Норма 27. Духовный персонал

Норма 27. Духовный персонал, предназначенный исключительно для выполнения духовных функций, должен пользоваться уважением и защитой при любых обстоятельствах. Принадлежащие к нему лица утрачивают право на защиту, если совершают, помимо своих гуманитарных обязанностей, действия, направленные против неприятеля.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 7, раздел С.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Обязательство уважать и защищать духовный персонал восходит к Женевской конвенции 1864 г.; затем оно было воспроизведено в Женевских конвенциях 1906 и 1929 гг.[1] В настоящий момент оно закреплено в Первой и Второй Женевских конвенциях[2]. Сфера действия этого обязательства была расширена в статье 15 Дополнительного протокола I: теперь эта норма при любых обстоятельствах распространяется и на гражданский духовный персонал в дополнение к военному духовному персоналу[3]. Это расширение действия нормы получило широкую поддержку в практике государств, в которой обычно идёт речь о духовном персонале и не проводится различие между военным и гражданским духовным персоналом[4]. Оно также поддерживается практикой государств, которые не являются или не являлись на момент написания данной работы участниками Дополнительного протокола I[5].
Согласно Статуту Международного уголовного суда, «умышленное нанесение ударов по ... персоналу, использующему в соответствии с международным правом отличительные эмблемы, установленные Женевскими конвенциями», является военным преступлением во время международных вооружённых конфликтов[6]. Это преступление имеет отношение к духовному персоналу, поскольку он имеет право использовать отличительные эмблемы Женевских конвенций.
Многие военные уставы и наставления требуют уважать и защищать духовный персонал[7]. Нарушение этой нормы является преступлением в законодательстве многих государств[8]. Кроме того, эта норма подкрепляется официальными заявлениями[9].
Обязательство уважать и защищать духовный персонал закреплено в статье 9 Дополнительного протокола II, в отношении которой не было сделано никаких оговорок[10]. Кроме того, согласно Статуту Международного уголовного суда, «умышленное нанесение ударов по ... персоналу, использующему в соответствии с международным правом отличительные эмблемы, предусмотренные Женевскими конвенциями», является военным преступлением во время немеждународных вооружённых конфликтов[11].
Защита духовного персонала включена в военные уставы и наставления, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[12]. Нарушение этой нормы во время любого вооружённого конфликта является преступлением по законодательству множества государств[13]. Существуют и другие примеры практики, подтверждающие существование этой нормы именно во время немеждународных вооружённых конфликтов[14].
МККК несколько раз призывал уважать и защищать духовный персонал, например, в 1994 г. во время конфликта в Анголе[15].
Официальной практики, противоречащей данной норме, не было обнаружено ни в отношении международных, ни в отношении немеждународных вооружённых конфликтов.
Термин «духовный персонал» означает персонал, как военный, так и гражданский, который занят исключительно выполнением своих духовных функций и придан постоянно или временно стороне в конфликте, её медицинским формированиям или санитарно-транспортным средствам, или организации гражданской обороны. Данное определение основано на статье 8(d) Дополнительного протокола I[16]. Оно широко используется в практике государств[17]. В отсутствие определения духовного персонала в Дополнительном протоколе II можно понять, что этот термин применяется в том же смысле и к немеждународным вооружённым конфликтам[18]. Нидерланды заявили, что «гуманитарные советники» относятся к духовному персоналу[19]. Другие лица, выполняющие духовные функции, пользуются защитой как гражданские лица, если не принимают непосредственного участия в военных действиях. Однако в качестве гражданских лиц они не могут пользоваться отличительными эмблемами.
Практика государств в целом показывает, что духовный персонал пользуется теми же привилегиями, что и постоянный медицинский персонал[20]. Следовательно, толкование терминов «уважение и защита» в отношении медицинского персонала (см. комментарий к Норме 25) относится mutatis mutandis и к духовному персоналу.
По тем же соображениям толкование исключительного случая, в котором медицинский персонал утрачивает право на защиту, если принимает участие в действиях, направленных против неприятеля (или враждебных действиях) (см. комментарий к Норме 25), относится mutatis mutandis и к духовному персоналу. Как и в случае с медицинским персоналом, защита предоставляется лишь духовному персоналу, выполняющему исключительно духовные функции.
По тем же соображениям принцип, согласно которому медицинский персонал не утрачивает права на защиту, будучи вооружённым лёгким личным оружием, и может использовать это оружие для самообороны или защиты находящихся на его попечении раненых, больных и потерпевших кораблекрушение (см. комментарий к Норме 25), относится mutatis mutandis и к духовному персоналу. Это прямо признаётся в Военном уставе Германии, хотя в нём и оговаривается, что священники в немецкой армии не носят оружия[21]. В Руководстве по праву вооружённых конфликтов Великобритании установлено, что приданные вооружённым силам священники не могут быть вооружены[22]. Никаких других подробностей в практике обнаружено не было.
[1]Женевская конвенция 1864 г., статья 2; 1906 Geneva Convention, Article 9 (т. II, гл. 7, § 288); 1929 Geneva Convention, Article 9 (там же, § 289).
[2]Первая Женевская конвенция, статья 24; Вторая Женевская конвенция, статья 36.
[3]Дополнительный протокол I, статья 15 (принята на основе консенсуса).
[4]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 7, §§ 301–302), Аргентины (там же, § 300), Бельгии (там же, § 303), Бенина (там же, § 305), Венгрии (там же, § 314), Испании (там же, § 329), Италии (там же, § 318), Камеруна (там же, § 306), Канады (там же, § 307), Мадагаскара (там же, § 321), Нидерландов (там же, §§ 322–323), Сальвадора (там же, § 310), США (там же, § 336), Того (там же, § 331), Франции (там же, §§ 311–312), Хорватии (там же, § 308), Швейцарии (там же, § 330) и ЮАР (там же, § 328); законодательство Грузии (там же, § 343), Ирландии (там же, § 344), Испании (там же, §§ 351–352), Никарагуа (там же, § 346), Норвегии (там же, § 348), Польши(там же, § 349), Словении (там же, § 350), Таджикистана (там же, § 353), Хорватии (там же, § 340), Эстонии (там же, § 342) и Югославии (там же, § 354); см. также проекты законов Аргентины (там же, § 338), Никарагуа (там же, § 347) и Сальвадора (там же, § 341), а также заявления США (там же, § 361) и Югославии (там же, § 363).
[5]См., например, военные уставы и наставления США (там же, § 336) и Франции (там же, § 311).
[6]Статут МУС, статья 8(2)(b)(xxiv).
[7] См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 7, §§ 301–302), Аргентины (там же, § 300), Бельгии (там же, §§ 303–304), Бенина (там же, § 305), Великобритании (там же, §§ 332–333), Венгрии (там же, § 314), Германии (там же, § 313), Израиля (там же, § 317), Индонезии (там же, §§ 315–316), Испании (там же, § 329), Италии (там же, § 318), Камеруна (там же, § 306), Канады (там же, § 307), Кении (там же, § 319), Мадагаскара (там же, § 321), Нигерии (там же, §§ 326–327), Нидерландов (там же, §§ 322–323), Никарагуа (там же, § 325), Сальвадора (там же, § 310), США (там же, §§ 334–336), Того (там же, § 331), Франции (там же, §§ 311–312), Хорватии (там же, § 308), Швейцарии (там же, § 330), Эквадора (там же, § 309), Югославии (там же, § 337), ЮАР (там же, § 328) и Южной Кореи (там же, § 320).
[8]См., например, законодательство Бангладеш (там же, § 339), Грузии (там же, § 343), Ирландии (там же, § 344), Испании (там же, §§ 351–352), Никарагуа (там же, § 346), Норвегии (там же, § 348), Польши (там же, § 349), Словении (там же, § 350), Таджикистана (там же, § 353), Хорватии (там же, § 340), Эстонии (там же, § 342) и Югославии (там же, § 354); см также проекты законов Аргентины (там же, § 338), Никарагуа (там же, § 347) и Сальвадора (там же, § 341).
[9]См., например, заявления США (там же, § 361) и Югославии (там же, § 363), а также отраженную в отчётах практику Израиля (там же, § 358) и Руанды (там же, § 360).
[10]Дополнительный протокол II, статья 9 (принята на основе консенсуса).
[11]Статут МУС, статья 8(2)(е)(ii).
[12]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 7, §§ 301–302), Аргентины (там же, § 300), Бенина (там же, § 305), Венгрии (там же, § 314), Германии (там же, § 313), Италии (там же, § 318), Испании (там же, § 329), Камеруна (там же, § 306), Канады (там же, § 307), Кении (там же, § 319), Мадагаскара (там же, § 321), Нигерии (там же, § 326), Нидерландов (там же, § 322), Новой Зеландии (там же, § 324), Сальвадора (там же, § 310), Того (там же, § 331), Франции (там же, § 312), Хорватии (там же, § 308), Эквадора (там же, § 309), Югославии (там же, § 337), ЮАР (там же, § 328) и Южной Кореи (там же, § 320).
[13]См., например, законодательство Грузии (там же, § 343), Ирландии (там же, § 344), Испании (там же, §§ 351–352), Никарагуа (там же, § 346), Норвегии (там же, § 348), Польши (там же, § 349), Словении (там же, § 350), Таджикистана (там же, § 353), Хорватии (там же, § 340), Эстонии (там же, § 342) и Югославии (там же, § 354); см также законодательство Италии (там же, § 345), применение которого не исключено во время немеждународного вооружённого конфликта, и проекты законов Аргентины (там же, § 338), Никарагуа (там же, § 347) и Сальвадора (там же, § 341).
[14]См., например, практику Югославии (там же, § 363) и отражённую в отчётах практику Руанды (там же, § 360).
[15]См. ICRC, Memorandum on Respect for International Humanitarian Law in Angola (там же, § 373).
[16]Дополнительный протокол I, статья 8(d).
[17]См., например, практику Австралии (там же, § 302), Испании (там же, §§ 329 и 351), Италии (там же, § 318), Мадагаскара (там же, § 321), Никарагуа (там же, § 346), Того (там же, § 331), Франции (там же, §§ 311–312), Хорватии (там же, § 308) и ЮАР (там же, § 328).
[18]См. заявление США на этот счёт (там же, § 296); см. также Комментарий к Дополнительному протоколу II, § 4662–4663 со ссылкой на обсуждения на Дипломатической конференции (Акты Дипломатической конференции, т. XI, CDDH/II/SR.31, 6 марта 1975 г., с. 327–337).
[19]Netherlands, Lower House of Parliament, Explanatory memorandum on the ratification of the Additional Protocols (т. II, гл. 7, § 294) and Military Manual (там же, § 322).
[20]См., например, практику Австралии (там же, § 302), Бельгии (там же, § 303), Великобритании (там же, § 332), Венгрии (там же, § 314), Израиля (там же, § 317), Испании (там же, § 329), Кении (там же, § 319), Нидерландов (там же, § 323), Эквадора (там же, § 309), Югославии (там же, § 337), США (там же, § 361) и Югославии (там же, § 363).
[21]Germany, Military Manual (там же, § 313).
[22]United Kingdom, LOAC Manual (там же, § 333).