Норма 71. Оружие неизбирательного действия

Норма 71. Запрещается использовать оружие неизбирательного действия.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 20, раздел В.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Оружие неизбирательного действия – это оружие, которое не может быть направлено на конкретный военный объект, или последствия применения которого не могут быть ограничены, как это требуется международным гуманитарным правом. Запрещение такого оружия также подкрепляется общим запрещением нападений неизбирательного характера (см. Нормы 11–12).
Дополнительный протокол I запрещает использование тех видов оружия, которые «поражают военные объекты и гражданских лиц или гражданские объекты без различия»[1]. Это запрещение подтверждается в Статуте Международного уголовного суда[2]. Оно также включено в другие документы[3].
Эта норма закреплена во многих военных уставах и наставлениях[4]. Нарушения этой нормы являются преступлением по законодательству нескольких государств[5]. Эта норма также подтверждается официальными заявлениями и отражённой в отчётах практикой[6]. Такова, в том числе, и практика государств, не являющихся или не являвшихся на соответствующий момент участниками Дополнительного протокола I[7].
Запрещение оружия неизбирательного действия также упоминается во многих резолюциях, принятых Генеральной Ассамблеей ООН, а также в некоторых резолюциях Генеральной ассамблеи ОАГ[8]. Эта норма также упоминалась на нескольких международных конференциях[9].
В своих выступлениях перед Международным судом в деле о ядерном оружии несколько государств, не являвшихся в то время участниками Дополнительного протокола I, ссылались на запрещение оружия неизбирательного действия[10]. В своём Консультативном заключении Суд подтвердил, что это запрещение является одним из «главных принципов» международного гуманитарного права[11].
На основании нормы обычного права, согласно которой гражданские лица не могут подвергаться нападению (см. Норму 1), применение оружия неизбирательного действия запрещается и во время немеждународных вооружённых конфликтов. Таково объяснение запрещения определённых видов мин и мин-ловушек в Протоколе II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, который применяется к немеждународным вооружённым конфликтам[12]. Подобным же образом, Оттавская конвенция, которая запрещает использование противопехотных мин во всех вооружённых конфликтах, основывается, среди прочего, на принципе проведения различия между гражданскими лицами и комбатантами[13].
Запрещение оружия неизбирательного действия также закреплено в нескольких военных уставах и наставлениях, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[14].
Оно также поддерживается рядом официальных заявлений и отражённой в отчётах практикой[15]. Практика подтверждает применимость данной нормы как во время международных, так и немеждународных конфликтов, поскольку обычно у государств нет разных наборов оружия для международных и немеждународных вооружённых конфликтов.
В своих выступлениях перед Международным судом в деле о ядерном оружии многие государства сочли, что запрещение оружия неизбирательного действия основано на принципе проведения различия между гражданскими лицами и комбатантами и между гражданскими и военными объектами[16]. Хотя Суд отметил, что не будет рассматривать вопрос немеждународных вооружённых конфликтов, он, тем не менее, указал, что «государства никогда не должны избирать гражданских лиц в качестве объекта нападения и, следовательно, никогда не должны применять оружие, которое не даёт возможности проводить различие между гражданскими и военными целями»[17].
Официальной практики, противоречащей данной норме, не было найдено ни в отношении международных, ни в отношении немеждународных вооружённых конфликтов. Ни одно государство не указывало, что может использовать оружие неизбирательного действия во время вооружённого конфликта какого-либо типа.
В нескольких военных уставах и наставлениях и официальных заявлениях упоминается оружие, которое «оказывает неизбирательное воздействие», «поражает военные объекты и гражданских лиц без различия» или «не может провести различие между военными объектами и гражданскими лицами», но без других подробностей[18]. Помимо таких общих формулировок, наиболее часто встречаются следующие критерии: может ли оружие быть нацелено на военный объект, и могут ли последствия применения оружия быть ограничены, как этого требует международное гуманитарное право. Оба этих критерия предусмотрены в Дополнительном протоколе I: статья 51(4)(b) запрещает оружие, которое не может быть направлено на конкретный военный объект, а статья 51(4)(с) запрещает оружие, последствия применения которого не могут быть ограничены, как это требуется в соответствии с Протоколом[19]. Эти критерии входят в определение нападений неизбирательного характера согласно обычному международному праву (см. Норму 12).
Критерий, согласно которому оружие не может быть нацелено на военный объект, упоминается в нескольких военных уставах и наставлениях, официальных заявлениях и отражённой в отчётах практике[20]. Судья Хиггинс в своём несовпадающем мнении по делу о ядерном оружии отметила, что оружие обладает неизбирательным действием, если его нельзя нацелить только на военный объект[21]. В деле Мартича в 1996 г. Международный трибунал по бывшей Югославии также ссылался на этот критерий[22].
Критерий, согласно которому последствия применения оружия не могут быть ограничены, как этого требует международное гуманитарное право, также упоминается в нескольких военных уставах и наставлениях и официальных заявлениях[23]. В своих выступлениях перед Международным судом в деле о ядерном оружии несколько государств утверждали, что действие оружия является неизбирательным, если его применение имеет неконтролируемые последствия или может нанести серьёзный ущерб и можно ожидать, что оно попутно повлечёт за собой потери среди гражданского населения, которые будут чрезмерными по отношению к предполагаемому военному преимуществу[24].
В особых мнениях по делу о ядерном оружии позиция тех судей Международного суда, которые считают, что ядерное оружие обладает неизбирательным действием, видимо основывалась на критерии, согласно которому действие оружия не может быть ограничено, поскольку в поддержку своих мнений они ссылались на обширный ущерб, причиняемый этим оружием и во временном, и в пространственном выражении[25]. Однако эти судьи не предприняли попытки дать конкретное определение.
В преамбуле принятой в 1969 г. Резолюции Генеральная Ассамблея ООН указала, что биологическое и химическое оружие «по своей природе достойны порицания, так как их последствия часто не поддаются контролю, их невозможно предвидеть»[26]. Запрещение оружия, которое «обладает неизбирательным действием», также упоминалось в резолюции, принятой Организацией американских государств в 1998 г.[27]
Хотя существование нормы, запрещающей оружие неизбирательного действия, не оспаривается, есть различные мнения о том, делает ли сама норма оружие незаконным или оружие незаконно лишь в том случае, когда его применение запрещается конкретным договором или нормой обычного права. В своих выступлениях перед Международным судом в деле о ядерном оружии большинство государств использовали саму норму, запрещающую оружие неизбирательного действия, доказывая законность или незаконность ядерного оружия[28]. Однако Франция заявила, что считает необходимым наличие конкретной нормы, чтобы какой-либо конкретный вид оружия был сочтен имеющим неизбирательное действие и, тем самым, незаконным[29]. В своих особых мнениях судьи Международного суда оценивали законность ядерного оружия на основании самой нормы и вне зависимости от договорного права[30]. Обсуждения различных резолюций Генеральной Ассамблеи ООН и Конвенции о конкретных видах обычного оружия неоднозначны: некоторые высказывания создают впечатление, что определённые виды оружия уже запрещены в силу этой нормы, другие, – что необходимо конкретное запрещение[31].
В практике приводятся следующие примеры оружия, обладающего неизбирательным действием при использовании в определённых или во всех ситуациях: химическое[32], биологическое[33] и ядерное оружие[34]; противопехотные мины[35]; мины[36]; яд[37]; взрывчатые вещества, метаемые с воздушных шаров[38]; ракеты В-1 и В-2[39] ; кассетные бомбы[40]; мины-ловушки[41]; ракета «Скад»[42]; реактивные снаряды для «катюш»[43]; зажигательное оружие[44]; и средства воздействия на природную среду[45]. Что касается всех этих примеров, то не существует достаточного согласия, чтобы заключить, что по обычному международному праву все они нарушают норму, запрещающую оружие неизбирательного действия. Однако есть согласие относительно того, что некоторые из них запрещены, и они обсуждаются в последующих главах.
***
N.B. Чтобы гарантировать, что применение какого-либо средства или метода ведения войны не противоречит международному гуманитарному праву, Дополнительный протокол I требует от государств создания с этой целью национального механизма или процедуры[46]. Некоторые государства, в том числе и не являющиеся участниками Дополнительного протокола I, выполнили это требование[47].
[1]Дополнительный протокол I, статья 51(4).
[2]Статут МУС, статья 8(2)(b)(xx).
[3]См., например, Руководство Сан-Ремо, п. 42(b); UNTAET Regulation No. 2000/15, Section 6/1(b)(xx) (т. II, гл. 20, § 269).
[4]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, §§ 270–271), Бельгии (там же, § 272), Германии (там же, §§ 278–279), Израиля (там же, § 280), Канады (там же, § 273), Колумбии (там же, § 274), Нигерии (там же, § 283), Новой Зеландии (там же, § 282), России (Руководство 1990 г., § 6), США (т. II, гл. 20, §§ 287–289), Франции (там же, §§ 276–277), Швейцарии (там же, § 286), Швеции (там же, § 285), Эквадора (там же, § 275), Югославии (там же, § 290) и Южной Кореи (там же, § 281).
[5]См., например, законодательство Великобритании (там же, § 298), Грузии (там же, § 294), Канады (там же, § 292), Конго (там же, § 293), Мали (там же, § 295) и Новой Зеландии (там же, § 296); см. также проекты законов Бурунди (там же, § 291) и Тринидада и Тобаго (там же, § 297).
[6]См., например, заявления Австралии (там же, §§ 300–301), Ватикана (там же, § 315), Великобритании (там же, §§ 355–358), Вьетнама (там же, § 367), Египта (там же, §§ 309–311), Зимбабве (там же, § 368), Израиля (там же, § 320), Ирана (там же, §§ 317–318), Италии (там же, § 322), Канады (там же, §§ 302–304), Кипра (там же, § 306), Китая (там же, § 305), Лесото (там же, § 327), Малайзии (там же, § 328), Маршалловых Островов (там же, §§ 329–330), Мексики (там же, § 331), Науру (там же, § 332), Нигерии (там же, § 337), Нидерландов (там же, §§ 333–335), Новой Зеландии (там же, § 336), Перу (там же, § 339), Польши (там же, § 340), России (там же, §§ 342–344), Руанды (там же, § 345), Румынии (там же, § 341), Соломоновых Островов (там же, §§ 347–348), СССР (там же, § 354), США (там же, §§ 359–365), Турции (там же, § 353), Федеративной Республики Германии (там же, § 314), Франции (там же, §§ 312–313), Швейцарии (там же, § 3510, Швеции (там же, § 350), Шри-Ланки (там же, § 349), Эквадора (там же, §§ 307–308), ЮАР (там же, § 352), Японии (там же, § 323), а также отражённую в отчётах практику Израиля (там же, § 321), Индии (там же, § 316), Иордании (там же, § 324), Ирана (там же, § 319), Кувейта (там же, § 326), Пакистана (там же, § 338), Руанды (там же, § 346), США (там же, § 366) и Южной Кореи (там же, § 325).
[7]См., например, военные уставы и наставления Израиля (там же, § 280) и Франции (там же, § 276), заявления Ватикана (там же, § 315), Великобритании (там же, §§ 355–357), Вьетнама (там же, § 367), Египта (там же, § 309), Израиля (там же, § 320), Кипра (там же, § 306), Польши (там же, § 340), Румынии (там же, § 341), СССР (там же, § 354), США (там же, §§ 359–364), Турции (там же, § 353), практику США (там же, § 366) и отражённую в отчётах практику Израиля (там же, § 321), Индии (там же, § 316), Ирана (там же, § 319) и Пакистана (там же, § 338).
[8]См Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1653 (XVI), 24 ноября 1961 г., § 1(b); 3032 (XXVII), 18 декабря 1972 г., преамбула; 3076 (XXVIII), 6 декабря 1973 г., преамбула; 3255 A (XXIX), 9 декабря 1974 г., преамбула; 31/64, 10 декабря 1976 г., преамбула и § 2; 32/15, 19 декабря 1977 г., преамбула; 33/70, 14 декабря 1978 г., преамбула; 34/82, 11 декабря 1979 г., преамбула; 35/153, 12 декабря 1980 г., преамбула; 36/93, 9 декабря 1981 г., преамбула и § 1; 37/79, 9 декабря 1982 г., преамбула и § 1; 38/66, 15 декабря 1983 г., преамбула и § 3; 39/56, 12 декабря 1984 г., преамбула и § 3; 40/84, 12 декабря 1985 г., преамбула и § 3; 41/50, 3 декабря 1986 г., преамбула и § 3; 42/30, 30 ноября 1987 г., преамбула и § 3; 43/67, 7 декабря 1988 г., преамбула и § 3; 45/64, 4 декабря 1990 г., преамбула и § 3; 46/40, 6 декабря 1991 г., преамбула и § 3; 47/56, 9 декабря 1992 г., преамбула и § 3; 48/79, 16 декабря 1993 г., преамбула и § 3; 50/74, 12 декабря 1995 г., преамбула и § 3; 51/49, 10 декабря 1996 г., преамбула и § 3; 52/42, 9 декабря 1997 г., § 2; 53/81, 4 декабря 1998 г., § 5, и 54/58, 1 декабря 1999 г., § III(3); OAS, General Assembly, Res. 1270 (XXIV-O/94) and 1335 (XXV-O/95) (т. II, гл. 20, § 381) and Res. 1565 (XXVIII-O/98) (там же, § 382).
[9]См., например, 22nd International Conference of the Red Cross, Res. XIV (там же, § 383); 24th International Conference of the Red Cross, Res. XIII (там же, § 383); XXVI Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца, Женева, 3–7 декабря 1995 г., Резолюция 2, § H(h) в Международном журнале Красного Креста, № 8, январь-февраль 1996 г., с. 68; Second Review Conference of States Parties to the CCW, Final Declaration (т. II, гл. 20, § 387); African Parliamentary Conference on International Humanitarian Law for the Protection of Civilians during Armed Conflict, Final Declaration (там же, § 388).
[10]См., например, устные и письменные заявления в деле о ядерном оружии Великобритании (там же, § 358), Ирана (там же, §§ 317–318), Маршалловых Островов (там же, §§ 329–330), Науру (там же, § 332), США (там же, § 364) и Японии (там же, § 323); см. также письменные заявления по делу о ядерном оружии (WHO) Малайзии (там же, § 328) и Шри-Ланки (там же, § 349).
[11]Консультативное заключение о ядерном оружии, §§ 78–79.
[12]Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 1(2).
[13]Оттавская конвенция, преамбула.
[14]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 20, § 270), Германии (там же, §§ 278–279), Колумбии (там же, § 274), Нигерии (там же, § 283), Эквадора (там же, § 275), Югославии (там же, § 290) и Южной Кореи (там же, § 281).
[15]См., например, заявления Ватикана (там же, § 315), Великобритании (там же, § 358), Египта (там же, §§ 309–310), Израиля (там же, § 320), Лесото (там же, § 327), Маршалловых Островов (там же, § 329), Нидерландов (там же, §§ 333–335), России (там же, §§ 342–343), Руанды (там же, § 345), Румынии (там же, § 341), США (там же, § 365), Эквадора (там же, § 307) и ЮАР (там же, § 352), а также отражённую в отчётах практику Индии (там же, § 316), Ирана (там же, § 317), Кувейта (там же, § 326) и США (там же, § 366).
[16]См., например, устные и письменные заявления в деле о ядерном оружии Великобритании (там же, § 358), Египта (там же, § 310), Ирана (там же, § 317–318), Науру (там же, § 332), Новой Зеландии (там же, § 336), Соломоновых Островов (там же, § 348), США (там же, § 364), Эквадора (там же, § 308) и Японии (там же, § 323); см. также письменные заявления по делу о ядерном оружии (WHO) Малайзии (там же, § 328), Мексики (там же, § 331), Соломоновых Островов (там же, § 347) и Шри-Ланки (там же, § 349).
[17]Консультативное заключение о ядерном оружии, § 78.
[18]См., например, военные уставы и наставления Германии (т. II, гл. 20, §§ 278 279), Колумбии (там же, § 274), Франции (там же, §§ 276–277), Швейцарии (там же, § 286), Швеции (там же, § 285), а также заявления Ирана (там же, § 317), Китая (там же, § 305), Маршалловых Островов (там же, § 330), Мексики (там же, §331), Науру (там же, § 332), Новой Зеландии (там же, § 336), Румынии (там же, § 341) и Соломоновых Островов (там же, § 347).
[19]Дополнительный протокол I, статья 51(4)(b) и 51(4)(с).
[20]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 20, § 270), Израиля (там же, § 280), Канады (там же, § 273), Новой Зеландии (там же, §282), США (там же, § 287–289) и Эквадора (там же, § 275), заявления Великобритании (там же, § 357) и Израиля (там же, § 320), а также отражённую в отчётах практику Израиля (там же, § 321).
[21]Консультативное заключение о ядерном оружии, Несовпадающее особое мнение судьи Хиггинс, § 24.
[22]ICTY, Martić case, Review of the Indictment (т. II, гл. 20, § 397).
[23]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 270), Израиля (там же, § 280), Канады (там же, § 273), Колумбии (там же, § 274), Новой Зеландии (там же, § 282), США (там же, § 287–289), Швейцарии (там же, § 286), Эквадора (там же, § 275) и Югославии (там же, § 290), а также заявления Китая (там же, § 305), Румынии (там же, § 341) и Швеции (там же, § 350).
[24]См., например, устные и письменные заявления в деле о ядерном оружии Египта (там же, § 310 311), Зимбабве (там же, § 368), Ирана (там же, § 317), Маршалловых Островов (там же, § 330), Эквадора (там же, § 308) и Японии (там же, § 323); см. также письменные заявления по делу о ядерном оружии (WHO) Малайзии (там же, § 328) и Соломоновых Островов (там же, § 347).
[25]См., например, Консультативное заключение о ядерном оружии, особое мнение судьи Флайшхауэра, § 2, заявление судьи Херцега, § 2, и заявление председателя Беджауи, § 20; см. также особые мнения судей Феррари Браво, Корома, Рандзева, Шахабуддина и Вирамантри.
[26]Резолюция 2603 А (XXIV) Генеральной Ассамблеи ООН. Хотя три государства голосовали против этой резолюции, а ещё 36 воздержались, несогласие, главным образом, относилось к вопросу гербицидов, а не к общим принципам.
[27]OAS General Assembly, Res. 1565 (XXVIII-O/98) (т. II, гл. 20, § 382).
[28]См., например, устные и письменные заявления в деле о ядерном оружии Великобритании (там же, § 358), Египта (там же, §§ 310 311), Зимбабве (там же, §368), Ирана (там же, §§ 317 318), Маршалловых Островов (там же, §§ 329 330), Науру (там же, § 332), Нидерландов (там же, § 335), Новой Зеландии (там же, § 336), Соломоновых Островов (там же, § 348), США (там же, § 364) и Эквадора (там же, § 308); см. также письменные заявления по делу о ядерном оружии (WHO) Мексики (там же, § 331), Руанды (там же, § 345), Соломоновых Островов (там же, § 347) и Шри-Ланки (там же, § 349).
[29]France, Written statement submitted to the ICJ in the Nuclear Weapons (WHO) case (там же, § 313); см также Италия, Заявление на Дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы (Акты Дипломатической конференции, т. VI, CDDH/SR.41, 26 мая 1977 г., с. 173-174, § 122).
[30]См. Консультативное заключение о ядерном оружии, особое мнение судьи Гийома, § 5, несовпадающее особое мнение судьи Вирамантри, несовпадающее особое мнение судьи Хиггинс, §§ 23-24, особое мнение судьи Флайшхауэра, § 2, заявление судьи Херцега, § 2, и заявление председателя Беджауи, § 20.
[31]См., например, заявления Ватикана (там же, § 315), Великобритании (там же, § 355), Вьетнама (там же, § 367), Египта (там же, § 309), Израиля (там же, § 320), Италии (там же, § 322), Канады (там же, §§ 303-304), Кипра (там же, § 306), Нигерии (там же, § 337), Нидерландов (там же, § 334), Польши (там же, § 340), России (там же, § 343), Румынии (там же, § 341), Турции (там же, § 353), Федеративной Республики Германии (там же, § 314), Франции (там же, § 312), Швейцарии (там же, § 351), Швеции (там же, § 350) и Эквадора (там же, § 307).
[32]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, §§ 270-271), России (Руководство 1990 г., § 6) и Франции (т. II, гл. 20, §§ 276-277), а также заявления Румынии (там же, § 341) и США (там же, § 360); см. также UN SubCommission on Human Rights, Res. 1989/39 and 1996/16, and UN Secretariat, Existing rules of international law concerning the prohibition or restriction of use of specific weapons, Survey, UN Doc. A/9215, 21 November 1973, p. 209.
[33]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл 20, §§ 270-271), России (Руководство 1990 г., § 6) и Франции (т. II, гл. 20, §§ 276-277), а также заявления Румынии (там же, § 341) и Швеции (там же, § 350); см. также UN Sub-Commission on Human Rights, Res. 1996/16, and UN Secretariat, Existing rules of international law concerning the prohibition or restriction of use of specific weapons, Survey, UN Doc. A/9215, 21 November 1973, p. 209.
[34]См., например, военный устав Швейцарии (т. II, гл. 20, § 286) и заявления Австралии (там же, § 301), Египта (там же, § 311), Зимбабве (там же, § 368), Ирана (там же, §§ 317–318), Лесото (там же, § 327), Малайзии (там же, § 328), Маршалловых Островов (там же, §§ 329–330), Соломоновых Островов (там же, § 347), Эквадора (там же, § 308) и Японии (там же, § 323); см также UN SubCommission on Human Rights, Res. 1996/16, and UN Secretariat, Existing rules of international law concerning the prohibition or restriction of use of specific weapons, Survey, UN Doc. A/9215, 21 November 1973, p. 209.
[35]См., например, военные уставы и наставления Франции (т. II, гл. 20, §§ 276–277) и отражённую в отчётах практику Перу (там же, § 339).
[36]См., например, военные уставы и наставления США (там же, § 289) и Эквадора (там же, § 275), заявление Австралии (там же, § 300) и отражённую в отчётах практику Иордании (там же, § 324) и Руанды (там же, § 346); см также UN Secretariat, Existing rules of international law concerning the prohibition or restriction of use of specific weapons, Survey, UN Doc. A/9215, 21 November 1973, p. 209.
[37]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 20, §§ 270–271), Канады (там же, § 273), России (Руководство 1990 г., § 6) и Франции (т. II, гл. 20, §§ 276–277).
[38]См., например, военные уставы и наставления США (там же, §§ 287 и 289) и Эквадора (там же, § 275).
[39]См., например, военные уставы и наставления США (там же, §§ 287 и 289) и Эквадора (там же, § 275), а также отражённую в отчётах практику Иордании (там же, § 324).
[40]См., например, заявление Швейцарии (там же, § 351); см также UN Sub Commission on Human Rights, Res. 1996/16, and UN Secretariat, Existing rules of international law concerning the prohibition or restriction of use of specific weapons, Survey, UN Doc. A/9215, 21 November 1973, p. 209.
[41]См., например, заявления Австралии (т. II, гл 20, § 300) и России (там же, § 342); см также UN Secretariat, Existing rules of international law concerning the prohibition or restriction of use of specific weapons, Survey, UN Doc. A/9215, 21 November 1973, p. 209.
[42]См., например, военный устав Канады (т. II, гл. 20, § 273), заявления Великобритании (там же, § 356), Израиля (там же, § 320) и США (там же, §§ 361 и 363), а также отражённую в отчётах практику Израиля (там же, § 321).
[43]См., например, отражённую в отчётах практику Израиля (там же, § 321).
[44]См., например, заявления Австралии (т. II, гл. 20, § 300), России (там же, § 342), Турции (там же, § 353), Швейцарии (там же, § 351) и Швеции (там же, § 350); см также UN Secretariat, Existing rules of international law concerning the prohibition or restriction of use of specific weapons, Survey, UN Doc. A/9215, 21 November 1973, p. 209.
[45]См., например, Руководство 1990 г., § 6.
[46]Дополнительный протокол I, статья 36.
[47]В частности, Австралия, Бельгия, Великобритания, Германия, Дания, Канады, Нидерланды, Норвегия, США и Швеция. См. Изабелла Дауст, Робин Куплэнд и Рикке Исхой, «Новые войны – новое оружие? Обязанность государств оценивать законность средств и методов ведения войны», Международный журнал Красного Креста, сборник статей, 2002 г., с. 99; Justin McClelland, «The review of weapons in accordance with Article 36 of Additional Protocol I», International Review of the Red Cross, No. 850, 2003, p. 397.