Норма 72. Использование яда или отравленного оружия запрещено.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 21.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Это запрещение существует независимо от запрещения химического оружия (см. Норму 74). Хотя Женевский протокол о газах был порождён действующим запрещением использования яда, существует достаточно отдельной практики, устанавливающей конкретную норму, касающуюся яда и отравленного оружия.
Запрещение яда или отравленного оружия является давней нормой обычного международного права, признанной ещё в Кодексе Либера и Гаагском положении[1]. «Применение яда или отравленного оружия» является военным преступлением во время международных вооружённых конфликтов согласно Статуту Международного уголовного суда[2].
Запрещение яда или отравленного оружия закреплено во многих военных уставах и наставлениях[3]. Применение яда или отравленного оружия является преступлением по законодательству многих государств[4]. Это запрещение также подкреплено официальными заявлениями и отражённой в отчётах практикой[5]. Существует внутригосударственное прецедентное право, указывающее на то, что данная норма является частью обычного международного права[6].
В своих выступлениях перед Международным судом в деле о ядерном оружии несколько государств упомянули о запрещении яда и отравленного оружия[7]. В своём Консультативном заключении Суд подтвердил, что запрещение яда или отравленного оружия входит в обычное право[8].
В Статуте Международного уголовного суда применение яда или отравленного оружия не вошло в качестве военного преступления в разделы, относящиеся к немеждународным вооружённым конфликтам, и этот вопрос открыто не обсуждался на Римской дипломатической конференции. В результате часть законодательных актов, имплементирующих Статут Международного уголовного суда, ограничивает норму, касающуюся того, что применение яда или отравленного оружия является военным преступлением, лишь международными вооружёнными конфликтами[9]. Однако законодательство некоторых государств, криминализовавших применение яда или отравленного оружия, всё же применяется к немеждународным вооружённым конфликтам[10]. В законодательстве Германии в прямой форме указано, что эта норма, применяется как к международным, так и к немеждународным вооружённым конфликтам[11]. Эта норма также включена в некоторые военные уставы и наставления, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[12]. В нескольких военных уставах и наставлениях запрещение яда или отравленного оружия объясняется тем, что эти виды оружия «бесчеловечны» и (или) «обладают неизбирательным действием», а этот аргумент в равной степени верен и для немеждународных вооружённых конфликтов[13]. Отражённая в отчётах практика ряда государств подтверждает, что эта норма, применяется во время немеждународных вооружённых конфликтов[14].
Практика подтверждает применяемость данной нормы как в международных, так и в немеждународных конфликтах, поскольку обычно у государств нет разных наборов оружия для международных и немеждународных вооружённых конфликтов. Нет подтверждённых сообщений о применении яда или отравленного оружия во время международных или немеждународных вооружённых конфликтов[15]. Обвинения в их применении редки.
Ни одно государство не утверждало, что яд может быть законно применен во время международных или немеждународных вооружённых конфликтов. Одного примера, ограниченной практики, противоречащей данной норме (устава, утверждающего, что отравление питьевой воды и пищи не запрещено, если о нём объявлено или место отравления отмечено), недостаточно, чтобы отрицать, что данная норма принадлежит к обычному праву[16].
Большинство государств указывают, что яд или отравленное оружие запрещены, не давая подробностей. В своём Консультативном заключении о ядерном оружии Международный суд заявил, что термины «яд» и «отравленное оружие» в практике государств «понимаются в их обычном смысле как охватывающие виды оружия, основным или даже исключительным последствием применения которых является отравление или удушение»[17]. В своих заявлениях Международному суду в деле о ядерном оружии Великобритания и США заявили, что это запрещение относится не к тем видам оружия, которые могут случайно вызвать отравления, а лишь к тем, которые предназначены для убийства или ранения путём отравления[18]. Это толкование указывает не на то, что отравление должно быть первостепенным или единственным механизмом повреждения, а на то, что оно должно произойти «умышленно». Это соответствует изначальной цели нормы, которая заключалась в том, чтобы запретить смазывание стрел ядом, который помешает заживлению раны, нанесённой стрелой.
Запрещение использования яда или отравленного оружия понимается как объявление вне закона таких действий, как смазывание пуль ядом или отравление пищи и напитков противной стороны. Объясняя применение данной нормы, несколько военных уставов и наставлений предусматривают, что запрещение яда распространяется также на отравление колодцев и других запасов воды[19].
[1]Lieber Code, Article 70 (т. II, гл. 21, § 4); Гаагское положение, статья 23(а).
[2]Статут МУС, статья 8(2)(b)(xvii).
[3]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 21, §§ 13–14), Аргентины (там же, § 12), Бельгии (там же, § 15), Боснии и Герцеговины (там же, § 16), Великобритании (там же, §§ 44–45), Германии (там же, § 25), Доминиканской Республики (там же, § 20), Израиля (там же, §§ 27–28), Индонезии (там же, § 26), Испании (там же, § 40), Италии (там же, § 29), Канады (там же, §§ 17–18), Кении (там же, § 30), Колумбии (там же, § 19), Нигерии (там же, §§ 35–37), Нидерландов (там же, §§ 32–33), Новой Зеландии (там же, § 34), России (Руководство 1990 г., § 6(г), США (т. II, гл. 21, §§ 46–51), Франции (там же, §§ 22–24), Швейцарии (там же, §§ 41–43), Эквадора (там же, § 21), ЮАР (там же, § 39), Югославии (там же, § 52) и Южной Кореи (там же, § 31).
[4]См., например, законодательство Австралии (там же, §§ 54–55), Бразилии (там же, § 56), Великобритании (там же, § 72), Германии (там же, § 64), Грузии (там же, § 63), Демократической Республики Конго (там же, § 61), Италии (там же, § 65), Канады (там же, § 58), Китая (там же, § 59), Конго (там же, § 60), Мали (там же, § 66), Нидерландов (там же, §§ 67–68), Новой Зеландии (там же, § 69), США (там же, § 73), Швейцарии (там же, § 70), Эстонии (там же, § 62) и Югославии (там же, § 74); см. также проекты законов Бурунди (там же, § 57) и Тринидада и Тобаго (там же, § 71).
[5]См., например, заявления Ирака (там же, § 80), Пакистана (там же, § 91) и США (там же, §§ 98–99), а также отражённую в отчётах практику Боснии и Герцеговины, Республики Сербска (там же, § 77), Индии (там же, § 79), Иордании (там же, § 82), Кувейта (там же, § 83), Малайзии (там же, § 85), Норвегии (там же, § 90), Руанды (там же, § 93) и Филиппин (там же, § 92).
[6]См., например, Japan, District Court of Tokyo, Shimoda case (там же, § 75).
[7]См., например, устные и письменные заявления в деле о ядерном оружии Великобритании (там же, § 97), Египта (там же, § 78), Зимбабве (там же, § 101), Маршалловых Островов (там же, § 86), Мексики (там же, § 87), Новой Зеландии (там же, § 89), Соломоновых Островов (там же, §§ 94–95), США (там же, § 100) и Швеции (там же, § 96); см. также письменные заявления по делу о ядерном оружии (WHO) Малайзии (там же, § 84) и Науру (там же, § 88).
[8]Консультативное заключение о ядерном оружии, §§ 80–82.
[9]См., например, законодательство Австралии (т. II, гл. 21, § 55), Канады (там же, § 58), Конго (там же, § 60), Мали (там же, § 66), Нидерландов (там же, § 68), Новой Зеландии (там же, § 69), Великобритании (там же, § 72); см также проекты законов Бурунди (там же, § 57) и Тринидада и Тобаго (там же, § 71).
[10]См., например, законодательство Германии (там же, § 64), Демократической Республики Конго (там же, § 61), Швейцарии (там же, § 70), Эстонии (там же, § 62) и Югославии (там же, § 74); см также законодательство Италии (там же, § 65), применение которого не исключено во время немеждународного вооружённого конфликта.
[11]Germany, Law Introducing the International Crimes Code (там же, § 64).
[12]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 13), Боснии и Герцеговины (там же, § 16), Германии (там же, § 25), Италии (там же, § 29), Канады (там же, § 18), Кении (там же, § 30), Колумбии (там же, § 19), Нигерии (там же, §§ 35 и 37), Эквадора (там же, § 21), ЮАР (там же, § 39) и Югославии (там же, § 52).
[13]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, §§ 13–14), Израиля (там же, § 28), Канады (там же, § 17), США (там же, § 47), Франции (там же, §§ 23–24), а также военные уставы и наставления Великобритании (т. II, гл. 20, § 85), Нидерландов (там же, § 72), Новой Зеландии (там же, § 73), США (там же, §§ 87, 89, 91 и 93), Эквадора (там же, § 52) и ЮАР (там же, § 80).
[14]См., например, отражённую в отчётах практику Боснии и Герцеговины, Республики Сербска (т. II, гл 21, § 77), Индии (там же, § 79), Руанды (там же, § 93) и Филиппин (там же, § 92).
[15]Сообщения об использовании химического оружия и веществ для борьбы с беспорядками рассматриваются в главе 24.
[16]См. Yugoslavia, YPA Military Manual (т. II, гл. 21, § 52).
[17]Консультативное заключение о ядерном оружии, § 55.
[18]Письменные заявления по делу о ядерном оружии Великобритании (т. II, гл. 21, § 97) и США (там же, § 100).
[19]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 14) (даже если сделано предупреждение), Бельгии (там же, § 15) (даже если сделано предупреждение), Великобритании (там же, § 44) (даже если сделано предупреждение), Германии (там же, § 25), Доминиканской Республики (там же, § 20), Израиля (там же, § 28), Испании (там же, § 40), Канады (там же, § 17) (даже если сделано предупреждение), Колумбии (там же, § 19), Нигерии (там же, § 36), Нидерландов (там же, § 32), США (там же, §§ 46 и 48–49), Швейцарии (там же, § 43), ЮАР (там же, § 39), Югославии (там же, § 52) (если не сделано предупреждение) и Южной Кореи (там же, § 31).