Норма 30. Персонал и объекты, использующие отличительную эмблему

Норма 30. Запрещены нападения, направленные против медицинского и духовного персонала и объектов, использующих в соответствии с международным правом отличительные эмблемы, предусмотренные Женевскими конвенциями.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 7, раздел F.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Согласно Статуту Международного уголовного суда, «умышленное нанесение ударов по зданиям, материалам, медицинским учреждениям и транспортным средствам, а также персоналу, использующим в соответствии с международным правом отличительные эмблемы, установленные Женевскими конвенциями», является военным преступлением во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов[1].
Запрещение нападений на лиц и объекты, которые используют отличительные эмблемы, содержится во многих военных уставах и наставлениях[2]. Нападения на лиц и объекты, которые используют отличительные эмблемы, является преступлением согласно законодательству многих государств[3]. Кроме того, эта норма подкреплена официальными заявлениями и отражённой в отчётах практикой[4].
МККК многократно призывал стороны в международных и немеждународных вооружённых конфликтах уважать лиц и объекты, которые используют отличительные эмблемы[5].
Официальной практики, противоречащей данной норме, не было обнаружено ни в отношении международных, ни в отношении немеждународных вооружённых конфликтов. Нападения на лиц и объекты, которые используют отличительные эмблемы, обычно осуждаются[6].
Как показывает эта норма, отличительные эмблемы пользуются уважением при условии, что они используются надлежащим образом (см. Норму 59). Практика также показывает, что отсутствие отличительной эмблемы само по себе не оправдывает нападение на медицинский или духовный персонал и объекты, когда они признаны таковыми. Это практическое применение общего принципа, согласно которому отличительные эмблемы предназначены для облегчения опознавания, но сами по себе не придают объекту или лицу статус покровительствуемого. Другими словами, медицинский и духовный персонал и объекты пользуются защитой благодаря выполняемым ими функциям. Обозначение с помощью эмблем является лишь видимым выражением этих функций, но само по себе не даёт защиты.
В Элементах преступлений Международного уголовного суда подчёркивается, что военное преступление, состоящее в умышленном нанесении «ударов по зданиям, материалам, медицинским учреждениям и транспортным средствам, а также персоналу, использующим в соответствии с международным правом отличительные эмблемы, установленные Женевскими конвенциями», включает в себя нанесение ударов по лицам и объектам, использующим отличительную эмблему или иной метод опознания, например, отличительные сигналы, указывающий на защиту согласно Женевским конвенциям[7].
[1]Статут МУС, статья 8(2)(b)(xxiv) и (e)(ii).
[2]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 7, § 840), Бенина (там же, § 841), Великобритании (там же, § 862), Венгрии (там же, § 849), Германии (там же, § 848), Индонезии (там же, § 850), Италии (там же, § 851), Камеруна (там же, § 842), Канады (там же, §§ 843–844), Колумбии (там же, § 845), Кении (там же, § 852), Ливана (там же, § 853), Мадагаскара (там же, § 854), Нигерии (там же, § 855), Румынии (там же, § 858), Сенегала (там же, § 859), США (там же, § 863), Того (там же, § 861), Филиппин (там же, §§ 856–857), Франции (там же, §§ 846–847) и Швейцарии (там же, § 860).
[3]См., например, законодательство Австралии (там же, § 864), Азербайджана (там же, § 865), Беларуси (там же, § 866), Великобритании (там же, § 885), Венесуэлы (там же, § 886), Германии (там же, § 874), Дании (там же, § 871), Испании (там же, § 881), Канады (там же, § 868), Колумбии (там же, § 869), Конго (там же, § 870), Нидерландов (там же, § 875), Никарагуа (там же, § 877), Новой Зеландии (там же, § 876), Перу (там же, § 879), Румынии (там же, § 880), Швейцарии (там же, § 883), Швеции (там же, § 882) и Эстонии (там же, § 873); см. также проекты законов Бурунди (там же, § 867), Никарагуа (там же, § 878), Сальвадора (там же, § 872), Тринидада и Тобаго (там же, § 884).
[4]См., например, заявления Боснии и Герцеговины, Республики Сербска (там же, § 888), Кувейта (там же, § 890) и Югославии (там же, § 892).
[5]См. практику МККК (там же, §§ 906, 908–910, 912–917, 919, 921–925 и 927–928).
[6]См., например, практику Югославии (там же, § 891) и МККК (там же, §§ 905 и 926).
[7]См. Knut Dörmann, Elements of War Crimes under the Rome Statute of the International Criminal Court, Sources and Commentary, Cambridge University Press, Cambridge, 2002, p. 350; см. также статьи 6–9 Приложения I к Дополнительному протоколу I, касающиеся световых сигналов, радиосигналов и электронного опознавания.