Норма 160. Срок давности не может применяться к военным преступлениям.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 44, раздел E.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой в отношении военных преступлений, совершённых во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Неприменимость срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности предусмотрена в Конвенции ООН о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г. и Европейской конвенцией о неприменимости срока давности к преступлениям против человечности и военным преступлениям 1974 г.[1] В обсуждениях перед принятием Конвенции ООН некоторые государства полагали, что запрещение срока давности для военных преступлений является новой нормой[2], тогда как другие государства считали её уже установившейся[3]. Основным возражением государств, которые считали это новой нормой, было то, что Конвенция имела бы обратную силу и, таким образом, нарушила бы принцип, согласно которому уголовное право не имеет обратной силы, и что в то время наличие срока давности было общим принципом их внутреннего уголовного законодательства[4]. Однако многие государства утверждали, что военные преступления носят исключительный характер и поэтому не должны подпадать под обычный режим уголовного права и под действие срока давности, и (или) что они уже имплементировали принцип неприменимости срока давности к военным преступлениям[5].
В период между 1969 и 1973 гг. Генеральная Ассамблея ООН приняла несколько резолюций, призывая государства ратифицировать Конвенцию ООН о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества и (в 1970 г.) приветствуя вступление этой Конвенции в силу[6]. Эти резолюции были приняты при значительном числе воздержавшихся и нескольких голосах «против». При обсуждении этих резолюций беспокойство государств вызывало, главным образом, отсутствие ясности в использованном в Конвенции определении военных преступлений и преступлений против человечества[7].
Недавняя тенденция более решительно осуществлять преследование военных преступников в национальных и международных уголовных судах и трибуналах, а также растущее число правовых норм, предоставляющих юрисдикцию в отношении военных преступлений без временных ограничений, превратили существующие договорные нормы, запрещающие применение срока давности к военным преступлениям, в обычное право. Кроме того, применение срока давности могло бы помешать расследованию военных преступлений и осуществлению судебного преследования подозреваемых, таким образом, являясь нарушением обязательства делать это (см. Норму 158).
Статут Международного уголовного суда предусматривает, что в отношении преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда, не устанавливается никакого срока давности, и это положение не вызвало разногласий частично потому, что Международный уголовный суд обладает юрисдикцией лишь в отношении действий, совершённых после вступления Статута в силу для соответствующих государств[8]. В Постановлении Временной администрации ООН в Восточном Тиморе № 2000/15 также указывается, что на военные преступления не распространяются никакие сроки давности[9].
Принцип неприменимости срока давности к военным преступлениям закреплён во многих военных уставах и наставлениях и в законодательстве многих государств, в том числе тех, которые не являются участниками Конвенции ООН или Европейской конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности[10]. Существуют также официальные заявления на этот счёт. В 1986 г., например, США направили ноту Ираку (также не являющемуся участником Конвенции ООН) относительно того, что виновные в военных преступлениях лица должны быть преданы суду в любое время безотносительно каких-либо сроков давности[11]. В письме Генеральному секретарю ООН в 1993 г. Югославия указала, что военные преступления не подпадают под действие срока давности[12]. В 2000 г. при подписании Статута Международного уголовного суда Египет заявил, что «согласно твердо установившемуся принципу, срок давности не должен препятствовать судебному преследованию в отношении военных преступлений»[13]. Существует также прецедентное право государств, не являющихся участниками Конвенции ООН или Европейской конвенции, в котором соответствующие суды постановили, что сроки давности не распространяются на военные преступления[14]. Важно, что несколько государств, которые ранее возражали против запрещения срока давности или законодательство которых не даёт чётких указаний на этот счёт, сейчас ратифицировали Статут Международного уголовного суда или Конвенцию ООН о неприменимости срока давности, тем самым, признав, что срок давности не распространяется на военные преступления[15].
Конституция Эфиопии предусматривает, что срок давности не применяется к преступлениям против человечности, не упоминая о военных преступлениях[16]. Однако в деле Менгисту и остальных в 1995 г. Специальный прокурор Эфиопии указал, что «согласно давно укоренившемуся обычаю и убеждению, срок давности не распространяется на военные преступления и преступления против человечности»[17]. Уголовный кодекс Франции предусматривает неприменимость срока давности к геноциду и «другим преступлениям против человечности»[18]. В деле Барбье в 1985 г.
Кассационный суд Франции постановил, что, в отличие от преступлений против человечности, военные преступления, совершённые во время Второй мировой войны, подпадают под срок давности[19]. Однако Франция была членом ЭКОСОС в 1966 г., когда была принята резолюция 1158 (XLI), в которой было сочтено желательным подтвердить в международном праве «принцип, заключающийся в том, что не существует срока давности в отношении военных преступлений и преступлений против человечности», и которая призывала все государства «принимать любые необходимые меры, чтобы предотвратить применение срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности»[20]. Впоследствии Франция поддержала неприменимость сроков давности к военным преступлениям в ООН в 1967 г., когда обсуждалась Конвенция ООН о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества, и подписала Европейскую конвенцию о неприменимости срока давности к преступлениям против человечности и военным преступлениям[21]. Кроме того, Франция ратифицировала Статут Международного уголовного суда.
В израильском Законе о наказании нацистов и приспешников нацистов предусматривается, что для судебного преследования в отношении военных преступлений не существует срока давности, но этот закон распространяется только на военные преступления, совершённые нацистами во время Второй мировой войны[22]. Однако впоследствии Израиль поддержал общий принцип, согласно которому срок давности не применяется ни к каким военным преступлениям[23]. Некоторые другие государства также наделили свои суды юрисдикцией в отношении военных преступлений, совершённых во время Второй мировой войны[24], но эти государства тоже поддерживают общий принцип, согласно которому срок давности не применяется ни к каким военным преступлениям[25]. В последнее время несколько лиц были осуждены за военные преступления, совершённые во время Второй мировой войны[26]. Недостаток доказательств может послужить препятствием для успешного судебного преследования в отношении военных преступлений, которые были совершены за несколько десятилетий до возбуждения дела. Такие практические соображения не должны подрывать принцип, согласно которому срок давности не распространяется на военные преступления.
[1]Конвенция ООН о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г., преамбула и статья 1 (эту Конвенцию ООН ратифицировали 49 государств); European Convention on the Non-Applicability of Statutory Limitations to Crimes against Humanity and War Crimes, Article 1 (т. II, гл. 44, § 765) and Article 2 (там же, § 766) (Европейскую конвенцию ратифицировали 3 государства).
[2]См., например, заявления Бразилии (там же, § 836) и Греции (там же, § 845); см. также заявления Бельгии (там же, § 834), Гондураса (там же, § 846), Индии (там же, § 848), Кипра (там же, § 841), Норвегии (там же, § 851) и Швеции (там же, § 855).
[3]См., например, заявления Болгарии (там же, § 837) и Чехословакии (там же, § 842).
[4]См. заявления Бразилии (там же, § 836), Гондураса (там же, § 846), Греции (там же, § 845), Кипра (там же, § 841) и Швеции (там же, § 855).
[5]См. заявления Болгарии (там же, § 837), Великобритании (там же, § 858), Венгрии (там же, § 847), Израиля (там же, § 849), Индии (там же, § 848), Польши (там же, § 853), Румынии (там же, § 854), СССР (там же, § 857), США (там же, § 860), Украины (там же, § 856), Уругвая (там же, § 862), Франции (там же, § 843), Чехословакии (там же, § 842) и Югославии (там же, § 864).
[6]Генеральная Ассамблея ООН, резолюции 2583 (XXIV), 15 декабря 1969 г., § 2, 2712 (XXV), 15 декабря 1970 г., преамбула и § 6, и 2840 (XXVI), 18 декабря 1971 г., § 3.
[7]Лишь в нескольких случаях были выдвинуты возражения, касавшиеся принципа неприменимости срока давности, которые сходны с теми, которые выдвигались при обсуждении Конвенции (см. примечания 252–255 и сопровождающий текст). Норвегия и Колумбия объявили, что воздерживаются от голосования по резолюции 2583, поскольку возражают против принципа как такового из-за своего внутреннего законодательства (UN Doc. A/C.3/SR.1723, 3 December 1969, UN Doc. A/C.3/SR.1724, 3 December 1969 and UN Doc. A/C.3/SR.1725, 4 December 1969). Франция и Турция также объяснили, что им приходится воздержаться по причинам, связанным с их внутригосударственным законодательством (UN Doc. A/C.3/SR.1724, 3 December 1969, §§ 36 and 60). Боливия указала, что воздерживается, потому что «неприменимость срока давности явно несовместима ... с принципами отсутствия обратной силы уголовного права» и «противоречит им» (UN Doc. A/C.3/SR.1725, 4 December 1969, § 19).
[8]Статут МУС, статья 29.
[9]UNTAET Regulation No. 2000/15, Section 17(1) (т. II, гл. 44, § 772).
[10]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 773), Италии (там же, § 775) и США (там же, §§ 777–778); законодательство Аргентины (там же, § 780), Бельгии (там же, § 786), Германии (там же, § 797), Конго (там же, § 789), Люксембурга (там же, § 805), Мали (там же, § 807), Нигера (там же, § 810), Таджикистана (там же, § 820), Узбекистана (там же, § 821) и Швейцарии (там же, § 819); см. также проекты законодательства Бурунди (там же, § 787), Иордании (там же, § 802) и Ливана (там же, § 803).
[11]United States, Department of State, Diplomatic Note to Iraq (там же, § 861).
[12]Yugoslavia, Deputy Prime Minister and Minister of Foreign Affairs, Letter to the UN Secretary-General (там же, § 865).
[13]Egypt, Declarations made upon signature of the ICC Statute (там же, § 768).
[14]См. Chile, Appeal Court of Santiago, Videla case (там же, § 827); Ethiopia, Special Prosecutor's Office, Mengistu and Others case (там же, § 828); Italy, Military Tribunal of Rome, Hass and Priebke case (там же, § 832); Italy, Military Appeals Court, Hass and Priebke case (там же, § 832); Italy, Supreme Court of Cassation, Hass and Priebke case (там же, § 832).
[15]См. законодательство Австрии (там же, § 783), Греции (там же, § 878), Испании (там же, §§ 817 818), Колумбии (там же, § 788), Малайзии (там же, § 806), Мальты (там же, § 878), Норвегии (там же, § 878), Португалии (там же, § 878), Турции (там же, § 878), Уругвая (там же, § 862) и Швеции (там же, § 878) и заявления Бразилии (там же, § 836), Гондураса (там же, § 846), Греции (там же, § 845), Кипра (там же, § 841) и Швеции (там же, § 855). Однако Австрия, Бразилия, Гондурас, Греция, Испания, Кипр, Колумбия, Мальта, Норвегия, Португалия, Уругвай и Швеция ратифицировали Статут МУС. Испания, кроме того, внесла поправки в свой Уголовный кодекс, чтобы в прямой форме предусмотреть неприменимость срока давности к военным преступлениям. Уругвай, кроме того, ратифицировал Конвенцию ООН о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества.
[16]Ethiopia, Constitution (там же, § 794).
[17]Ethiopia, Special Prosecutor's Office, Mengistu and Others case (там же, § 828).
[18]France, Penal Code (там же, § 795).
[19]France, Court of Cassation, Barbie case (там же, § 829).
[20]ECOSOC, Res. 1158 (XLI), 5 August 1966, § 1 (принята 22 голосами за, при 2 воздержавшихся).
[21]См. практику Франции (т. II, гл. 44, §§ 765 и 843).
[22]Israel, Nazis and Nazi Collaborators (Punishment) Law (там же, § 800).
[23]См. заявление Израиля (там же, § 849).
[24]См. законодательство Австралии (там же, § 392), Великобритании (там же, § 498), Китая (там же, § 409), Люксембурга (там же, § 449), России (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1965 года «О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечества или военных преступлениях, независимо от времени совершения преступлений) и США (т. II, гл. 44, §§ 501503).
[25]См. поддерживающую этот принцип практику Австралии (там же, § 773), Люксембурга (там же, § 805), России (Уголовный кодекс Российской Федерации, 1996г., ст. 78(5) и 83(4), а также т. II, гл. 44, § 857) и США (там же, §§ 777 778). Что касается Китая, не было обнаружено практики, противоречащей этому принципу. Заявление в Военном уставе Великобритании о том, что «две или более воюющих стороны могут договориться в рамках мирного договора или даже общего перемирия о том, что более не будут начинать судебные процессы в отношении военных преступлений после определённой оговоренной даты или с момента вступления в силу мирного договора или перемирия» (там же, § 776), можно истолковать как практику, противоречащую этому принципу. Однако данный документ был принят в 1958 г., т.е. до принятия Конвенции ООН и Европейской конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности, а Великобритания уже ратифицировала Статут МУС, тем самым признав, что срок давности не применяется к военным преступлениям, по крайней мере, к тем военным преступлениям, которые кодифицированы в Статуте.
[26]См., например, Australia, High Court, Polyukhovich case (там же, § 515); Canada, High Court of Justice, Finta case (там же, § 250); Canada, Supreme Court, Finta case (там же, § 250); United States, Court of Appeals, Demjanjuk case (там же, § 273).