Норма 29. Санитарно-транспортные средства

Норма 29. Санитарно-транспортные средства, предназначенные исключительно для санитарных перевозок, должны пользоваться уважением и защитой при любых обстоятельствах. Они утрачивают своё право на защиту, если используются помимо их гуманитарных функций для совершения действий, наносящих ущерб неприятелю.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 7, раздел Е.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Обязательство уважать и защищать санитарно-транспортные средства закреплено в Первой и Четвёртой Женевских конвенциях[1]. Его сфера действия была расширена в Дополнительном протоколе I: теперь эта норма при любых обстоятельствах распространяется и на гражданские санитарно-транспортные средства в дополнение к военным[2]. Это расширение действия обязательства получило широкую поддержку в практике государств, в которой обычно идёт речь о санитарно-транспортных средствах и не проводится различие между военными и гражданскими транспортными средствами или указываются оба типа средств как пользующиеся защитой[3]. Оно также поддерживается государствами, которые не являются или не являлись на момент написания данной работы участниками Дополнительного протокола I[4].
Согласно Статуту Международною уголовного суда, умышленное нанесение ударов по «медицинским учреждениям и транспортным средствам, использующим в соответствии с международным правом отличительные эмблемы, установленные Женевскими конвенциями», является военным преступлением во время международных вооружённых конфликтов[5].
Эта норма содержится во многих военных уставах и наставлениях[6]. В Руководстве по МГП Швеции защита санитарно-транспортных средств, установленная в статье 21 Дополнительного протокола I, определяется как кодификация уже существовавшей нормы обычного международного права[7]. Нарушение этой нормы является преступлением по законодательству многих государств[8]. Кроме того, эта норма подкреплена официальными заявлениями и отражённой в отчётах практикой[9].
Эта норма подразумевается в общей статье 3 Женевских конвенций, которая требует, чтобы раненых и больных подбирали и оказывали им помощь, поскольку защита медицинских формирований является дополнительной формой защиты, предоставляемой с тем, чтобы обеспечить получение ранеными и больными медицинской помощи[10]. Норма, касающаяся того, что медицинские формирования всегда должны пользоваться уважением и защитой и не должны становиться объектом нападений, в прямой форме содержится в Дополнительном протоколе II[11]. Кроме того, согласно Статуту Международного уголовного суда, умышленное нанесение ударов по «медицинским учреждениям и транспортным средствам, использующим в соответствии с международным правом отличительные эмблемы, предусмотренные Женевскими конвенциями», является военным преступлением во время немеждународных вооружённых конфликтов[12]. Эта норма также содержится в других документах, относящихся и к немеждународным вооружённым конфликтам[13].
Обязательство уважать и защищать санитарно-транспортные средства включено в военные уставы и наставления, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[14]. Нарушение этой нормы во время любого вооружённого конфликта является преступлением по законодательству многих государств[15]. Кроме того, эта норма, подкреплена рядом официальных заявлений, относящихся именно к ситуациям немеждународного вооружённого конфликта[16].
Официальной практики, противоречащей данной норме, не было обнаружено ни в отношении международных, ни в отношении немеждународных вооружённых конфликтов. Нападения на санитарно-транспортные средства обычно осуждаются государствами[17]. Они также осуждались Организацией Объединённых Наций и другими международными организациями, например, во время ирано-иракской войны и конфликтов на Ближнем Востоке, в Судане и бывшей Югославии[18]. МККК призывает стороны в международных и немеждународных вооружённых конфликтах соблюдать эту норму[19].
Термин «санитарно-транспортные средства» означает любые средства перевозки, как военные, так и гражданские, постоянные или временные, предназначенные исключительно для санитарной перевозки и находящиеся под контролем компетентного органа власти стороны в конфликте. К ним относятся средства санитарной перевозки по суше, воде и воздуху, такие как санитарные автомобили, госпитальные суда и санитарные летательные аппараты[20]. Эти транспортные средства, суда и летательные аппараты должны быть предназначены исключительно для перевозки раненых, больных и потерпевших кораблекрушение, медицинского персонала, духовного персонала, медицинского оборудования или медицинских запасов. Это определение основано на статье 8(f)–(g) Дополнительного протокола I[21]. Оно широко используется в практике государств[22]. В отсутствие определения санитарно-транспортных средств в Дополнительном протоколе II можно понять, что этот термин применяется в том же смысле и к немеждународным вооружённым конфликтам[23].
Что касается санитарных летательных аппаратов, в принципе в практике государств признаётся, что санитарные летательные аппараты должны пользоваться уважением и защитой при выполнении своих гуманитарных функций. Согласно Женевским конвенциям, санитарные летательные аппараты не могут подвергаться нападению, если будут летать на высоте, во время и по маршрутам, специально предусмотренным соглашением между сторонами. Полеты над территорией, контролируемой неприятелем, запрещены, за исключением случаев, когда существует иное соглашение[24]. Это также закреплено в нескольких военных уставах и наставлениях[25]. Согласно Дополнительному протоколу I, нападения на санитарные летательные аппараты, признанные таковыми, запрещены даже при отсутствии особого соглашения, регулирующего полеты[26]. Это запрещение также предусмотрено в Руководстве Сан-Ремо[27], а также во многих военных уставах и наставлениях[28]. США заявили, что поддерживают принцип, согласно которому «известные санитарные летательные аппараты должны пользоваться уважением и защитой при выполнении своих гуманитарных функций»[29]. В некоторых военных уставах и наставлениях «предумышленное нападение» на санитарные летательные аппараты включено в число военных преступлений[30].
Практика государств, в целом, показывает, что санитарно-транспортные средства пользуются той же защитой, что и подвижные медицинские формирования. Следовательно, толкование терминов «уважение» и «защита» в отношении медицинских формирований (см. комментарий к Норме 28) относится mutatis mutandis и к санитарно-транспортным средствам. На практике это означает, что санитарно-транспортные средства не должны подвергаться нападению, запрещено препятствовать их передвижению без достаточных оснований. Это толкование в прямой форме включено в военные уставы и наставления Германии, Швейцарии и ЮАР[31]. В военных уставах и наставлениях Бенина, Нигерии, Сенегала и Того указывается, что задачи, содержимое и реальное использование санитарно-транспортных средств могут контролироваться путём осмотра[32].
Практика государств, в целом, показывает, что санитарно-транспортные средства пользуются той же защитой, что и подвижные медицинские формирования. Следовательно, условия утраты права на защиту, касающиеся медицинских формирований, относятся mutatis mutandis и к санитарно-транспортным средствам.
Согласно практике государств, перевозка здоровых военнослужащих, оружия или боеприпасов, сбор или передача разведывательных данных являются примерами такого использования санитарно-транспортных средств, которое приводит к утрате ими права на защиту[33]. Следовательно, санитарно-транспортные средства не должны нести на борту никакого оборудования, предназначенного для сбора или передачи разведывательных данных[34]. При ратификации Дополнительного протокола I Великобритания и Франция сделали заявления в отношении статьи 28, признав практическую необходимость использования для санитарных эвакуаций летательных аппаратов, не оборудованных специально для этой цели. Поэтому их толкование статьи 28 не исключает наличия на борту аппаратуры связи и шифровальных материалов или их использования исключительно для облегчения аэронавигации, опознавания и связи в поддержку санитарных перевозок[35]. Статья 28 Дополнительного протокола I указывает и другие действия, запрещённые для санитарных летательных аппаратов[36]. Кроме того, легкое оружие, используемое медицинским персоналом для самообороны или только что снятое с раненых и ещё не переданное соответствующей службе, также не запрещено (см. комментарий к Норме 25).
[1]Первая Женевская конвенция, статья 35; Четвертая Женевская конвенция, статья 21.
[2]Дополнительный протокол I, статья 21 (принята на основе консенсуса).
[3]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 7, §§ 662–663), Аргентины (там же, § 661), Бельгии (там же, §§ 664–665), Бенина (там же, § 666), Буркина-Фасо (там же, § 667), Великобритании (там же, §§ 705–706), Венгрии (там же, § 684), Германии (там же, §§ 682–683), Доминиканской Республики (там же, § 677), Испании (там же, § 701), Италии (там же, § 685), Камеруна (там же, §§ 668–669), Канады (там же, §§ 670–671), Кении (там же, § 686), Колумбии (там же, §§ 672–673), Конго (там же, § 674), Ливана (там же, § 687), Мали (там же, § 688), Марокко (там же, § 689), Нигерии (там же, §§ 694–695), Нидерландов (там же, §§ 690–691), Никарагуа (там же, § 693), Новой Зеландии (там же, § 692), России (Руководство 1990 г., § 5(ж)), Румынии (т. II, гл. 7, § 696), Сенегала (там же, §§ 698–699), США (там же, §§ 708–710), Того (там же, § 704), Франции (там же, §§ 679–681), Хорватии (там же, §§ 675–676), Швейцарии (там же, § 703), Швеции (там же, § 702), Эквадора (там же, § 678), Югославии (там же, § 711) и ЮАР (там же, § 700).
[4]См., например, практику Великобритании (там же, § 740).
[5]Статут МУС, статья 8(2)(b)(xxiv).
[6]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 7, §§ 662–663), Аргентины (там же, § 661), Бельгии (там же, §§ 664–665), Бенина (там же, § 666), Буркина-Фасо (там же, § 667), Великобритании (там же, §§ 705–706), Венгрии (там же, § 684), Германии (там же, §§ 682–683), Доминиканской Республики (там же, § 677), Италии (там же, § 685), Испании (там же, § 701), Камеруна (там же, §§ 668–669), Канады (там же, §§ 670–671), Кении (там же, § 686), Колумбии (там же, §§ 672–673), Конго (там же, § 674), Ливана (там же, § 687), Мали (там же, § 688), Марокко (там же, § 689), Нигерии (там же, §§ 694–695), Нидерландов (там же, §§ 690–691), Никарагуа (там же, § 693), Новой Зеландии (там же, § 692), России (Руководство 1990 г., § 5(ж)), Румынии (т. II, гл. 7, § 696), Сенегала (там же, §§ 698–699), США (там же, §§ 707–710), Того (там же, § 704), Франции (там же, §§ 679–681), Хорватии (там же, §§ 675–676), Швейцарии (там же, § 703), Швеции (там же, § 702), Эквадора (там же, § 678), Югославии (там же, § 711) и ЮАР (там же, § 700).
[7]Sweden, IHL Manual (там же, § 702).
[8]См., например, законодательство Бангладеш (там же, § 713), Венесуэлы (там же, § 729), Германии (там же, § 718), Грузии (там же, § 717), Ирландии (там же, § 719), Испании (там же, §§ 726–727), Италии (там же, § 720), Колумбии (там же, § 714), Литвы (там же, § 721), Никарагуа (там же, § 722), Норвегии (там же, § 724), Румынии (там же, § 725), Таджикистана (там же, § 728) и Эстонии (там же, § 716); см. также проекты законов Аргентины (там же, § 712), Никарагуа (там же, § 723) и Сальвадора (там же, § 715).
[9]См., например, практику Аргентины (там же, § 731), Великобритании (там же, §§ 739–740), Венгрии (там же, § 736), Германии (там же, § 735), Ливана (там же, § 738), Франции (там же, § 734), Эквадора (там же, §§ 732–733) и Югославии (там же, § 742).
[10]Такое объяснение выдвигается, например, в военных уставах и наставлениях Бельгии (там же, § 665), Колумбии (там же, § 672) и Никарагуа (там же, § 693).
[11]Дополнительный протокол II, статья 11(1) (принята на основе консенсуса).
[12]Статут МУС, статья 8 (2)(е)(ii).
[13]См., например, Agreement on the Application of I HL between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina (т. II, гл. 7, § 657).
[14]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, §§ 662–663), Аргентины (там же, § 661), Бенина (там же, § 666), Венгрии (там же, § 684), Германии (там же, §§ 682–683), Италии (там же, § 685), Камеруна (там же, § 669), Канады (там же, §§ 670–671), Кении (там же, § 686), Колумбии (там же, §§ 672–673), Ливана (там же, § 687), Нигерии (там же, § 695), Нидерландов (там же, § 690), Новой Зеландии (там же, § 692), России (Руководство 1990 г., § 5(ж)), Сенегала (т. II, гл. 7, § 699), Того (там же, § 704), Хорватии (там же, §§ 675–676), Эквадора (там же, § 678) и ЮАР (там же, § 700).
[15]См., например, законодательство Бангладеш (там же, § 713), Венесуэлы (там же, § 729), Германии (там же, § 718), Грузии (там же, § 717), Ирландии (там же, § 719), Испании (там же, §§ 726–727), Колумбии (там же, § 714), Литвы (там же, § 721), Никарагуа (там же, § 722), Норвегии (там же, § 724), Таджикистана (там же, § 728) и Эстонии (там же, § 716); см. также законодательство Италии (там же, § 720) и Румынии (там же, § 725), применение которого не исключается во время немеждународного вооружённого конфликта, и проекты законов Аргентины (там же, § 712), Никарагуа (там же, § 723) и Сальвадора (там же, § 715).
[16]См., например, заявления Аргентины (там же, § 731), Венгрии (там же, § 736) и Югославии (там же, § 742).
[17]См., например, заявления Аргентины (там же, § 731), Венгрии (там же, § 736), Египта (там же, § 732), Ливана (там же, § 738) и Югославии (там же, § 742), а также отражённую в отчётах практику Ирана (там же, § 737).
[18] См. Резолюцию Совета Безопасности ООН 771, 13 августа 1992 г., преамбула и §§ 2 и 3; UN Commission on Human Rights, Res. 1992/S-1/1, 14 August 1992, preamble; Комиссия ООН по правам человека, Специальный докладчик по положению в области прав человека на территории бывшей Югославии, Периодический доклад, Док. ООН E/CN.4/1994/3, 3 мая 1993 г., §§ 21-22; Director of MINUGUA, First report (т. II, гл. 7, § 746); Комиссия ООН по правам человека, Специальный докладчик по положению в области прав человека в Судане, Доклад, Док. ООН E/CN.4/1996/62, 20 февраля 1996 г., § 78.
[19]См. практику МККК (т. II, гл. 7, §§ 752–755 и 757–759).
[20]Защита госпитальных судов регулируется Второй Женевской конвенцией, статьи 22-35, и Дополнительным протоколом I, статьи 22–23. О санитарных летательных аппаратах речь пойдет в следующем абзаце.
[21]Дополнительный протокол I, статья 8(f)–(g).
[22]См., например, практику Австралии (т. II, гл. 7, § 663), Испании (там же, § 701) Камеруна (там же, § 669), Новой Зеландии (там же, § 692), Румынии (там же, § 725) и ЮАР (там же, § 700).
[23]См. заявление США на этот счёт (там же, § 654); см. также Комментарий к Дополнительному протоколу II, § 4712.
[24]Первая Женевская конвенция, статья 36; Четвёртая Женевская конвенция, статья 22.
[25]См., например, военные уставы и наставления Бельгии (т. II, гл. 7, § 780), Великобритании (там же, § 801), Индонезии (там же, § 789), США (там же, § 803) и Швейцарии (там же, § 800).
[26]Дополнительный протокол I, статьи 25–27 (приняты на основе консенсуса).
[27]Руководство Сан-Ремо, п. 53(а).
[28]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 7, § 779), Бельгии (там же, § 780), Венгрии (там же, § 788), Испании (там же, § 798), Канады (там же, § 781), Нидерландов (там же, § 793), Новой Зеландии (там же, § 794), США (там же, §§ 804–805), Швеции (там же, § 799), Югославии (там же, § 807) и ЮАР (там же, § 797); см. также военные уставы и наставления Ливана (там же, § 792), России (Руководство 1990 г., § 5(ж)), и Хорватии (т. II, гл. 7, § 783) (они требуют уважения к санитарным летательным аппаратам, обозначенным отличительной эмблемой), Доминиканской Республики (там же, § 784) (военнослужащие не должны нападать на санитарные летательные аппараты) и Италии (там же, § 791) (санитарные летательные аппараты должны пользоваться «уважением и защитой»).
[29]United States, Department of State, Remarks of the Deputy Legal Adviser (там же, § 819).
[30]См., например, военные уставы и наставления США (там же, §§ 804 и 806) и Эквадора (там же, § 785).
[31]См. военные уставы и наставления Германии (там же, § 683) («следует всегда обеспечивать их беспрепятственную работу»), Швейцарии (там же, § 703) («они не должны подвергаться нападению, нельзя причинять им какой-либо вред или мешать их работе») и ЮАР (там же, § 700) («они не должны подвергаться нападению, нельзя причинять им ущерб или препятствовать их передвижению»).
[32]См. военные уставы и наставления Бенина (там же, § 666), Нигерии (там же, § 695), Сенегала (там же, § 699) и Того (там же, § 704).
[33]См. практику указанную выше в примечании 117; см. также практику Аргентины (там же, § 661), Италии (там же, § 685), Канады (там же, §§ 670 671), Нидерландов (там же, § 691), Франции (там же, § 680), Хорватии (там же, § 675) и ЮАР (там же, § 700).
[34]Дополнительный протокол I, статья 28(2) (принята на основе консенсуса); Руководство Сан-Ремо, п. 178; военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 7, § 779), Германии (там же, § 787), Испании (там же, § 798), Италии (там же, § 790), Канады (там же, § 781), Нидерландов (там же, § 793), Франции (там же, § 786), Хорватии (там же, § 782), Швеции (там же, § 799) и Югославии (там же, § 807).
[35]France, Reservations and declarations made upon ratification of Additional Protocol I (там же, § 774); United Kingdom, Reservations and declarations made upon ratification of Additional Protocol I (там же, § 775).
[36]Дополнительный протокол I, статья 28 (принята на основе консенсуса).