или других газов и любых аналогичных жидкостей, материалов или средств» числится в Статуте Международного уголовного суда среди военных преступлений, в отношении которых Суд обладает юрисдикцией, и что это преступление не ограничивается применением такого оружия первым[12].
В Военно-морском руководстве США предполагается, что для государств, не являющихся участниками Конвенции о химическом оружии, ответ тем же оружием законен, но его ответное применение должно прекратиться, как только прекращается вызвавшее его применение[13]. Однако в январе 1991 г. Великобритания и США заявили, что ожидают, что Ирак будет выполнять свои обязательства по Женевскому протоколу о газах и не будет применять химическое оружие, хотя Ирак и не сделал оговорки «не применять первым»[14]. В 1987 г. Иран заявил, что никогда не отвечал на применение химического оружия Ираком, хотя считал в тот момент, что Женевский протокол о газах запрещает только применение этого оружия первым[15].
В нескольких резолюциях, принятых между 1986 и 1988 гг., Совет Безопасности ООН осудил применение химического оружия в ирано-иракской войне вне зависимости от того, применило государство это оружие первым или в качестве ответных действий[16].
В 1990 и 1991 гг. МККК напоминал сторонам в войне в Персидском заливе, что применение химического оружия запрещено[17]. Соответствующие стороны не делали оговорок «не применять первыми» к Женевскому протоколу о газах, а Конвенция о химическом оружии ещё не существовала.
Содержащееся в Конвенции о химическом оружии запрещение применения химического оружия действует при всех обстоятельствах, в том числе и во время немеждународных вооружённых конфликтов[18]. Кроме того, это запрещение содержится в нескольких других документах, также относящихся к немеждународным вооружённым конфликтам[19].
Несколько военных уставов и наставлений, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов, повторяют запрещение использования химического оружия[20]. Это запрещение также содержится в законодательстве многих государств[21]. Конституционный суд Колумбии постановил, что запрещение применения химического оружия во время немеждународных вооружённых конфликтов является частью обычного международного права[22].
Обвинения в применении химического оружия Россией в Чечне, Суданом против вооружённых оппозиционных групп и Турцией на юго-востоке страны отрицались правительствами соответствующих государств[23]. Кроме того, как упомянул Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии в деле Тадича в 1995 г., международное сообщество осудило применение Ираком химического оружия против курдов[24]. Великобритания, например, заявила, что это применение нарушило Женевский протокол о газах и международное гуманитарное право[25].
В упомянутом выше деле Тадича Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии признал, что «безусловно, международное сообщество пришло к согласию относительно того принципа, что применение [химического] оружия также запрещено во время внутренних вооружённых конфликтов»[26].
В Меморандуме о соблюдении международного гуманитарного права в Анголе в 1994 г. МККК напомнил сторонам в конфликте, что применение химического оружия запрещено, хотя Ангола и не ратифицировала Конвенцию о химическом оружии[27].
Практика подтверждает применимость данной нормы как во время международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов, поскольку обычно у государств нет разных наборов оружия для международных и немеждународных вооружённых конфликтов.
Официальной практики, противоречащей данной норме, обнаружено не было. Ни одно государство не утверждало, что химическое оружие можно законно применять во время международных или немеждународных вооружённых конфликтов. Напротив, существуют многочисленные заявления о том, что химическое оружие никогда не должно применяться и должно быть уничтожено[28].
[1]Hague Declaration concerning Asphyxiating Gases (т. II, гл. 24, § 1); Женевский протокол о газах; Конвенция о химическом оружии, статья 1; Статут МУС, статья 8(2)(b)(xviii).
[2]Багамы, Демократическая Республика Конго, Коморские Острова, Мьянма и Сомали.
[3]См. заявление Демократической Республики Конго (т. II, гл. 24, § 187).
[4]См., например, Оксфордское руководство по морской войне, статья 16(1); Report of the Commission on Responsibility (т. II, гл. 24, § 17); Mendoza Declaration on Chemical and Biological Weapons (там же, § 20); Cartagena Declaration on Weapons of Mass Destruction (там же, § 21); India-Pakistan Declaration on Prohibition of Chemical Weapons (там же, § 22); UNTAET Regulation No. 2000/15, Section 6(1)(b)(xviii) (там же, § 25); Бюллетень Генерального секретаря ООН от 6 августа 1999 г., раздел 6.2.
[5]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 24, §§ 26–27), Бельгии (там же, § 28), Боснии и Герцеговины (там же, § 29), Великобритании (там же, §§ 53–54), Германии (там же, §§ 38–40), Израиля (там же, § 41), Испании (там же, § 50), Италии (там же, § 42), Камеруна (там же, § 30), Канады (там же, §§ 31–32), Кении (там же, § 43), Колумбии (там же, § 33), Нигерии (там же, § 47), Нидерландов (там же, §§ 44–45), Новой Зеландии (там же, § 46), России (Руководство 1990 г., § 6(6) и (д)), США (т. II, гл. 24, §§ 55–59), Франции (там же, §§ 35–37), Швейцарии (там же, §§ 51–52), Эквадора (там же, § 34), ЮАР (там же, § 49) и Югославии (там же, § 60).
[6] См., например, законодательство (там же, §§ 61–117).
[7] См., например, военные уставы и наставления Израиля (там же, § 41), Нидерландов (там же, § 44), Новой Зеландии (там же, § 46) и США (там же, § 59) (запрещение использовать первыми), заявления Беларуси (там же, § 144), Бельгии (там же, § 150), Болгарии (там же, § 160), Великобритании (там же, §414), Венгрии (там же, § 243), Демократической Кампучии (там же, § 279), Италии (там же, § 266), Лесото (там же, § 295), Нидерландов (там же, § 320), Новой Зеландии (там же, § 324), Польши (там же, § 343), Румынии (там же, § 347), Саудовской Аравии (там же, § 353), СССР (там же, § 395), США (там же, § 420) (запрещение использовать первыми), Танзании (там же, § 379), Украины (там же, § 389), Чехословакии (там же, § 196), Швейцарии (там же, § 375) и Швеции (там же, § 371), а также отражённую в отчётах практику Зимбабве (там же, § 443), Ирана (там же, § 255), ЮАР (там же, § 361) и Южной Кореи (там же, § 288).
[8] См., например, заявления Бельгии (там же, §§ 151–152), Великобритании (там же, §§ 406–407 и 409–412), Венгрии (там же, § 243), Вьетнама (там же, § 434), Германии (там же, §§ 230 и 233), Дании (там же, § 203), Египта (там же, § 208), Израиля (там же, § 260), Ирана (там же, § 250), Камбоджи (и ранее Кампучии) (там же, §§ 278–279), Канады (там же, § 173), Китая (там же, § 177), Люксембурга (там же, § 301), Монголии (там же, § 313), Нидерландов (там же, § 319), Норвегии (там же, § 328), Перу (там же, § 338), Португалии (там же, § 344), России (там же, § 350), Сирии (там же, § 378), СССР (там же, § 397), США (там же, §§ 397, 416, 418, 424 и 430), Турции (там же, § 388), Франции (там же, § 222), Швеции (там же, §§ 371–372), а также отражённую в отчётах практику Индии (там же, § 332), Ирана (там же, § 255), Италии (там же, § 264), Китая (там же, § 269), Пакистана (там же, § 333), Судана (там же, § 366), Югославии (там же, §§ 439–440) и Японии (там же, § 269).
[9] См., например, Colombia, Constitutional Court, Constitutional Case No. C-225/95 (там же, § 119); Japan, District Court of Tokyo, Shimoda case (там же, § 120).
[10]Алжир, Ангола, Бангладеш, Бахрейн, Вьетнам, Израиль, Индия, Иордания, Ирак, Китай, Кувейт, Ливия, Нигерия, Пакистан, Папуа-Новая Гвинея, Португалия, Северная Корея, Соломоновы Острова, США, Фиджи и Югославия.
[11]См. заявления Израиля (там же, §§ 260 263) и Северной Кореи (там же, §§ 283–284).
[12]Статут МУС, статья 8(2)(b)(xviii).
[13]United States, Naval Handbook (т. II, гл. 24, § 59).
[14]United Kingdom, Letter to the President of the UN Security Council (там же, § 410) and Statement by the Minister of State, Foreign and Commonwealth Office (там же, § 411); United States, Department of State, Diplomatic Note to Iraq (там же, § 424).
[15]Iran, Statement before the First Committee of the UN General Assembly (там же, § 250).
[16]Совет Безопасности ООН, Резолюции 582, 24 февраля 1986 г., § 2; 598, 20 июля 1987г., преамбула; 612, 9 мая 1988 г., преамбула и §§ 1–4; 620, 26 августа 1988 г., § 2.
[17]ICRC, Memorandum on Respect for International Humanitarian Law in Angola (там же, § 512).
[18]Конвенция о химическом оружии, статья 1.
[19]См., например, Mendoza Declaration on Chemical and Biological Weapons (т. II, гл. 24, § 20); Cartagena Declaration on Weapons of Mass Destruction (там же, § 21); Comprehensive Agreement on Respect for Human Rights and IHL in the Philippines, Part IV, Article 4(4) (там же, § 23); Бюллетень Генерального секретаря ООН от 6 августа 1999 г., раздел 6.2.
[20] См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 24, § 26), Боснии и Герцеговины (там же, § 29), Германии (там же, §§ 38–40), Испании (там же, § 50), Италии (там же, § 42), Канады (там же, § 32), Кении (там же, § 43), Колумбии (там же, § 33), Эквадора (там же, § 34), ЮАР (там же, § 49) и Югославии (там же, § 60).
[21] См., например, законодательство Австралии (там же, § 63), Армении (там же, § 61), Беларуси (там же, § 65), Великобритании (там же, § 114), Германии (там же, § 82), Грузии (там же, § 81), Зимбабве (там же, § 118), Индии (там же, § 84), Ирландии (там же, § 85), Италии (там же, § 87), Казахстана (там же, § 90), Канады (там же, § 68), Люксембурга (там же, § 92), Нидерландов (там же, § 96), Новой Зеландии (там же, § 97), Норвегии (там же, § 98), Панамы (там же, § 99), Перу (там же, § 100), Польши (там же, § 102), России (Уголовный кодекс Российской Федерации, 1996 г., ст. 356(2)), Румынии (т. II, гл 24, § 103), Сингапура (там же, § 105), Словении (там же, § 106), США (там же, § 116), Таджикистана (там же, § 111), Украины (там же, § 113), Финляндии (там же, § 79), Франции (там же, § 80), Хорватии (там же, § 74), Чешской Республики (там же, § 75), Швейцарии (там же, §§ 109–110), Швеции (там же, § 108), Эквадора (там же, § 77), Эстонии (там же, § 78), ЮАР (там же, § 107), Югославии (там же, § 117), Южной Кореи (там же, § 91) и Японии (там же, §§ 88–89); см также законодательство Болгарии (там же, § 66), Венгрии (там же, § 83) и Италии (там же, § 86), применение которого не исключается во время немеждународного вооружённого конфликта.
[22] Colombia, Constitutional Court, Constitutional Case No. C-225/95 (там же, § 119).
[23] См. заявления России (там же, § 350), Судана (там же, § 366) и Турции (там же, § 388).
[24] ICTY, Tadić case, Interlocutory Appeal (там же, § 499).
[25] United Kingdom, Statement by the FCO Spokesperson at a Press Conference (там же, § 406) and Draft resolution submitted at the UN Commission on Human Rights (там же, § 407).
[26] ICTY, Tadić case, Interlocutory Appeal (там же, § 499).
[27] ICRC, Memorandum on Respect for International Humanitarian Law in Angola (там же, § 512).
[28] См., например, заявления Австралии (там же, § 136), Австрии (там же, §§ 139–140), Албании (там же, § 124), Алжира (там же, §§ 125–126), Армении (там же, § 132), Афганистана (там же, §§ 121–122), Бангладеш (там же, § 143), Бахрейна (там же, § 141), Беларуси (там же, §§ 146–147), Бельгии (там же, § 153), Бенина (там же, § 154), Бирмы (там же, § 167), Болгарии (там же, § 162), Бразилии (там же, § 158), Буркина-Фасо (там же, § 166), Великобритании (там же, §§ 403, 405–406 и 412), Венесуэлы (там же, §§ 433), Вьетнама (там же, § 435), Гаити (там же, §§ 240–241), Ганы (там же, § 234), Гвинеи (там же, § 239), Германии (там же, § 233), Германской Демократической Республики (там же, § 231), Гондураса (там же, § 242), Греции (там же, § 238), Заира (там же, § 441), Израиля (там же, §§ 261–263), Индии (там же, §§ 244 и 246), Ирана (там же, § 253), Италии (там же, § 268), Йемена (там же, § 437), Камеруна (там же, § 169), Канады (там же, §§ 172 и 174), Катара (там же, § 346), Китая (там же, §§ 178–181 и 183), Колумбии (там же, § 184), Кубы (там же, §§ 190–191 и 194), Ливии (там же, §§ 298–299), Лихтенштейна (там же, § 300), Малайзии (там же, §§ 303 и 305), Мексики (там же, §§ 311–312), Монголии (там же, § 314), Непала (там же, § 316), Нигерии (там же, § 327), Нидерландов (там же, §§ 317 и 320), Норвегии (там же, § 329), Пакистана (там же, § 332), Перу (там же, § 335), Румынии (там же, § 349), Сальвадора (там же, § 212), Саудовской Аравии (там же, §§ 354 и 356), Сирии (там же, § 377), СССР (там же, § 398), США (там же, §§ 427–428), Таиланда (там же, §§ 381 и 383), Туниса (там же, § 385), Турции (там же, § 386), Украины (там же, §§ 390–391 и 393), Федеративной Республики Германии (там же, §§ 228–229), Финляндии (там же, § 218), Франции (там же, §§ 221–222 и 224), Чешской Республики (там же, § 200), Чили (там же, § 176), Швейцарии (там же, § 376), Швеции (там же, §§ 367–369 и 371), Шри-Ланки (там же, §§ 362–363), Эквадора (там же, §§206–207), Эфиопии (там же, §§ 213–215), ЮАР (там же, § 360) и Югославии (там же, § 438); см. также практику Беларуси (там же, § 149), Бельгии (там же, § 153), Индонезии (там же, § 248), Северной Кореи (там же, § 283) и отражённую в отчётах практику Иордании (там же, § 277).