Норма 43. Общие принципы ведения военных действий применяются к окружающей среде

Норма 43. Общие принципы ведения военных действий применяются и к окружающей среде.A. Никакая часть окружающей среды не может стать объектом нападения, за исключением случаев, когда она является военным объектом.B. Запрещено уничтожение любой части окружающей среды, если этого не требует настоятельная военная необходимость.C. Запрещены нападения на военный объект, которые, как можно ожидать, попутно повлекут за собой такой ущерб окружающей среде, который был бы чрезмерным по отношению к ожидаемому конкретному и непосредственному военному преимуществу.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 14, раздел A.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Норма, запрещающая нападения на любую часть окружающей среды, если она не является военным объектом, основана на общем требовании проведения различия между военными и гражданскими объектами (см. Норму 7). Эта норма отражена в Протоколе III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, который предусматривает, что «запрещается превращать леса или другие виды растительного покрова в объект нападения с применением зажигательного оружия, за исключением случаев, когда такие природные элементы используются для того, чтобы укрыть, скрыть или замаскировать комбатантов или другие военные объекты, или когда они сами являются военными объектами»[1]. Об этом же говорится в военных уставах и наставлениях, а также официальных заявлениях, в которых предполагается, что участок земли может быть военным объектом, если удовлетворяет необходимым условиям[2].
Применение принципа проведения различия к окружающей среде закреплено в Руководящих принципах по охране окружающей среды в период вооружённых конфликтов[3]. Генеральная Ассамблея ООН предложила всем государствам широко распространять эти Руководящие принципы и должным образом рассмотреть возможность их включения в свои военные уставы и другие инструкции, адресованные их военному персоналу[4]. Применение принципа проведения различия к окружающей среде также подкрепляется военными уставами и наставлениями и официальными заявлениями[5]. Заключительная декларация, принятая Международной конференцией по защите жертв войны в 1993 г., призвала государства подтвердить нормы международного гуманитарного права, защищающие природную среду от «нападений на окружающую среду как таковую», и обеспечить их соблюдение[6].
Принцип проведения различия, применяемый во время международных и немеждународных вооружённых конфликтов (см. Норму 7), в равной степени относится и к окружающей среде. Такое заявление сделал МККК в Докладе об охране окружающей среды во время вооружённого конфликта, представленном в 1993 г. Генеральной Ассамблее ООН[7]. Это утверждение не вызвало возражений.
Согласно практике государств, запрещение уничтожения или захвата имущества неприятеля, за исключением случаев, когда этого требует настоятельная военная необходимость (см. Норму 50), в равной степени относится и к окружающей среде. Применимость этого запрещения к окружающей среде закреплена в Руководящих принципах по охране окружающей среды в период вооружённых конфликтов[8]. Это подтверждается в военных уставах и наставлениях, внутригосударственном законодательстве и официальных заявлениях[9].
В своём Консультативном заключении о я дерном оружии в 1996 г. Международный суд указал, что «защита окружающей среды – один из элементов, учитываемых при оценке того, соответствует ли какое-либо действие принципу необходимости»[10]. Комитет, учреждённый для рассмотрения бомбардировок НАТО Федеративной Республики Югославии, выразил мнение, что последствия этих бомбардировок для окружающей среды «лучше всего рассматривать с точки зрения принципов, лежащих в основе права вооружённых конфликтов, таких как принципы необходимости и соразмерности»[11].
Кроме того, согласно Четвёртой Женевской конвенции, «незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение» имущества, не вызываемое военной необходимостью, является серьёзным нарушением[12]. Эта норма повторяется и в других документах в отношении окружающей среды[13]. Она также применялась в отношении окружающей среды в ряде официальных заявлений[14]. В резолюции об охране окружающей среды в периоды вооружённых конфликтов в 1992 г. Генеральная Ассамблея ООН подчеркнула, что «разрушение окружающей среды, не оправданное военной необходимостью и осуществляемое произвольно, явно противоречит существующему международному праву»[15]. Заключительная декларация, принятая Международной конференцией по защите жертв войны в 1993 г., призвала государства подтвердить нормы международного гуманитарного права, защищающие природную среду от «произвольного разрушения, причиняющего серьёзный ущерб окружающей среде», и обеспечить их соблюдение[16].
Запрещение излишнего разрушения имущества применимо во время международных и немеждународных вооружённых конфликтов (см. Норму 50), в том числе и в отношении окружающей среды. Такое заявление сделал МККК в Докладе об охране окружающей среды во время вооружённого конфликта, представленном в 1993 г. Генеральной Ассамблее ООН[17]. Это утверждение не вызвало возражений.
Практика показывает, что принцип, согласно которому побочный ущерб окружающей среде не должен быть чрезмерным по сравнению с военным преимуществом, которое предполагается получить при нападении на военный объект, является общепринятым. Это предусмотрено в Руководящих принципах по охране окружающей среды в период вооружённых конфликтов и в Руководстве Сан-Ремо[18].
Применимость принципа соразмерности к случайному ущербу для окружающей среды поддерживается рядом официальных заявлений[19]. Во время бомбардировок Федеративной Республики Югославии НАТО указывала, что в решениях о выборе целей она принимала во внимание «весь возможный побочный ущерб, будь то ущерб для окружающей среды, людей или гражданской инфраструктуры»[20]. Комитет, учреждённый для рассмотрения бомбардировок НАТО Федеративной Республики Югославии, выразил мнение, что последствия этих бомбардировок для окружающей среды «лучше всего рассматривать с точки зрения принципов, лежащих в основе права вооружённых конфликтов, таких как принципы необходимости и соразмерности». Он также заявил, что «для соблюдения принципа соразмерности необходимо, чтобы нападения на военные объекты, которые, как известно или вполне можно предположить, нанесут серьёзный ущерб окружающей среде, приносили очень существенное военное преимущество, для того чтобы признать их законными»[21].
В своём Консультативном заключении о ядерном оружии в 1996 г. Международный суд указал, что «государства должны принимать во внимание экологические соображения при оценке того, что является необходимым и соразмерным в ходе достижения законных военных целей»[22].
Принцип соразмерности применим во время международных и немеждународных вооружённых конфликтов (см. Норму 14), в том числе и в отношении окружающей среды. Такое заявление сделал МККК в Докладе об охране окружающей среды во время вооружённого конфликта, представленном в 1993 г. Генеральной Ассамблее ООН[23]. Это утверждение не вызвало возражений.
Ряд других норм международного гуманитарного права предотвращает или ограничивает ущерб окружающей среде, хотя они и были созданы не с этой целью, а, скорее, с целью защиты гражданского населения. Примерами таких норм могут служить обязательство проявлять особую осторожность при нападении на содержащие опасные силы установки и сооружения, которые являются военными объектами (см. Норму 42), и запрещение нападений на объекты, необходимые для выживания гражданского населения (см. Норму 54). Репрессалии со стороны воюющих сторон, направленные против окружающей среды, обсуждаются в главе 41.
[1]Протокол III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 2(4).
[2]См., например, заявления Бельгии (т. II, гл. 2, § 622), Великобритании (там же, §§ 597, 599 и 626), Испании (там же, § 597), Италии (там же, § 597), Канады (там же, §§ 597 и 623), Нидерландов (там же, §§ 597, 599 и 625), Новой Зеландии (там же, § 597), Пакистана (там же, § 599), США (там же, §§ 599 и 627–628), ФРГ (там же, §§ 597 и 624), Франции (там же, § 598) и военные уставы и наставления Австралии (там же, § 601), Бельгии (там же, §§ 602–604), Бенина (там же, § 605), Великобритании (там же, § 618), Испании (там же, § 615), Италии (там же, §§ 610–611), Мадагаскара (там же, § 612), Нидерландов (там же, § 613), Новой Зеландии (там же, § 614), США (там же, § 619), Того (там же, § 617), Франции (там же, § 609), Швеции (там же, § 616) и Эквадора (там же, § 608).
[3]Руководящие принципы по охране окружающей среды в период вооружённых конфликтов, п. 4.
[4]Резолюция 49/50 Генеральной Ассамблеи ООН, 9 декабря 1994 г., § 11 (принята на основе консенсуса); см. также Резолюцию 51/157, 16 декабря 1996 г., приложение, § 19.
[5]См., например, Australia, Defence Force Manual (т. II, гл. 14, § 8); заявления Ирана (там же, § 41), Канады (там же, § 37), Маршалловых Островов (там же, § 45), России (там же, § 47) и США (там же, §§ 50 и 53).
[6]Международная конференция по защите жертв войны, Женева, 30 августа – 1 сентября 1993 года, Заключительное заявление, § II(10). Док. ООН A/48/742, 8 декабря 1993 г., приложение.
[7]МККК, Доклад, представленный Генеральной Ассамблее ООН и включённый в Доклад Генерального секретаря ООН об охране окружающей среды в период вооруженных конфликтов, Док. ООН A/48/269, 29 июля 1993 г., §§ 34 и 95.
[8]Руководящие принципы по охране окружающей среды в период вооружённых конфликтов, пп. 8 и 9.
[9]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 14, § 8) и США (там же, § 11), законодательство Испании (там же, § 25) и Никарагуа (там же, §22), заявления Австралии (там же, § 30), Австрии (там же, § 33), Ирана (там же, §§ 41–42), Канады (там же, § 36) и США (там же, §§ 50 и 52–53); см. также Доклад МККК, представленный Генеральной Ассамблее ООН и включённый в Доклад Генерального секретаря ООН об охране окружающей среды в период вооружённых конфликтов, Док. ООН A/47/328, 31 июля 1992 г., § 54.
[10]Консультативное заключение о ядерном оружии, § 30.
[11]Committee Established to Review the NATO Bombing Campaign Against the Federal Republic of Yugoslavia, Final Report (т. II, гл. 14, § 63).
[12]Четвёртая Женевская конвенция, статья 147.
[13]См., например, Agenda 21, para. 39.6 (т. II, гл. 14, § 3); Руководство Сан-Ремо, п. 44; Руководящие принципы по охране окружающей среды в период вооружённых конфликтов, п. 8.
[14] См., например, заявления Бразилии (т. II, гл. 14, § 35), Ирана (там же, § 41) и США (там же, §§ 50 И 52); см. также заявления Великобритании («умышленное преступление против планеты») (там же, § 49), Швеции (разрушение «в беспрецедентных масштабах») (там же, § 48) и Японии («разрушение окружающей среды») (там же, § 43).
[15]Резолюция 47/37 Генеральной Ассамблеи ООН, 25 ноября 1992 г., преамбула (принята без голосования).
[16]Международная конференция по защите жертв войны, Женева, 30 августа – 1 сентября 1993 года, Заключительное заявление, § II(10). Док. ООН A/48/742, 8 декабря 1993 г., приложение.
[17]МККК, Доклад, представленный Генеральной Ассамблее ООН и включённый в Доклад Генерального секретаря ООН об охране окружающей среды в период вооружённых конфликтов, Док. ООН A/48/269, 29 июля 1993 г., §§ 34 и 95.
[18]Руководящие принципы по охране окружающей среды в период вооружённых конфликтов, п. 4; Руководство Сан-Ремо, п. 13(с).
[19]См. заявления Австралии (т. II, гл. 14, § 30), Австрии (там же, § 34), Иордании (там же, § 44), Ирана (там же, § 41), Канады (там же, § 37), Колумбии (там же, § 39), Румынии (там же, § 46) и США; см. также Report of an expert meeting on the protection of the environment in time of armed conflict (там же, § 60).
[20]См. отражённую в отчётах практику НАТО (там же, § 58).
[21]Committee Established to Review the NATO Bombing Campaign Against the Federal Republic of Yugoslavia, Final Report (там же, § 63).
[22]Консультативное заключение о ядерном оружии, § 30.
[23]МККК, Доклад, представленный Генеральной Ассамблее ООН и включённый в Доклад Генерального секретаря ООН об охране окружающей среды в период вооружённых конфликтов, Док. ООН A/48/269, 29 июля 1993 г., §§ 34 и 95.