Норма 54. Нападения на объекты, необходимые для выживания гражданского населения

Норма 54. Запрещается подвергать нападению, уничтожать, вывозить или приводить в негодность объекты, необходимые для выживания гражданского населения.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 17, раздел В.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Данная норма вытекает из запрещения использования голода (см. Норму 53). Исключения за данной нормы обсуждаются ниже.
В принципе, объекты, необходимые для выживания гражданского населения, являются гражданскими объектами и в качестве таковых не могут подвергаться нападению (см. Норму 7). Конкретное запрещение подвергать нападению, уничтожать, вывозить или приводить в негодность объекты, необходимые для выживания гражданского населения, содержится в статье 54(2) Дополнительного протокола I[1]. Согласно Комментарию к Дополнительным протоколам, «это положение развивает принцип, сформулированный в пункте 1 [статьи 54] и запрещающий использование голода среди гражданского населения; он описывает наиболее распространённые способы нарушения этого принципа»[2]. Статья 54(2) запрещает нападения на объекты «специально с целью не допустить их использование гражданским населением или противной стороной как средств поддержания существования, независимо от мотивов, будь то с целью вызвать голод среди гражданских лиц, принудить их к выезду или по какой-либо иной причине»[3]. При ратификации Дополнительного протокола I Великобритания и Франция заявили, что это положение неприменимо к нападениям, которые осуществляются с иной конкретной целью, не заключающейся в том, чтобы лишить гражданское население средств поддержания существования[4]. Согласно Статуту Международного уголовного суда, «умышленное совершение действий, подвергающих гражданское население голоду, в качестве способа ведения войны путём лишения его предметов, необходимых для выживания», является военным преступлением во время международных вооружённых конфликтов[5].
Многие военные уставы и наставления предусматривают, что запрещается подвергать нападению, уничтожать, вывозить или приводить в негодность объекты, необходимые для выживания гражданского населения[6]. Это относится и к уставам и наставлениям государств, которые не являются или не являлись на момент их принятия участниками Дополнительного протокола I[7]. В Приложении к Военно-морскому руководству США с комментариями указано, что данное запрещение является частью обычного международного права[8]. В нескольких военных уставах и наставлениях указывается, что для того, чтобы нападение считалось незаконным, цель его должна состоять в том, чтобы помешать снабжению гражданского населения[9]. однако большинство военных уставов и наставлений не содержат такого требования и запрещают нападения на объекты, необходимые для выживания гражданского населения, как таковые[10]. Это относится и к большей части внутригосударственных законодательных актов, в соответствии с которыми нарушение этой нормы является преступлением[11].
В принципе, объекты, необходимые для выживания гражданского населения, являются гражданскими объектами и в качестве таковых не могут подвергаться нападению (см. Норму 7). Запрещение нападений на объекты, необходимые для выживания гражданского населения, закреплено в Дополнительном протоколе II и выводится из запрещения использования голода[12]. Как указано в Комментарии к Дополнительным протоколам, в этом положении «развивается принцип, запрещающий вызывать голод среди гражданских лиц, с указанием наиболее распространённых способов, которыми можно вызвать голод»[13]. Кроме того, эта норма содержится в других документах, также относящихся и к немеждународным вооружённым конфликтам[14].
Это запрещение закреплено в военных уставах и наставлениях, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[15]. По законодательству нескольких государств нападение на объекты, необходимые для выживания гражданского населения, является преступлением во время любого вооружённого конфликта[16]. Эта норма, также упоминается в официальных заявлениях и другой практике, относящихся к немеждународным вооружённым конфликтам[17].
Официальной практики, противоречащей данной норме, не было обнаружено ни в отношении международных, ни в отношении немеждународных вооружённых конфликтов. Предполагаемые нарушения этой нормы обычно осуждаются, в частности ООН и другими международными организациями, как, например, в связи с конфликтами в Боснии и Герцеговине и Демократической Республике Конго[18]. В 1995 г. XXVI Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца подчеркнула в общем «запрет на нападение на любые объекты, необходимые для выживания населения, их разрушение, вывоз или приведение в негодность»[19]. Это запрещение было также особо выделено в Плане действий на 2000–2003 гг., принятом XXVII Международной конференцией Красного Креста и Красного Полумесяца в 1999 г.[20] МККК призывает стороны в международных и немеждународных вооружённых конфликтах соблюдать эту норму[21].
Существуют два исключения из запрещения нападений на объекты, необходимые для выживания гражданского населения. Первое исключение основано на том соображении, что эти объекты могут подвергаться нападению, если квалифицируются как военные объекты. Дополнительный протокол I предусматривает, что это может произойти, если объекты используются для поддержания существования исключительно комбатантов или каким-либо иным образом для прямой поддержки военных действий[22]. Это исключение содержится в нескольких военных уставах и наставлениях, законодательных актах и официальных заявлениях[23]. однако в этой практике признаётся, что, когда такие объекты используются не для поддержания существования исключительно комбатантов, но, тем не менее, для прямой поддержки военных действий, запрещение использования голода запрещает нападения на такие объекты, если можно ожидать, что это нападение вызовет голод среди гражданского населения. Такова, в том числе, и практика государств, не являющихся участниками Дополнительного протокола I[24]. однако сомнительно, чтобы это исключение относилось и к немеждународным вооружённым конфликтам, поскольку оно не содержится в статье 14 Дополнительного протокола II и не подкреплено никакой практикой.
Второе исключение состоит в так называемой «стратегии выжженной земли», применяемой для обороны национальной территории от вторжения. Дополнительный протокол I допускает это исключение, «исходя из признания жизненно важных для любой стороны, находящейся в конфликте, потребностей в обороне своей национальной территории от вторжения, ... где этого требует настоятельная военная необходимость»[25]. Это исключение признаётся в нескольких военных уставах и наставлениях и официальных заявлениях[26]. Такова, в том числе, и практика государств, не являющихся участниками Дополнительного протокола I[27]. Однако сомнительно, чтобы исключение «стратегии выжженной земли» относилось и к немеждународным вооружённым конфликтам, поскольку оно не содержится в статье 14 Дополнительного протокола II. В Основном военном уставе Колумбии указано, что «во всех вооружённых конфликтах» запрещается отдавать приказ об использовании стратегии выжженной земли в качестве метода ведения войны[28].
Репрессалии воюющих сторон в отношении объектов, необходимых для выживания гражданского населения, рассматриваются в главе 41.
В Дополнительных протоколах I и II приводятся следующие примеры объектов, необходимых для выживания гражданского населения: запасы продуктов питания, производящие продовольствие сельскохозяйственные районы, посевы, скот, сооружения для снабжения питьевой водой и запасы последней, а также ирригационные сооружения[29]. Этот перечень не является исчерпывающим, на что указывают слова «такие как» в соответствующих положениях. При обсуждении Элементов преступлений для Международного уголовного суда было признано, что обычное значение слов «использование голода» включает в себя не только более узкое значение убийства путём лишения воды и пищи, но и более широкое значение лишения или предоставления в недостаточной степени каких-либо предметов первой необходимости, чего-либо необходимого для выживания. В результате во время этого обсуждения упоминались такие непродовольственные предметы первой необходимости, как лекарства или, в некоторых случаях, одеяла[30]. Здесь важно отметить, что в обоих Дополнительных протоколах необходимыми для выживания гражданского населения считаются продовольствие и медикаменты, а в Дополнительном протоколе I также упоминаются одежда, постельные принадлежности и средства обеспечения крова[31].
[1]Дополнительный протокол I, статья 54(2) (принята на основе консенсуса).
[2]Yves Sandoz, Christophe Swinarski, Bruno Zimmermann (eds.), Commentary on the Addiiional Protocols, ICRC, Geneva, 1987, § 2098.
[3]Дополнительный протокол I, статья 54(2) (принята на основе консенсуса).
[4]France, Reservations and declarations made upon ratification of Additional Protocol I (т. II, гл. 17, § 189); United Kingdom, Reservations and declarations made upon ratification of Additional Protocol I (там же, § 190).
[5]Статут МУС, статья 8(2)(b)(xxv).
[6]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 17, §§ 199–200), Бельгии (там же, § 201), Бенина (там же, § 202), Великобритании (там же, §225), Германии (там же, §§ 209–210), Израиля (там же, § 213), Индонезии (там же, § 212), Испании (там же, § 221), Канады (там же, § 203), Кении (там же, § 214), Колумбии (там же, § 204), Мадагаскара (там же, § 215), Нигерии (там же, § 219), Нидерландов (там же, §§ 216–217), Новой Зеландии (там же, §218), США (там же, §§ 226–227), Того (там же, § 224), Франции (там же, §§ 206–208), Швейцарии (там же, § 223), Швеции (там же, § 222), Эквадора (там же, § 205), ЮАР (там же, § 220) и Югославии (там же, § 228).
[7]См. военные уставы и наставления Великобритании (там же, § 225), Израиля (там же, § 213), Индонезии (там же, § 212), Кении (там же, § 214), США (там же, §§ 226–227) и Франции (там же, § 206).
[8]United States, Annotated Supplement to the Naval Handbook (там же, § 227).
[9]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 200), Германии (там же, § 210), Испании («с намерением вызвать голод среди гражданского населения») (там же, § 221), Новой Зеландии (там же, § 218), США (там же, §§ 226–227), Франции (там же, § 208), Швеции (там же, § 222), Эквадора (там же, § 205) и Югославии (там же, § 228).
[10]См., например, военные уставы и наставления Бельгии (там же, § 201), Бенина (там же, § 202), Великобритании (там же, § 225), Израиля (там же, § 213), Индонезии (там же, § 212), Канады («независимо от мотивов») (там же, § 203), Кении (там же, § 214), Колумбии (там же, § 204), Мадагаскара (там же, § 215), Нигерии (там же, § 219), Нидерландов («независимо от мотивов») (там же, §§ 216–217), Того (там же, § 224), Франции (там же, §§ 206–207), Швейцарии (там же, § 223) и ЮАР (там же, § 220).
[11]См., например, законодательство Испании (там же, § 251), Колумбии (там же, § 233), Нидерландов (там же, § 245), Перу (там же, § 249), Словакии (там же, § 250), Чешской Республики (там же, § 235) и Эстонии (там же, § 237); см. также проекты законов Аргентины (там же, § 229), Никарагуа (там же, § 247) и Сальвадора (там же, § 236).
[12]Дополнительный протокол II, статья 14 (принята на основе консенсуса).
[13]Комментарий к Дополнительному протоколу II, § 4800.
[14]См., например, Memorandum on Understanding on the Application of IHL between Croatia and the SFRY, para. 6 (т. II, гл. 17, § 194); Agreement on the Application of IHL between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, para. 2.5 (там же, § 195).
[15]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, §§ 199–200), Аргентины (там же, § 198), Бенина (там же, § 202), Германии (там же, §§ 209–210), Испании (там же, § 221), Канады (там же, § 203), Кении (там же, § 214), Колумбии (там же, § 204), Мадагаскара (там же, § 215), Нигерии (там же, § 219), Нидерландов (там же, § 216), Новой Зеландии (там же, § 218), Того (там же, § 224), Франции (там же, § 208), Эквадора (там же, § 205), ЮАР (там же, § 220) и Югославии (там же, § 228).
[16]См., например, законодательство Германии (там же, § 239), Ирландии (там же, § 241), Испании (там же, § 251), Колумбии (там же, § 233), Норвегии (там же, § 248) и Эстонии (там же, § 237); см. также законодательство Перу (там же, § 249), Словакии (там же, § 250) и Чешской Республики (там же, § 235), применение которого не исключено во время немеждународных вооружённых конфликтов, и проекты законов Аргентины (там же, § 229), Никарагуа (там же, § 247) и Сальвадора (там же, § 236).
[17]См., например, заявление Колумбии (там же, § 259) и Филиппин (там же, § 267), а также отражённую в отчётах практику Малайзии (там же, § 266) и Руанды (там же, § 268).
[18]См., например, Заявления Председателя Совета Безопасности ООН, Док. ООН S/26134, 22 июля 1993 г., с. 1, и Док. ООН S/PRST/1998/26, 31 августа 1998 г., с. 1; UN High Commissioner for Human Rights and UN Under-Secretary-General for Humanitarian Affairs, Press release on the situation in the Democratic Republic of the Congo (т. II, гл. 17, § 281); EU, Press Statement by the Presidency on the situation in the Democratic Republic of the Congo (там же, § 283).
[19]XXVI Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца, Женева, 3–7 декабря 1995 г., Резолюция 2, § E(b), см. также § F(a) в Международном журнале Красного Креста, № 8, январь–февраль 1996 г., с. 65.
[20]27th International Conference of the Red Cross and Red Crescent, Res. I (adopted by consensus) (т. II, гл. 17, § 287).
[21]См., например, ICRC, Conflict in Southern Africa: ICRC appeal (там же, § 290), Memorandum on the Applicability of International Humanitarian Law (там же, § 291), Appeal on behalf of civilians in Yugoslavia (там же, § 293), Press Release No. 1705 (там же, § 296), Press Release No. 1712 (там же, § 297), Press Release No. 1726 (там же, § 297), Memorandum on Respect for International Humanitarian Law in Angola (там же, § 298) and Memorandum on Compliance with International Humanitarian Law by the Forces Participating in Operation Turquoise (там же, § 299).
[22]Дополнительный протокол I, статья 54(3) (принята на основе консенсуса).
[23]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 17, § 313), Бельгии (там же, § 314), Израиля (там же, § 316), Испании (там же, § 319), Канады (там же, § 315), Нидерландов (там же, § 317), Новой Зеландии (там же, § 318), Швеции (там же, § 320) и Югославии (там же, § 321), законодательство Испании (там же, § 323), а также проекты законов Аргентины (там же, § 322), заявления Колумбии (там же, § 325) и США (там же, § 327).
[24]См. Israel, Manual on the Laws of War (там же, § 316); United States, Address by the Deputy Legal Adviser of the Department of State (там же, § 327).
[25]Дополнительный протокол I, статья 54(5) (принята на основе консенсуса).
[26]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 17, §§ 336–337), Германии (там же, § 340), Израиля (там же, § 341), Испании (там же, § 344), Канады (там же, § 338), Нидерландов (там же, § 342), Новой Зеландии (там же, § 343), Швеции (там же, § 345) и Югославии (там же, § 347); заявления США (там же, § 351) и Швеции (там же, § 350).
[27]См., например, военный устав Израиля (там же, § 341) и заявление США (там же, § 351).
[28]Colombia, Basic Military Manual (там же, § 339).
[29]Дополнительный протокол I, статья 54(2) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 14 (принята на основе консенсуса).
[30]Knut Dörmann, «Preparatory Commission for the International Criminal Court: The Elements of War Crimes – Part II: Other Serious Violations of the Laws and Customs Applicable in International and Non-International Armed Conflicts», International Review of the Red Cross, Vol. 83, 2001, pp. 475–476.
[31]Дополнительный протокол I, статья 69(1); Дополнительный протокол II, статья 18(2).