Норма 16. Выяснение характера объектов нападения

Норма 16. Каждая сторона, находящаяся в конфликте, должна сделать все возможное, чтобы удостовериться, что объекты нападения являются военными объектами.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 5, раздел В.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Обязательство делать всё возможное, чтобы удостовериться, что объекты нападения являются военными объектами, закреплено в статье 57(2)(а) Дополнительного протокола I, в отношении которой не было сделано никаких оговорок, касающихся данной нормы[1].
Это обязательство включено во многие военные уставы и наставления[2]. Оно поддерживается официальными заявлениями и отражённой в отчётах практикой[3]. Такова, в том числе, и практика государств, которые не являются или не являлись на соответствующий момент участниками Дополнительного протокола I[4]. Когда МККК обратился к сторонам в конфликте на Ближнем Востоке в октябре 1973 г., т.е. до принятия Дополнительного протокола I, с просьбой соблюдать обязательство делать всё возможное, чтобы удостовериться, что объекты нападения являются военными объектами, соответствующие государства (Египет1, Израиль, Ирак и Сирия) согласились это сделать[5].
Хотя в Дополнительном протоколе II не упоминается прямо об этой норме, она включена в более позднее договорное право, применимое во время немеждународных вооружённых конфликтов, а именно во Второй протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей[6]. Кроме того, она содержится и в других документах, также касающихся немеждународных вооружённых конфликтов[7].
Норма, в которой говорится о том, что стороны обязаны делать всё возможное, чтобы удостовериться, что объекты нападения являются военными объектами, вошла во многие военные уставы и наставления, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[8].
Решение Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии в деле Купрешкича также свидетельствует о том, что эта норма является обычной как в международных, так и в немеждународных вооружённых конфликтах. В своём решении Трибунал признал эту норму принципом обычного права, поскольку она конкретизирует и расширяет общие нормы, существовавшие до неё[9]. Действительно, можно утверждать, что принцип проведения различия, который является нормой обычного права в международных и немеждународных вооружённых конфликтах, по самой своей сути требует соблюдения этой нормы. Трибунал также опирался на тот факт, что эту норму не оспаривало ни одно государство[10]. При проведении настоящего исследования также не было обнаружено официальной практики, противоречащей данной норме.
[1]Дополнительный протокол I, статья 57(2) (а) (принята 90 голосами при 4 воздержавшихся).
[2]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 5, § 214), Аргентины (там же, § 213), Бельгии (там же, § 215), Бенина (там же, § 216), Великобритании (там же, § 237), Венгрии (там же, § 224), Германии (там же, §223), Израиля (там же, § 225), Испании (там же, § 233), Италии (там же, §226), Камеруна (там же, § 217), Канады (там же, § 218), Кении (там же, §227), Мадагаскара (там же, § 228), Нигерии (там же, § 231), Нидерландов (там же, § 229), Новой Зеландии (там же, § 230), США (там же, §§ 238–240), Того (там же, § 236), Филиппин (там же, § 232), Франции (там же, § 222), Хорватии (там же, §§ 219–220), Швейцарии (там же, § 235), Швеции (там же, § 234), Эквадора (там же, § 221) и Югославии (там же, § 241).
[3]См., например, заявления Великобритании (там же, § 254), Индонезии (там же, § 246), Иордании (там же, § 250), Ирака (там же, § 248), Нидерландов (там же, § 252), а также отражённую в отчётах практику Зимбабве (там же, § 256), Израиля (там же, § 249), Ирана (там же, § 247), Малайзии (там же, § 251), Сирии (там же, § 253) и США (там же, § 255).
[4]См., например, практику Великобритании (там же, §§ 237 и 254), Израиля (там же, § 225), Индонезии (там же, § 246), Ирака (там же, § 248), Кении (там же, § 227) и США (там же, §§ 238–240), а также отражённую в отчётах практику Израиля (там же, § 249), Ирана (там же, § 247), Малайзии (там же, §251) и США (там же, § 255).
[5]См. ICRC, The International Committee's Action in the Middle East (там же, § 263).
[6]Второй протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей, статья 7.
[7]См., например, Memorandum of Understanding on the Application of IHL between Croatia and SFRY, para. 6 (т. II, гл. 5, § 210); Agreement on the Application of IHL between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, para. 2.5 (там же, §211); Руководство Сан-Ремо, п. 46(b).
[8]См., например, военные уставы и наставления Бенина (т. II, гл. 5, § 216), Германии (там же, § 223), Италии (там же, § 226), Кении (там же, § 227), Мадагаскара (там же, § 228), Нигерии (там же, § 231), Хорватии (там же, §§ 219–220), Того (там же, § 236), Филиппин (там же, § 232), Эквадора (там же, § 221) и Югославии (там же, § 241).
[9]ICTY, Kupreškić case, Judgement (там же, § 260).
[10]ICTY, Kupreškić case, Judgement (там же, § 260).