Норма 31. Безопасность персонала организаций, оказывающих гуманитарную помощь

Норма 31. Персонал организаций, оказывающих гуманитарную помощь, должен пользоваться уважением и защитой.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 8, раздел A.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Уважение к сотрудникам гуманитарных организаций и их защита вытекают из запрещения использования голода в качестве метода ведения войны (см. Норму 53), а также из положения о том, что раненые и больные должны подбираться и получать уход (см. Нормы 109–110), – и то, и другое применимо во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Безопасность сотрудников гуманитарных организаций – обязательное условие для того, чтобы гуманитарная помощь была доставлена нуждающемуся гражданскому населению, которому угрожает голод.
Обязательство уважать и защищать персонал организаций, оказывающих гуманитарную помощь, закреплено в статье 71(2) Дополнительного протокола I[1]. Согласно Статуту Международного уголовного суда, умышленное нанесение ударов по персоналу, задействованному в оказании гуманитарной помощи в соответствии с Уставом Организации Объединённых Наций, является военным преступлением во время международных вооружённых конфликтов, пока такой персонал имеет право на защиту, которой пользуются гражданские лица в соответствии с международным гуманитарным правом[2]. Следовательно, эта норма не распространяется на личный состав вооружённых сил, доставляющий гуманитарную помощь. Однако доставляющий гуманитарную помощь персонал ООН пользуется особой защитой согласно Конвенции о безопасности персонала ООН[3].
В некоторых военных уставах и наставлениях предусмотрено обязательство уважать и защищать сотрудников гуманитарных организаций[4]. В Руководстве по МГП Швеции, в частности, статья 71(2) Дополнительного протокола I определяется как кодификация уже существовавшей нормы обычного международного права[5]. Нападение на персонал гуманитарных организаций является преступлением согласно законодательству многих государств[6]. Данная норма также подкрепляется официальными заявлениями и отражённой в отчётах практикой[7], в том числе и практикой государств, не являющихся участниками Дополнительного протокола I[8]. Эта норма также использовалась участниками Дополнительного протокола I в отношениях с государствами, не являвшимися его участниками[9].
Обязательство уважать и защищать персонал организаций, оказывающих гуманитарную помощь, упоминается в резолюциях международных организаций, подавляющее большинство которых относится к немеждународным вооружённым конфликтам (см. ниже).
Хотя статья 18(2) Дополнительного протокола II требует, чтобы проводились операции по оказанию помощи нужла.ющемуся гражданскому населению, в Протоколе нет особого положения о защите персонала гуманитарных организаций. Однако эта норма необходима для успеха операций по оказанию помощи гражданскому населению. Согласно Статуту Международного уголовного суда и Уставу Специального суда по Сьерра-Леоне, умышленное нанесение ударов по персоналу, задействованному в оказании гуманитарной помощи в соответствии с Уставом Организации Объединённых Наций, считается военным преступлением во время немеждународных вооружённых конфликтов, пока такой персонал имеет право на защиту, которой пользуются гражданские лица в соответствии с международным гуманитарным правом[10]. Кроме того, эта норма содержится в нескольких других документах, также относящихся к немеждународным вооружённым конфликтам[11].
Обязательство уважать и защищать персонал организаций, оказывающих гуманитарную помощь, включено в некоторые военные уставы и наставления, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[12]. Оно также содержится в официальных заявлениях, касающихся именно немеждународных вооружённых конфликтов[13].
Кроме того, ООН и другие международные организации приняли и принимают резолюции, опирающиеся на эту норму. Совет Безопасности ООН неоднократно призывал стороны в немеждународных вооружённых конфликтах, например, в Анголе, Афганистане, Боснии и Герцеговине, Бурунди, Косово, Либерии, Руанде и Сомали, уважать и защищать персонал гуманитарных организаций[14].
Данная норма была подтверждена на Всемирной конференции по правам человека 1993 г. и на XXVI и XXVII Международных конференциях Красного Креста и Красного Полумесяца соответственно в 1995 и 1999 гг.[15]
Официальной практики, противоречащей данной норме, не было обнаружено ни в отношении международных, ни в отношении немеждународных вооружённых конфликтов. Нарушения этой нормы обычно осуждаются государствами вне зависимости от того, носит конфликт международный или немеждународный характер[16]. Их также осуждают международные организации[17]. После нападения на автомобиль с сотрудниками МККК в Бурунди в 1996 г. президент и премьер-министр Бурунди заявили, что глубоко сожалеют об этом инциденте, и сообщили, что уже потребовали проведения независимого расследования, чтобы найти преступников[18]. Сходным было и поведение российского правительства, когда в том же году в Чечне были убиты шестеро сотрудников МККК[19]. МККК напоминает сторонам в международных и немеждународных вооружённых конфликтах о том, что они должны соблюдать эту норму[20].
Гражданский персонал организаций, оказывающих гуманитарную помощь, пользуется защитой от нападений в соответствии с принципом проведения различия (см. Норму 1). Практика показывает, что помимо запрещения нападений на такой персонал, согласно этой норме запрещены преследование, запугивание и произвольное задержание персонала гуманитарных организаций[21]. В объединённой практике также есть примеры осуждения следующих действий, направленных против персонала гуманитарных организаций: дурное обращение, физическое и психологическое насилие, убийство, избиение, похищение, взятие в заложники, преследование, незаконные арест и содержание под стражей[22].
Помимо этого, практика государств часто требует, чтобы стороны в конфликте обеспечивали безопасность уполномоченного ими персонала, оказывающего гуманитарную помощь, что отражено в ряде официальных заявлений[23]. Кроме того, Совет Безопасности ООН призывал стороны в конфликтах в Анголе, Афганистане, Боснии и Герцеговине, Бурунди, Косово, Либерии, Руанде и Сомали обеспечивать безопасность персонала, оказывающего гуманитарную помощь[24]. В принятой в 2000 г. резолюции о защите гражданских лиц в вооружённых конфликтах Совет Безопасности ООН призвал все стороны в вооружённых конфликтах, в том числе негосударственных субъектов, «обеспечивать охрану, безопасность и свободу передвижения» персонала гуманитарных организаций[25].
Хотя Дополнительные протоколы предусматривают, что защита персонала гуманитарных организаций относится лишь к «уполномоченному» персоналу как таковому, в подавляющем большинстве случаев на практике это условие не применяется. Понятие «полномочий» подразумевает разрешение, полученное от соответствующей стороны в конфликте, на работу в контролируемых ею районах[26]. В таком разрешении не может быть отказано по произвольным причинам, чтобы закрыть персоналу гуманитарных организаций доступ в определённые районы (см. комментарий к Норме 55).
[1]Дополнительный протокол I, статья 71(2) (принята на основе консенсуса).
[2]Статут МУС, статья 8(2)(b)(iii).
[3]Конвенция о безопасности персонала Организации Объединённых Наций и связанного с ней персонала, статья 7(2).
[4]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 8, § 13), Аргентины (там же, § 12), Канады (там же, § 14), Нидерландов (там же, § 16), Франции (там же, § 15), Швеции (там же, § 17) и Югославии (там же, § 18).
[5]Sweden, IHL Manual (там же, § 17).
[6]См., например, законодательство Австралии (там же, § 147), Азербайджана (там же, § 148), Великобритании (там же, §§ 161–162), Германии (там же, § 154), Ирландии (там же, § 19), Канады (там же, § 150), Конго (там же, § 151), Новой Зеландии (там же, §§ 156–157), Норвегии (там же, § 20), Португалии (там же, § 159), Филиппин (там же, §§ 21 и 158), Эстонии (там же, § 152), Эфиопии (там же, § 153), а также проекты законов Бурунди (там же, § 149) и Тринидада и Тобаго (там же, § 160).
[7]См., например, заявления Австралии (там же, § 23), Германии (там же, §§ 25–26), Ирака (там же, § 28), Словении (там же, § 35), Швейцарии (там же, § 37), ЮАР (там же, § 36), а также отражённую в отчётах практику Ирака (там же, § 29), Нидерландов (там же, § 32) и Руанды (там же, § 34).
[8]См. практику Азербайджана (там же, § 148), Великобритании (там же, § 38), Израиля (там же, § 172), Индии (там же, § 170), Ирака (там же, §§ 28–29), Малайзии (там же, § 174) и Турции (там же, § 177).
[9]См., например, заявления Германии в отношении Азербайджана (там же, § 25) и Судана (там же, § 169).
[10]Статут МУС, статья 8(2)(е)(iii); Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 4(b).
[11]См. Agreement No. 2 on the Implementation of the Agreement of 22 May 1992 between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, para. 2(d) (т. II, гл. 8, § 5); Agreement No. 3 on the ICRC Plan of Action between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, para. II(9) (там же, § 6); Bahir Dar Agreement, para. 2 (там же, § 7); Agreement on Ground Rules for Operation Lifeline Sudan (там же, § 8); Бюллетень Генерального секретаря ООН от 6 августа 1999 г., раздел 9.9; Agreement on the Protection and Provision of Humanitarian Assistance in the Sudan, para. 1 (т. II, гл. 8, § 10); Cairo Declaration, para. 67 (там же, § 11).
[12]См., например, военные уставы и наставления Канады (там же, § 14) и Югославии (там же, § 18).
[13]См., например, заявления Бурунди (там же, § 166), Великобритании (там же, § 178), Германии (там же, § 26), России (там же, § 175), США (там же, § 180), ЮАР (там же, § 36).
[14]См., например, Резолюции Совета Безопасности ООН 733, 23 января 1992 г., § 8, 814, 26 марта 1993 г., § 9, 746, 17 марта 1992 г., § 8, 751, 24 апреля 1992 г., § 14, 758, 8 июня 1992 г., § 7, 770, 13 августа 1992 г., § 6, 787, 16 ноября 1992 г., § 18, 819, 16 апреля 1993 г., преамбула и § 10, 824, 6 мая 1993 г., § 4 (b), 851, 15 июля 1993 г., § 20, 897, 4 февраля 1994 г., преамбула, 923, 31 мая 1994 г., преамбула, 954, 4 ноября 1994 г., преамбула, 918, 17 мая 1994 г., § 11, 925, 8 июня 1994 г., § 11, 946, 30 сентября 1994 г., преамбула, 952, 27 октября 1994 г., § 7, 954, 4 ноября 1994 г., § 7, 985, 13 апреля 1995 г., § 6, 1001, 30 июня 1995 г., § 13, 1014, 15 сентября 1995 г., § 13, 998, 16 июня 1995 г., § 1, 1040, 29 января 1996 г., преамбула, 1041, 29 января 1996 г., § 6, 1059, 31 мая 1996 г., § 7, 1071, 30 августа 1996 г., § 10, 1075, 11 октября 1996 г., § 18, 1087, 11 декабря 1996 г., § 16, 1088, 12 декабря 1996 г., § 23, 1127, 28 августа 1997 г., § 14, 1173, 12 июня 1998 г., § 9, 1193, 28 августа 1998 г., § 7, 1195, 15 сентября 1998 г., § 9, 1199, 23 сентября 1998 г., § 10, и 1203, 4 октября 1998 г., § 8; см. также Заявления Председателя Совета Безопасности ООН (т. II, гл. 8, §§ 67-70, 72-73, 75-76, 81, 87-88, 90-91 и 93).
[15]Всемирная конференция по правам человека, Вена, 14-25 июня 1993 г., Венская декларация и Программа действий, Док. ООН A/CONF.157/24, 12 июля 1993 г., § I(29); XXVI Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца, Женева, 3-7 декабря 1995 г., Резолюция 4, § 2(d) в Международном журнале Красного Креста, № 8, январь-февраль 1996 г., с. 64; 27th International Conference of the Red Cross and Red Crescent, Plan of Action for the years 2000-2003 (adopted by consensus) (там же, § 123).
[16]См., например, заявления Германии (там же, § 169) и США (там же, §§ 179-180), а также отражённую в отчётах практику России (там же, § 175).
[17]См., например, Резолюции Совета Безопасности ООН 757, 30 мая 1992 г., § 10, 864, 15 сентября 1993 г., § 13, 897, 4 февраля 1994 г., преамбула и § 8, 923, 31 мая 1994 г., преамбула и § 5, 913, 22 апреля 1994 г., преамбула, 946, 30 сентября 1994 г., преамбула, 950, 21 октября 1994 г., §§ 7 и 8, 954, 4 ноября 1994 г., § 7, 1049, 5 марта 1996 г., § 2, 1071, 30 августа 1996 г., § 8, 1083, 27 ноября 1996 г., § 7, 1193, 28 августа 1998 г., § 6, и 1265, 17 сентября 1999 г., § 9; см. также Заявления Председателя Совета Безопасности ООН (т. II, гл. 8, §§ 199-218); Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 49/196, 23 декабря 1994 г., § 15, 49/206, 23 декабря 1994 г., § 3, 50/200, 22 декабря 1995 г., § 4, 50/193, 22 декабря 1995 г., § 14, 53/87, 7 декабря 1998 г., преамбула, 54/192, 17 декабря 1999 г., преамбула и § 4, и 55/116, 4 декабря 2000 г., преамбула и § 2(a)(vii); UN Commission on Human Rights, Res. 1994/72, 9 March 1994, § 7(d), 1995/89, 8 March 1995, § 17, 1995/91, 8 March 1995, § 3, 1996/1, 27 March 1996, preamble, 1997/77, 18 April 1997, § 9, 1998/70, 21 April 1998, § 5(c) and (e); OAU, Council of Ministers, Res. 1526 (LX) (т. II, гл. 8, § 255), Res. 1649 (LXIV) (там же, § 256) and Res. 1662 (LXIV) (там же, § 257); OSCE, Chairman-in-Office, Press Release No. 86/96 (там же, § 258).
[18]См. практику Бурунди (там же, § 166).
[19]См. практику России (там же, § 175).
[20]См. практику МККК (там же, §§ 125–128 и 130–132).
[21]См. практику Германии (там же, § 169) и Филиппин (там же, § 158); Резолюции Совета Безопасности ООН 897, 4 февраля 1994 г., преамбула и § 8, 923, 31 мая 1994 г., преамбула и § 5, 918, 17 мая 1994 г., § 11, 925, 8 июня 1994 г., § 11, 940, 31 июля 1994 г., § 15, 946, 30 сентября 1994 г., преамбула, 950, 21 октября 1994 г., §§ 7 и 8, 954, 4 ноября 1994 г., § 7, 1071, 30 августа 1996 г., § 8; см. также Заявления Председателя Совета Безопасности ООН (т. II, гл. 8, §§ 199, 202, 204, 212, 216 и 219); Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 51/30 B, 5 декабря 1996 г., § 4, 53/87, 7 декабря 1998 г., преамбула, 54/192, 17 декабря 1999 г., §§ 6 и 7, и 55/116, 4 декабря 2000 г., преамбула и § 2(a)(vii); UN Commission on Human Rights, Res. 1995/89, 8 March 1995, § 17, and 2001/18, 20 April 2001, § 2(a)(vii); UN Secretary-General, Twenty-first progress report on UNOMIL, UN Doc. S/1997/90, 29 January 1997, § 30; Комиссия ООН по правам человека, Специальный докладчик по положению в области прав человека в Судане, Доклад, Док. ООН E/CN.4/1997/58, 3 февраля 1997, § 27.
[22]См., например, практику России (т. II, гл. 8, § 175) и США (там же, §§ 179–180); Резолюции Совета Безопасности ООН 897, 4 февраля 1994 г., преамбула и § 8, 923, 31 мая 1994 г., преамбула и § 5, 918, 17 мая 1994 г., § 11, 925, 8 июня 1994 г., § 11, 940, 31 июля 1994 г., 945, 29 сентября 1994 г., § 11, 952, 27 октября 1994 г., § 8, 950, 21 октября 1994 г., §§ 7 и 8, 954, 4 ноября 1994 г., § 7, 1049, 5 марта 1996 г., § 2, 1193, 28 августа 1998 г., § 6, и 1265, 17 сентября 1999 г., § 9; см. также Заявления Председателя Совета Безопасности ООН (т. II, гл. 8, §§ 1999, 204–208, 210–213 и 216); Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 52/167, 16 декабря 1997 г., §§ 2 и 6, 53/87, 7 декабря 1998 г., преамбула, 53/164, 9 декабря 1998 г., § 11, 54/192, 17 декабря 1999 г., преамбула и § 4, и 55/116, 4 декабря 2000 г., преамбула и § 2(a)(vii); UN Commission on Human Rights, Res. 1994/79, 9 March 1994, § 11, 1995/77, 8 March 1995, § 17, 1995/91, 8 March 1995, § 3, 1196/1, 27 March 1996, preamble, 1997/77, 18 April 1997, § 9, 1996/73, 23 April 1996, preamble, 1997/59, 15 April 1997, § 4; UN Secretary-General, Twenty-first progress report on UNOMIL, UN Doc. S/1997/90, 29 January 1997, § 30; Комиссия ООН по правам человека, Специальный докладчик по положению в области прав человека в Бурунди, Второй доклад, Док. ООН E/CN.4/1997/12, 10 февраля 1997 г., § 97, и Специальный докладчик по положению в области прав человека в Судане, Доклад, Док. ООН E/CN.4/1997/58, 3 февраля 1997, § 27; Council of Europe, Parliamentary Assembly, Res. 921 (т. II, гл. 8, § 251); OAU, Council of Ministers, Res. 1526 (LX) (там же, §255), Res. 1649 (LXIV) (там же, § 256) and Res. 1662 (LXIV) (там же, § 257); OSCE, Chairman-in-Office, Press Release No. 86/96 (там же, § 258).
[23]См., например, заявления Австралии (там же, § 23), Германии (там же, § 25), Словении (там же, § 35) и ЮАР (там же, § 36).
[24]Резолюции Совета Безопасности ООН 733, 23 января 1992 г., § 8, 814, 26 марта 1993 г., § 9, 746, 17 марта 1992 г., § 8, 751, 24 апреля 1992 г., § 14, 758, 8 июня 1992 г., § 7, 770, 13 августа 1992 г., § 6, 787, 16 ноября 1992 г., § 18, 824, 6 мая 1993 г., § 4 (b), 851, 15 июля 1993 г., § 20, 897, 4 февраля 1994 г., преамбула, 923, 31 мая 1994 г., преамбула, 954, 4 ноября 1994 г., § 7, 918, 17 мая 1994 г., § 11, 925, 8 июня 1994 г., § 11, 946, 30 сентября 1994 г., преамбула, 952, 27 октября 1994 г., § 7, 954, 4 ноября 1994 г., § 7, 985, 13 апреля 1995 г., § 6, 1001, 30 июня 1995 г., § 13, 1014, 15 сентября 1995 г., § 13, 998, 16 июня 1995 г., § 1, 1040, 29 января 1996 г., преамбула, 1041, 29 января 1996 г., § 6, 1059, 31 мая 1996 г., § 7, 1071, 30 августа 1996 г., § 10, 1075, 11 октября 1996 г., § 18, 1087, 11 декабря 1996 г., § 16, 1193, 28 августа 1998 г., § 7, 1195, 15 сентября 1998 г., § 9, 1199, 23 сентября 1998 г., § 10, и 1203, 4 октября 1998 г., § 8.
[25]Резолюция 1296 Совета Безопасности ООН, 19 апреля 2000 г., § 12.
[26]Дополнительный протокол I, статья 71(1) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 18(2) (принята на основе консенсуса).