Норма 51. Общественная и частная собственность на оккупированной территории

Норма 51. На оккупированной территории:а) движимая общественная собственность, которую можно использовать для военных операций, может быть конфискована;б) недвижимая общественная собственность должна управляться в соответствии с нормой узуфрукта;в) частная собственность должна пользоваться уважением и не может быть конфискована;за исключением тех случаев, когда захвата такой собственности требует настоятельная военная необходимость.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 16, раздел С.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время международных вооружённых конфликтов.
Норма, согласно которой вся движимая общественная собственность, которую можно использовать для военных операций, может быть конфискована, является давней нормой обычного международного права, признанной ещё в Кодексе Либера, Брюссельской декларации и Оксфордском руководстве[1]. Она кодифицирована в Гаагском положении, которое предусматривает, что конфискованные объекты могут являться «деньгами, фондами и долговыми требованиями, составляющими собственность государства, складами оружия, перевозочными средствами, магазинами и запасами провианта и вообще всей движимой собственностью государства, могущей служить для военных целей»[2].
Эта норма закреплена во многих военных уставах и наставлениях[3]. Она применялась в нескольких делах после Второй мировой войны[4].
В военных уставах и наставлениях Австралии, Канады и Новой Зеландии конфискация определяется как «удержание общественной движимой собственности неприятеля без обязательства выплатить компенсацию государству, которому она принадлежит»[5]. Формально это отличается от взятия военных трофеев тем, что последние включают в себя лишь военное оборудование, захваченное или найденное на поле боя, однако на практике границы между двумя категориями размыты, поскольку к ним применяется один и тот же режим: они могут быть удержаны без компенсации. В Военном уставе Германии, например, об обеих категориях говорится как о «военной добыче»[6].
Согласно Гаагскому положению, собственность общин, учреждений церковных, благотворительных и образовательных, художественных и научных, хотя бы принадлежащих государству, приравнивается к частной собственности[7]. Соответственно, запрещены захват и уничтожение такой собственности, в том числе исторических памятников и художественных и научных произведений (см. Норму 40).
Норма, согласно которой недвижимая общественная собственность должна управляться в соответствии с нормами узуфрукта, является давней нормой обычного международного права, признанной ещё в Кодексе Либера, Брюссельской декларации и Оксфордском руководстве[8]. Она кодифицирована в Гаагском положении:
Государство, занявшее область, должно признавать за собою лишь права управления и пользовладения по отношению к находящимся в ней и принадлежащим неприятельскому государству общественным зданиям, недвижимостям, лесам и сельскохозяйственным угодьям. Оно обязано сохранять основную ценность этих видов собственности и управлять ими согласно правилам пользовладения[9].
Эта норма содержится в нескольких военных уставах и наставлениях[10]. В уставах и наставлениях Австралии, Канады и Новой Зеландии объясняется, что, в результате, «общественной недвижимой собственностью неприятеля можно управлять, её можно использовать, но нельзя конфисковать»[11]. Эта норма применялась в нескольких делах после Второй мировой войны[12].
В нескольких военных уставах и наставлениях к недвижимой общественной собственности в прямой форме применяется принцип, согласно которому собственность противной стороны может быть уничтожена в случае настоятельной военной необходимости (см. Норму 50)[13].
Защита частной собственности от конфискации является давней нормой обычного международного права, признанной ещё в Кодексе Либера, Брюссельской декларации и Оксфордском руководстве[14]. Запрещение конфискации частной собственности кодифицировано в статье 46 Гаагского положения[15]. Это запрещение не означает, что никакая частная собственность никогда не может быть захвачена, поскольку, как указано в статье 53 Гаагского положения:
Все средства, приспособленные для передачи сведений на суше, на море и по воздуху, для перевозки лиц и вещей, ... склады оружия и вообще всякого рода боевые припасы, даже если они принадлежат частным лицам, могут быть захвачены, но подлежат возврату с возмещением убытков по заключении мира[16].
Эта норма содержится во многих военных уставах и наставлениях[17]. Как объясняется в Руководстве для сил обороны Австралии, «эти объекты могут быть захвачены оккупирующей державой, но не становятся её собственностью. Захват происходит лишь как передача владения объектом оккупирующей державе, тогда как право собственности остаётся у частного владельца»[18]. Согласно Военному уставу Новой Зеландии, в категорию попадают:
кабели, телеграфные и телефонные станции; телевизионное, телекоммуникационное и радиооборудование; лошади, автомобили, велосипеды, телеги и повозки; железные дороги и железнодорожные станции, трамвайные линии; корабли в порту, речной флот и мелкие суда; летательные аппараты всех типов, за исключением санитарных; охотничье оружие; и любая собственность, которая может быть военным имуществом[19].
В некоторых военных уставах и наставлениях к частной собственности в прямой форме применяется принцип, согласно которому собственность противной стороны может быть уничтожена в случае настоятельной военной необходимости (см. Норму 50)[20].
Защита частной собственности от конфискации была подтверждена внутригосударственным прецедентным правом после Второй мировой войны и в нескольких других делах[21]. В деле Аль-Навара, рассматривавшемся в Верховном суде Израиля в 1985 г., судья Шамгар счёл, что статья 46 Гаагского положения не распространяется на собственность, «фактически используемую неприятельской армией»[22].
Гаагское положение предусматривает подробные нормы в отношении натуральных повинностей, известных как реквизиции, которых требуют с населения и властей оккупированной территории для удовлетворения потребностей оккупирующих сил:
Реквизиции натурой и повинности могут быть требуемы от общин и жителей лишь для нужд занявшей область армии. Они должны соответствовать средствам страны и быть такого рода, чтобы они не налагали на население обязанности принимать участие в военных действиях против своего отечества. Эти реквизиции и повинности могут быть требуемы лишь с разрешения военачальника занятой местности. Натуральные повинности должны быть по возможности оплачиваемы наличными деньгами; в противном случае они удостоверяются расписками и уплата должных сумм будет произведена возможно скорее[23].
Эти нормы включены в военные уставы и наставления[24]. Их нарушение составляет преступление по законодательству многих государств[25].
Существуют и более подробные нормы, ограничивающие реквизиции конкретных видов объектов: имущества обществ помощи[26]; гражданских больниц на оккупированной территории[27]; материальной части и зданий организаций гражданской обороны на оккупированной территории[28].
Основная норма уважения частной собственности в прямой форме закреплена в некоторых уставах и наставлениях, применимых во время немеждународного вооружённого конфликта[29]. Однако эта норма не устанавливает конкретного отдельного правила, помимо запрещения уничтожения или захвата, не оправданных настоятельной военной необходимостью (см. Норму 50) и запрещения грабежа (см. Норму 52). Не было обнаружено нормы, которая запрещала бы, согласно международному праву, конфискацию частной собственности во время немеждународных вооружённых конфликтов; нормы международного права, которая разрешала бы такую конфискацию, также найдено не было. Однако предполагается, что этот вопрос регулируется внутригосударственным законодательством.
[1]Lieber Code, Article 31 (т. II, гл. 16, § 246); Brussels Declaration, Article 6 (там же, § 247); Oxford Manual, Article 50 (там же, § 248).
[2]Гаагское положение, статья 53.
[3]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 16, § 252), Аргентины (там же, § 251), Великобритании (там же, § 261), Германии (там же, § 255), Италии (там же, § 256), Канады (там же, § 253), Нигерии (там же, § 258), Новой Зеландии (там же, § 257), США (там же, § 262) и Франции (там же, § 254).
[4]См., в частности, United States, Military Tribunal at Nuremberg, Flick case (там же, § 268), Krupp case (там же, § 269) and Krauch (I. G. Farben Trial) case (там же, § 270).
[5]Australia, Defence Force Manual (там же, § 252); Canada, LOAC Manual (там же, § 253); New Zealand, Military Manual (там же, § 257).
[6]Germany, Military Manual (там же, § 255).
[7]Гаагское положение, статья 56.
[8]Lieber Code, Article 31 (т. II, гл. 16, § 284); Brussels Declaration, Article 7 (там же, § 285); Oxford Manual, Article 52 (там же, § 286).
[9]Гаагское положение, статья 55. (т. II, гл. 16, § 283).
[10]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 16, § 289), Аргентины (там же, § 288), Великобритании (там же, § 297), Германии (там же, § 291), Италии (там же, § 292), Канады (там же, § 290), Новой Зеландии (там же, § 293), США (там же, § 298) и Швейцарии (там же, § 296).
[11]Australia, Defence Force Manual (там же, § 289); Canada, LOAC Manual (там же, §290); New Zealand, Military Manual (там же, § 293).
[12]См., в частности, Poland, Supreme National Tribunal of Poland in Poznan, Greiser case (там же, § 302); United States, Military Tribunal at Nuremberg, Flick case (там же, §303), Krupp case (там же, § 304) and Krauch (I. G. Farben Trial) case (там же, §305).
[13]См., например, военные уставы и наставления Великобритании (там же, § 297), Канады (там же, § 290), Нигерии (там же, § 294), Новой Зеландии (там же, § 293) и США (там же, § 298).
[14]Lieber Code, Article 22, Article 37 and Article 38 (там же, §§ 319–321); Brussels Declaration, Article 38 (там же, § 322); Oxford Manual, Article 54 (там же, § 323).
[15]Гаагское положение, статья 46.
[16]Гаагское положение, статья 53.
[17]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 16, § 329), Аргентины (там же, § 327), Бенина (там же, § 330), Великобритании (там же, § 362), Венгрии (там же, § 343), Германии (там же, § 342), Израиля (там же, § 345), Индонезии (там же, § 344), Италии (там же, § 346), Канады (там же, §§ 333–334), Колумбии (там же, §§ 335–337), Нигерии (там же, §§ 350–352), Новой Зеландии (там же, § 349), Перу (там же, § 353), Румынии (там же, § 356), США (там же, §§ 363–364 и 367), Того (там же, § 3590, Уганды (там же, §§ 360–361), Филиппин (там же, § 354), Швейцарии (там же, § 358) и ЮАР (там же, § 357).
[18]Australia, Defence Force Manual (там же, § 329).
[19]New Zealand, Military Manual (там же, § 349).
[20]См., например, военные уставы и наставления Великобритании (там же, § 358), США (там же, §§ 363 и 365) и Швейцарии (там же, § 358).
[21]См., в частности, Bosnia and Herzegovina, Cantonal Court of Bihac, Bijelic case (там же, § 405); China, War Crimes Military Tribunal of the Ministry of National Defence at Nanking, Takashi Sakai case (там же, § 406); France, Permanent Military Tribunal at Clermont-Ferrand, Szabados case (там же, § 408); France, Permanent Military Tribunal at Metz, Rust case (там же, § 409); France, General Tribunal at Rastadt of the Military Government for the French Zone of Occupation in Germany, Roechling case (там же, §410); Germany, Higher Regional Court at Dusseldorf and Federal Supreme Court, Jorgicc case (там же, § 411); Israel, High Court, Ayub case (там же, § 412) and Sakhwil case (там же, § 413); Japan, District Court of Chiba, Religious Organisation Hokekyoji case (там же, § 415); Japan, District Court of Tokyo, Takada case (там же, § 416) and Suikosha case (там же, § 417); Netherlands, Special Court of Cassation, Esau case (там же, § 418); Netherlands, Special Criminal Court at the Hague, Fiebig case (там же, § 419); Poland, Supreme National Tribunal of Poland at Poznan, Greiser case (там же, § 420); United States, Military Tribunal at Nuremberg, Flick case (там же, § 421), Krupp case (там же, § 422), Krauch (I. G. Farben Trial) case (там же, § 423) and Von Leeb (The High Command Trial) case (там же, § 424).
[22]Israel, High Court, Al-Nawar case (там же, § 414).
[23]Гаагское положение, статья 52.
[24]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 16, §§ 328–329), Аргентины (там же, § 327), Великобритании (там же, § 362), Германии (там же, § 342), Италии (там же, § 346), Канады (там же, §§ 333–334), Нигерии (там же, § 351), Новой Зеландии (там же, § 349), США (там же, § 363–364), Франции (там же, § 341) и Швейцарии (там же, § 358).
[25]См., например, законодательство Аргентины (там же, § 368), Болгарии (там же, § 374), Боснии и Герцеговины (там же, § 373), Испании (там же, § 399), Италии (там же, §§ 387–388), Китая (там же, § 377), Колумбии (там же, § 378), Литвы (там же, § 389), Молдовы (там же, § 391), Нидерландов (там же, § 395), Норвегии (там же, § 396), Словении (там же, § 398), Хорватии (там же, § 379), Чили (там же, § 376), Эстонии (там же, § 382) и Югославии (там же, § 404); см. также проекты законов Аргентины (там же, § 370).
[26]Первая Женевская конвенция, статья 34.
[27]Четвёртая Женевская конвенция, статья 57.
[28]Дополнительный протокол I, статья 63(4)–(6).
[29]См., например, военные уставы и наставления Бенина (т. II, гл. 16, § 330), Италии (там же, § 346), Канады (там же, § 334), Колумбии (там же, §§ 336–337), Перу (там же, § 353), Сальвадора (там же, 340), Того (там же, § 359), Филиппин (там же, § 354) и ЮАР (там же, § 357).