Норма 49. Стороны, находящиеся в конфликте, могут захватывать военное оборудование, принадлежащее противной стороне, в качестве военных трофеев.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 16, раздел А.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время международных вооружённых конфликтов.
Норма, согласно которой сторона в конфликте может захватывать принадлежащее противной стороне военное оборудование в качестве военного трофея, закреплена в Кодексе Либера[1]. Она отражает давнюю практику государств, осуществлявшуюся в международных вооружённых конфликтах. Она также подразумевается в Гаагском положении и Третьей Женевской конвенции, которые требуют, чтобы военнопленным разрешалось оставлять при себе все предметы личного пользования (а также защиты)[2].
Эта норма также содержится во многих военных уставах и наставлениях[3]. Как объясняется в Руководстве для сил обороны Австралии, «к военным трофеям относятся все предметы, захваченные вместе с пленными и не подпадающие под определение «личные вещи»»[4]. Эта норма также использовалась в прецедентном праве[5].
Согласно Кодексу Либера, военные трофеи принадлежат захватившей их стороне, а не отдельному лицу, которое их захватило[6]. Этот принцип отражён во многих военных уставах и наставлениях[7]. Он также подтверждается во внутригосударственном прецедентном праве[8]. В результате, отдельные солдаты не обладают правом собственности или владения в отношении захваченной таким образом военной техники. В некоторых уставах и наставлениях прямо указывается, что солдатам запрещено привозить домой «военную добычу»[9]. Сообщалось, что после войны в Персидском заливе в Великобритании солдат судил военно-полевой суд за попытку провезти контрабандой оружие, захваченное у противной стороны[10].
Практика также показывает, что трофеи могут использоваться без ограничений и не должны возвращаться противной стороне[11].
Что касается немеждународных вооружённых конфликтов, то не было обнаружено нормы, которая позволила бы, согласно международному праву, захватывать военную технику, принадлежащую противной стороне; нормы, которая запрещала бы такой захват в соответствии с международным правом, также найдено не было.
Во многих военных уставах и наставлениях военные трофеи определяются как неприятельские военные объекты (или техника, или имущество), захваченные или найденные на поле боя[12]. В некоторых других уставах и наставлениях предусмотрено, что это касается движимого «общественного» имущества[13]. Что касается частного имущества, найденного на поле боя, то в Военном уставе Великобритании и Боевом уставе США предусматривается, что оно также может быть взято в качестве трофея, если состоит из оружия, боеприпасов, военной техники и военных документов[14]. В деле Аль-Навара, рассматривавшемся в Верховном суде Израиля в 1985 г., судья Шамгар постановил:
Все движимое государственное имущество, захваченное на поле боя, может быть присвоено захватившим его воюющим государством в качестве военных трофеев; это относится к оружию и боеприпасам, складам товаров, механизмам, приборам и даже наличным деньгам.
Все частное имущество, фактически использованное во враждебных целях, найденное на поле боя или в зоне военных действий, может быть присвоено воюющим государством в качестве военных трофеев[15].
Определение трофеев, данное судьей Шамгаром, относится не только к военной технике. Оно исходит из на более широкого определения, содержащегося в статье 53 Гаагского положения, согласно которой объекты, которыми разрешается завладеть на оккупированной территории, могут являться «деньгами, фондами и долговыми требованиями, составляющими собственность государства, складами оружия, перевозочными средствами, магазинами и запасами провианта и вообще всей движимой собственностью государства, могущей служить для военных целей»[16]. В той степени, в какой этими объектами можно завладеть, они на деле являются военными трофеями, даже если формально они не могут быть захвачены или найдены на поле боя. Эта связь устанавливается и в военных уставах и наставлениях Германии, Нидерландов и Франции[17]. В уставе Германии, например, указано, что «движимое государственное имущество, которое может быть использовано в военных целях, становится военной добычей».
Захват военных медицинских формирований, подвижных или стационарных, и военных санитарно-транспортных средств регулируется Первой Женевской конвенцией[18]. Подвижные медицинские формирования должны быть оставлены для ухода за ранеными и больными. Стационарные медицинские формирования не могут получать другого назначения, пока они будут нужны для ухода за ранеными и больными.
Дополнительный протокол I устанавливает дополнительные нормы для госпитальных судов и санитарных летательных аппаратов[19]. Захват материальной части и зданий воинских подразделений, постоянно назначенных в организации гражданской обороны, также регулируется Дополнительным протоколом I[20].
[1]Lieber Code, Article 45 (т. II, гл. 16, § 4).
[2]Гаагское положение, статья 4; Третья Женевская конвенция, статья 18, ч. 1.
[3]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 16, §§ 6–7), Аргентины (там же, § 5), Бельгии (там же, § 9), Бенина (там же, § 10), Великобритании (там же, § 27), Венгрии (там же, § 18), Германии (там же, § 17), Доминиканской Республики (там же, § 15), Израиля (там же, § 19), Испании (там же, § 25), Камеруна (там же, § 12), Канады (там же, §§ 13–14), Кении (там же, § 20), Мадагаскара (там же, § 21), Нидерландов (там же, § 22), Новой Зеландии (там же, § 23), США (там же, §§ 29–31), Того (там же, § 26) и Франции (там же, § 16).
[4]Australia, Defence Force Manual (там же, § 7).
[5]См., например, Israel, High Court, Al-Nawar case (там же, § 39).
[6]Lieber Code, Article 45 (т. II, гл. 16, § 4).
[7]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 16, §§ 6–7), Аргентины (там же, § 5), Бенина (там же, § 10), Боснии и Герцеговины (там же, § 11), Великобритании (там же, § 27), Венгрии (там же, § 18), Германии (там же, § 17), Израиля (там же, § 19), Испании (там же, § 25), Канады (там же, § 13), Кении (там же, § 20), Мадагаскара (там же, § 21), Нидерландов (там же, § 22), Новой Зеландии (там же, § 23), США (там же, § 29) и Того (там же, § 26).
[8]См., например, Israel, High Court, Al-Nawar case (там же, § 39) и United States, Court of Claims, Morrison case (там же, § 41).
[9]См., например, военные уставы и наставления Канады (там же, § 14) и США (там же, § 32).
[10]См. Report on UK Practice (там же, § 40).
[11]См., например, военные уставы и наставления Бенина (там же, § 10), Камеруна (там же, § 12), Кении (там же, § 20), Мадагаскара (там же, § 21), Нидерландов (там же, § 22), Того (там же, § 26) и Франции (там же, § 16). См., например, военные уставы и наставления Бенина (там же, § 10), Камеруна (там же, § 12).
[12]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, §§ 6–7), Бенина (там же, § 10), Венгрии (там же, § 18), Испании (там же, § 25), Камеруна (там же, § 12), Кении (там же, § 20), Мадагаскара (там же, § 21), Нидерландов (там же, § 22), Того (там же, § 26) и Франции (там же, § 16).
[13]См., например, военные уставы и наставления Аргентины (там же, § 5), Великобритании (там же, § 27), Германии (там же, § 17), Канады (там же, § 13), Новой Зеландии (там же, § 23) и США (там же, § 29).
[14]United Kingdom, Military Manual (там же, § 27); United States, Field Manual (там же, § 29).
[15]Israel, High Court, Al-Nawar case (там же, § 39).
[16]Гаагское положение, статья 53.
[17]France, LOAC Manual (там же, § 16); Germany, Military Manual (там же, § 17); Netherlands, Military Manual (там же, § 22).
[18]Первая Женевская конвенция, статьи 33 и 35.
[19]Дополнительный протокол I, статьи 22, 23 и 30.
[20]Дополнительный протокол I, статья 67.