Норма 36. Демилитаризованные зоны

Норма 36. Запрещены нападения на демилитаризованные зоны, созданные по соглашению между сторонами в конфликте.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 11, раздел В.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Нападение на демилитаризованную зону является серьёзным нарушением Дополнительного протокола I[1]. Обычно под демилитаризованной зоной понимается зона, которая по соглашению между сторонами в конфликте не может быть оккупирована или использована в военных целях ни одной из сторон в конфликте. Такая зона может быть создана как в мирное время, так и во время вооружённого конфликта. Статья 60(3) Дополнительного протокола I намечает условия соглашения о демилитаризованной зоне, но каждое конкретное соглашение может быть изменено в соответствии с ситуацией, как признаётся в статье 60[2]. Защита, предоставляемая демилитаризованной зоне, прекращается, если одна из сторон в конфликте совершит существенное нарушение соглашения о создании такой зоны[3]. Практика показывает, что международное наблюдение считается подходящим способом убедиться, что условия соглашения соблюдаются[4]. Соглашение может допустить присутствие в зоне сил поддержания мира или персонала полиции с единственной целью поддержания правопорядка, при этом зона не теряет своего демилитаризованного характера.
Многие военные уставы и наставления предусматривают создание демилитаризованных зон и запрещают нападения на них[5]. Нападение на демилитаризованные зоны является преступлением в законодательстве многих государств[6].
Демилитаризованные зоны создавались во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов, например, во время конфликтов между Индией и Пакистаном, Северной и Южной Кореей, Израилем и Сирией, Израилем и Египтом, Ираком и Кувейтом, во время конфликтов в Боснии и Герцеговине, Колумбии и Никарагуа[7]. Нарушения статуса демилитаризованной зоны обычно осуждаются[8].
[1]Дополнительный протокол I, статья 85(3)(d) (принята на основе консенсуса).
[2]Дополнительный протокол I, статья 60(3) (принята на основе консенсуса), предусматривает, среди прочего, что «предметом такого соглашения обычно является любая зона, которая отвечает следующим условиям: а) все комбатанты, а также мобильные боевые средства и мобильное военное снаряжение должны быть эвакуированы; b) стационарные военные установки и сооружения не должны использоваться во враждебных целях; с) ни власти, ни население не должны совершать враждебных действий и d) всякая деятельность, связанная с военными усилиями, должна быть прекращена».
[3]Дополнительный протокол I, статья 60(7) (принята на основе консенсуса).
[4]См., например, Disengagement Agreement between Israel and Syria (т. II, гл. 11, § 64), Agreement on Demilitarisation of Srebrenica and Zepa, Article 3 (там же, § 67), заявление Боснии и Герцеговины (там же, § 169) и отражённую в отчётах практику Пакистана (там же, § 175).
[5]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 109), Аргентины (там же, § 108), Бенина (там же, § 110), Венгрии (там же, § 117), Германии (там же, § 116), Испании (там же, § 125), Италии (там же, §§ 118–119), Камеруна (там же, § 111), Канады (там же, § 112), Кении (там же, § 120), Нигерии (там же, § 123), Нидерландов (там же, § 121), Новой Зеландии (там же, § 122), США (там же, §§ 128–130), Того (там же, § 127), Франции (там же, § 115), Хорватии (там же, § 113), Швейцарии (там же, § 126), Эквадора (там же, § 114), ЮАР (там же, § 124) и Югославии (там же, § 131).
[6]См., например, законодательство Австралии (там же, §§ 134–135), Азербайджана (там же, § 136), Армении (там же, § 133), Беларуси (там же, § 137), Бельгии (там же, § 138), Боснии и Герцеговины (там же, § 139), Великобритании (там же, § 163), Венгрии (там же, § 149), Германии (там же, § 148), Грузии (там же, § 147), Зимбабве (там же, § 166), Ирландии (там же, § 150), Испании (там же, § 161), Йемена (там же, § 164), Канады (там же, § 140), Кипра (там же, § 143), Литвы (там же, § 153), Нигера (там же, § 157), Нидерландов (там же, § 154), Новой Зеландии (там же, § 155), Норвегии (там же, § 158), Островов Кука (там же, § 141), Словакии (там же, § 159), Словении (там же, § 160), Таджикистана (там же, § 162), Хорватии (там же, § 142), Чешской Республики (там же, § 144), Эстонии (там же, § 146) и Югославии (там же, § 165); см. также проекты законов Аргентины (там же, § 132), Иордании (там же, § 151), Ливана (там же, § 152), Никарагуа (там же, § 156) и Сальвадора (там же, § 145).
[7]См. The Karachi Agreement, para. D (там же, § 62); Panmunjom Armistice Agreement, Article 1(6) and (10) (там же, § 63); Disengagement Agreement between Israel and Syria (там же, § 64); Peace Treaty between Israel and Egypt (там же, § 66); Agreement on Demilitarisation of Srebrenica and Zepa (там же, § 67); практику Ирака и Кувейта (там же, § 90), Колумбии (там же, § 89) и Никарагуа (там же, § 91).
[8]См., например, Заявление Председателя Совета Безопасности ООН, Док. ООН S/PRST/1997/23, 25 апреля 1997 г.; UN Secretary-General, Report on UNIKOM, UN Doc. S/1997/255, 26 March 1997, § 4; Доклад Генерального секретаря ООН о миссии наблюдателей ООН на Превлакском полуострове, Док. ООН S/1998/578, 26 июня 1998 г., § 5; практику Боснии и Герцеговины (т. II, гл. 11, § 169) и Северной Кореи (там же, § 173); отражённую в отчётах практику Ирана (там же, § 172) и Пакистана (там же, § 175).