Норма 64. Заключение соглашения о временном прекращении боевых действий с намерением неожиданно напасть на неприятеля, полагающегося на это соглашение

Норма 64. Запрещается заключать соглашение о временном прекращении боевых действий с намерением неожиданно напасть на неприятеля, полагающегося на это соглашение.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 18, раздел Н.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Эта норма основана на соблюдении принципа добросовестности (см. Норму 66). Её нарушения связаны с нарушениями тех норм, которые применяются в соглашениях о временном прекращении боевых действий, например, норм об эвакуации раненых и больных или гражданских лиц (см. Нормы 109 и 129).
Нарушение соглашения о временном прекращении боевых действий является нарушением доверия и принципа добросовестности. Тот факт, что эта норма основана на принципе добросовестности, отражён в Кодексе Либера, где говорится, что «военная необходимость позволяет ... такой обман, который не связан с нарушением принципа добросовестности, либо обещанной открыто в соглашениях, заключённых во время войны, либо полагаемой существующей современным правом войны»[1]. В Военном уставе Великобритании подчёркивается, что «во время войны необходима добросовестность, которая выражается в выполнении обещаний»[2].
Эта норма закреплена во многих военных уставах и наставлениях[3]. В некоторых из этих уставов и наставлений симуляция прекращения огня считается «вероломством»[4]. В Боевом уставе и Инструкции для военновоздушных сил США, например, указано, что лживое сообщение неприятелю о заключении соглашения о перемирии широко признано «вероломным»[5].
Нарушение любого соглашения о временном прекращении боевых действий, будь то соглашение о перемирии, прекращении огня, капитуляции или другое подобное соглашение, является преступлением по законодательству многих государств[6]. Эта норма также подкреплена официальными заявлениями, например, со стороны Ирака во время ираноиракской войны[7].
Проект Дополнительного протокола II, представленный МККК Дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы, предусматривал, что «симуляция прекращения огня с целью ведения или возобновления военных действий» является вероломством[8]. Это положение было выпущено из проекта во время обсуждения в Комитете III Дипломатической конференции. Однако это не означает, что подобные действия законны во время немеждународного вооружённого конфликта.
Принцип добросовестности в выполнении соглашений в равной степени применим в международных и немеждународных вооружённых конфликтах (см. Норму 66).
Это запрещение включено в военные уставы и наставления, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[9]. Нарушение этой нормы во время любого вооружённого конфликта является преступлением по законодательству многих государств[10]. Эта норма также подтверждается официальными заявлениями и отражённой в отчётах практикой, относящимися к немеждународным вооружённым конфликтам[11].
Официальной практики, противоречащей данной норме, обнаружено не было. Нарушения этой нормы обычно осуждаются. Не сообщалось ни об одной стороне в немеждународном вооружённом конфликте, которая утверждала бы, что имеет право заключать соглашения о временном прекращении боевых действий с намерением неожиданно напасть на неприятеля, полагающегося на это соглашение.
[1]Lieber Code, Article 15 (там же, § 786).
[2]United Kingdom, Military Manual (там же, § 803).
[3]См., например, военные уставы и наставления Бельгии (там же, § 787), Буркина-Фасо (там же, § 788), Великобритании (там же, § 803), Германии (там же, § 793), Камеруна (там же, § 789), Канады (там же, § 790), Конго (там же, § 791), Мали (там же, § 796), Марокко (там же, § 797), Нигерии (там же, § 800), Нидерландов (там же, § 798), Новой Зеландии (там же, § 799), Сенегала (там же, § 801), США (там же, §§ 804–806), Франции (там же, § 792), Швейцарии (там же, § 802) и Южной Кореи (там же, § 795).
[4]См., например, военные уставы и наставления Бельгии (там же, § 787), Великобритании (там же, § 803), Германии (там же, § 793) и США (там же, §§ 804–805).
[5]United States, Field Manual (там же, § 804) and Air Force Pamphlet (там же, § 805).
[6]См., например, законодательство Азербайджана (там же, § 810), Аргентины (там же, §§ 807–808), Беларуси (там же, § 811), Боливии (там же, § 812), Венгрии (там же, § 820), Венесуэлы (там же, §§ 831–832), Гватемалы (там же, § 819), Испании (там же, §§ 828–829), Италии (там же, §§ 821–822), КостаРики (там же, § 814), Мексики (там же, § 823), Нидерландов (там же, § 824), Никарагуа (там же, § 825), Перу (там же, §§ 826–827), Сальвадора (там же, § 817), Чили (там же, § 813), Швейцарии (там же, § 830), Эквадора (там же, §§ 815–816) и Эфиопии (там же, § 818); см. также проекты законов Аргентины (там же, § 809).
[7]Iraq, Letter to the UN Secretary-General (там же, § 835) and Military communique of 1 March 1987 (там же, § 836).
[8]Draft Additional Protocol II, Article 21(1) (там же, § 632).
[9]См., например, Germany, Military Manual (там же, § 793).
[10]См., например, законодательство Азербайджана (там же, § 810), Беларуси (там же, § 811), Венесуэлы (там же, § 831), Испании (там же, § 829), Коста-Рики (там же, § 814), Никарагуа (там же, § 825), Сальвадора (там же, § 817), Швейцарии (там же, § 830), Эквадора (там же, § 815) и Эфиопии (там же, § 818); см. также законодательство Аргентины (там же, § 808), Венгрии (там же, § 820) и Италии (там же, §§ 821–822), применение которого не исключается во время немеждународного вооружённого конфликта, а также проекты законов Аргентины (там же, § 809).
[11]См., например, заявления Китая (там же, § 834) и Югославии (там же, § 837), а также отражённую в отчётах практику Югославии (там же, § 839) и ещё одного государства (там же, § 840).