Норма 151. Индивидуальная (личная) ответственность

Норма 151. Отдельные лица несут уголовную ответственность за военные преступления, которые они совершили.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 43, раздел А.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Принцип индивидуальной уголовной ответственности является давней нормой обычного международного права, признанной ещё в Кодексе Либера и Оксфордском руководстве. С тех пор она повторялась во многих договорах по международному гуманитарному праву[1]. На индивидуальной уголовной ответственности за военные преступления, совершённые во время международных вооружённых конфликтов, было основано уголовное преследование согласно Уставам Международных военных трибуналов в Нюрнберге и Токио, а также согласно Уставу Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии и Статуту Международного уголовного суда[2].
Многие военные уставы и наставления предусматривают, что отдельные лица несут уголовную ответственность за военные преступления[3]. Принцип индивидуальной уголовной ответственности за военные преступления применяется в законодательстве многих государств[4]. Многие лица, подозревавшиеся в военных преступлениях, были судимы на основании этого принципа[5]. Данная норма также подкрепляется официальными заявлениями и отражённой в отчётах практикой[6].
Этот принцип также упоминался во многих резолюциях Совета Безопасности ООН, Генеральной Ассамблеи ООН и Комиссии ООН по правам человека[7]. Он также неоднократно упоминался другими международными организациями[8].
Что касается немеждународных вооружённых конфликтов, с начала 1990-х гг. в этой области происходили значительные изменения. Индивидуальная уголовная ответственность за военные преступления, совершённые во время немеждународных вооружённых конфликтов, в прямой форме включена в три недавних договора по международному гуманитарному праву, а именно: в Протокол II к Конвенции об обычном оружии с поправками, Статут Международного уголовного суда и Второй протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей[9]. Она неявным образом признаётся в двух других недавних договорах: Оттавской конвенции, запрещающей противопехотные мины, и Факультативном протоколе 2000 г. к Конвенции о правах ребёнка, касающемся участия детей в вооружённых конфликтах, которые требуют, чтобы государства криминализовали запрещённые действия, совершённые в том числе и во время немеждународных вооружённых конфликтов[10]. Уставы Международного уголовного трибунала по Руанде и Специального суда по Сьерра-Леоне прямо предусматривают, что отдельные лица несут уголовную ответственность за военные преступления, совершённые во время немеждународных вооружённых конфликтов[11].
Многие государства приняли законодательные акты, криминализующие военные преступления, совершённые во время немеждународных вооружённых конфликтов, в основном за последнее десятилетие[12]. Вполне вероятно, что за ними последуют и другие государства, особенно те, которые принимают имплементирующее законодательство для ратификации Статута Международного уголовного суда и стремятся воспользоваться его принципом дополнительности. Несколько лиц были судимы национальными судами за военные преступления, совершённые во время немеждународных вооружённых конфликтов[13]. С начала 1990-х гг. на внутригосударственных и международных встречах было также сделано множество официальных заявлений, касающихся индивидуальной уголовной ответственности во время немеждународных вооружённых конфликтов[14].
Практика международных организаций также с начала 1990-х гг. подтверждает преступность серьёзных нарушений международного гуманитарного права, совершённых во время немеждународных вооружённых конфликтов. Совет Безопасности ООН, Генеральная Ассамблея ООН и Комиссия ООН по правам человека напоминали о принципе индивидуальной уголовной ответственности за военные преступления, совершённые во время немеждународных вооружённых конфликтов, например, в Анголе, Афганистане, Боснии и Герцеговине, Бурунди, Руанде, Сомали, Сьерра-Леоне и бывшей Югославии[15]. Подобные заявления также делали Европейский союз в отношении Руанды в 1994 г. и Организация Африканского Единства в отношении Либерии в 1996 г.[16]
Судебные процессы, проходившие в Международных уголовных трибуналах по бывшей Югославии и Руанде, в отношении лиц, обвиняемых в военных преступлениях, совершённых во время немеждународных вооружённых конфликтов, подтверждают, что лица несут уголовную ответственность за эти преступления. С этой точки зрения особый интерес представляет анализ Апелляционной камеры Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии в деле Тадича в 1995 г., в котором было сделано заключение о наличии индивидуальной уголовной ответственности за военные преступления, совершённые во время немеждународных вооружённых конфликтов[17].
Отдельные лица несут уголовную ответственность не только за совершение военного преступления, но и за покушение на совершение военного преступления, а также за содействие его совершению, облегчение его совершения, пособничество в совершении военного преступления или подстрекательство к его совершению. Они также несут ответственность за планирование военного преступления или побуждение к его совершению[18].
Следует отметить, что практика последнего времени склоняется к тому, чтобы возмещать ущерб жертвам военных преступлений. Это особенно заметно в статье 75 Статута Международного уголовного суда, озаглавленной «Возмещение ущерба потерпевшим» и наделяющей Суд полномочиями «вынести постановление непосредственно по отношению к осуждённому о возмещении ущерба потерпевшим или в отношении потерпевших в надлежащей форме, включая реституцию, компенсацию и реабилитацию»[19]. Постановление Временной администрации ООН в Восточном Тиморе № 2000/30 даёт Суду, т.е. компетентным судьям Районного суда Дили и Апелляционного суда Дили, полномочия «включать в свои решения постановление, требующее, чтобы обвиняемый выплатил компенсацию или возместил ущерб пострадавшему»[20]. Это выходит за рамки полномочий Международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде, Уставы которых лишь наделяют их полномочиями «отдавать приказ о возвращении любого имущества и доходов, приобретенных в результате преступного поведения, в том числе путём принуждения, их законным владельцам»[21]. Однако Нормы процедуры и доказывания Трибуналов предусматривают, что «в соответствии с надлежащим внутригосударственным законодательством, пострадавший или лица, заявляющие претензию через пострадавшего, могут вчинить иск в национальном суде или другом компетентном органе с целью получить компенсацию»[22].
В докладе о причинах конфликтов и содействии обеспечению прочного мира и устойчивого развития в Африке Генеральный секретарь ООН рекомендовал «привлекать комбатантов к финансовой ответственности перед своими жертвами в соответствии с положениями международного права в тех случаях, когда гражданское население избирается в качестве преднамеренного объекта агрессивных действий», чтобы воюющие стороны в большей степени отвечали за свои действия[23]. В докладе о правах человека в Руанде Специальный представитель Комиссии ООН по правам человека в Руанде отметил, что «ожидается, что осуждённые за преступления против собственности оплатят возмещение причинённых ими убытков» во время судебных процессов «гакака», начатых в Руанде для осуждения подозреваемых в геноциде[24].
По внутреннему законодательству многих государств пострадавшие также могут подавать иски в гражданские суды, и существует несколько примеров успешной подачи таких исков[25]. Кроме того, некоторые государства предусматривают в своём национальном законодательстве возможность того, чтобы в уголовных делах суды выносили постановление о возмещении ущерба, в том числе реституции имущества, жертвам военных преступлений[26].
[1]См. Lieber Code, Articles 44 and 47 (т. II, гл. 43, §§ 27 28); Oxford Manual, Article 84 (там же, § 29); Первая Женевская конвенция, статья 49; Вторая Женевская конвенция, статья 50; Третья Женевская конвенция, статья 129; Четвёртая Женевская конвенция, статья 146; Гаагская конвенция о защите культурных ценностей, статья 28; Второй протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей, статья 15; Дополнительный протокол I, статья 85 (принята на основе консенсуса); Протокол II к Конвенции об обычном оружии с поправками, статья 14; Оттавская конвенция, статья 9; Факультативный протокол 2000 г. к Конвенции о правах ребёнка, касающийся участия детей в вооружённых конфликтах, статья 4.
[2]Устав Нюрнбергского трибунала, статья 6; IMT Charter (Tokyo), Article 5 (т. II, гл. 43, § 33); Устав МУТЮ, статьи 2–3; Статут МУС, статьи 5 и 25.
[3]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 43, §§ 65–66), Аргентины (там же, § 64), Бенина (там же, § 67), Великобритании (там же, § 84), Германии (там же, § 75), Доминиканской Республики (там же, § 71), Испании (там же, § 80), Италии (там же, § 76), Камеруна (там же, § 68), Канады (там же, § 69), Колумбии (там же, § 70), Нидерландов (там же, § 77), Перу (там же, § 78), Сальвадора (там же, § 73), США (там же, §§ 85–88), Того (там же, § 83), Франции (там же, § 74), Швейцарии (там же, § 82), Швеции (там же, § 81), Эквадора (там же, § 72), ЮАР (там же, § 79) и Югославии (там же, § 89).
[4]См., например, законодательство (там же, §§ 90–217).
[5]См., например, Denmark, High Court and Supreme Court, Sarić case (там же, § 221); Germany, Supreme Court of Bavaria, Djajić case (там же, § 224); Germany, Higher Regional Court at Dusseldorf, Federal Supreme Court and Federal Constitutional Court, Jorgić case (там же, § 225); Germany, Supreme Court of Bavaria and Federal Supreme Court, Kusljić case (там же, § 226); Germany, Higher Regional Court at Dusseldorf and Federal Supreme Court, Sokolović case (там же, § 227); Israel, District Court of Jerusalem and Supreme Court, Eichmann case (там же, §§ 228–229); Italy, Military Appeals Court and Supreme Court of Cassation, Hass and Priebke case (там же, § 231); Switzerland, Military Tribunal at Lausanne, Grabez case (там же, § 233); см. также дела, основанные на Законе No. 10 Контрольного совета (Allied Control Council Law No. 10), например, United Kingdom, Military Court at Luneberg, Auschwitz and Belsen case (там же, § 235); United Kingdom, Military Court at Essen, Essen Lynching case (там же, § 236); United States, Military Tribunal at Nuremberg, Altstötter (The Justice Trial) case (там же, § 239), Flick case (там же, § 240), Krauch (I. G. Farben Trial) case and Von Leeb case (The High Command Trial) (там же, § 241).
[6]См., например, заявления Австралии (там же, §§ 247–248), Австрии (там же, § 249), Афганистана (там же, § 246), Великобритании (там же, §§ 271–281), Венгрии (там же, §§ 261–262), Германии (там же, §§ 259–260), Израиля (там же, § 264), Индонезии (там же, § 263), Китая (там же, § 252), Нидерландов (там же, § 265), Новой Зеландии (там же, § 266), Пакистана (там же, § 268), Руанды (там же, § 269), США (там же, §§ 282–286), Франции (там же, §§ 256–258), Чили (там же, § 250), Эфиопии (там же, §§ 253–255), ЮАР (там же, § 270) и Югославии (там же, §§ 287–288), а также отражённую в отчётах практику Китая (там же, § 251).
[7]См., например, резолюции Совета Безопасности ООН, 670, 25 сентября 1990 г., § 13, 771, 13 августа 1992 г., § 1, 780, 6 октября 1992 г., преамбула, и 808, 22 февраля 1993, преамбула; резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3074 (XXVIII), 3 декабря 1973 г., § 5, 47/121, 18 декабря 1992 г., § 10, 48/143, 20 декабря 1993 г., преамбула и § 5, 48/153 , 20 декабря 1993 г., преамбула и § 7, 49/10, 3 ноября 1994 г., преамбула и § 26, 49/196, 23 декабря 1994 г., § 11, 49/205, 23 декабря 1994 г., § 6, 50/192, 22 декабря 1995 г., § 4, 50/193, 22 декабря 1995 г., § 3, 51/115, 12 декабря 1996 г., § 4; UN Commission on Human Rights, Res. 1993/7, 23 February 1993, § 18, 1993/8, 23 February 1993, § 5, 1994/72, 9 March 1994, § 17, 1994/77, 9 March 1994, § 5, 1995/89, 8 March 1995, § 19, 1996/71, 23 April 1996, §§ 1 and 22, and 2002/79, 25 April 2002, §§ 2 and 11.
[8]См., например, Council of Europe, Parliamentary Assembly, Res. 954 (т. II, гл. 43, § 373), Rec. 1189 (там же, § 374), Rec. 1218 and Res. 1066 (там же, § 375); EC, Declaration on Yugoslavia (там же, § 376); EU, Council, Decision 94/697/CFSP (там же, § 377); Gulf Cooperation Council, Supreme Council, 13th Session, Final Communiqué (там же, § 378); League of Arab States, Council, Res. No. 4238 (там же, § 379); OAU, Council of Ministers, Res. 1650 (LXIV) (там же, § 380).
[9]Протокол II к Конвенции об обычном оружии с поправками, статья 14; Статут МУС, статьи 8 и 25; Второй протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей, статьи 15 и 22.
[10]Оттавская конвенция, статья 9; Факультативный протокол 2000 г. к Конвенции о правах ребёнка, касающийся участия детей в вооружённых конфликтах, статья 4.
[11]Устав МУТР, статьи 4–5; Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 1.
[12]См., например, законодательство Австралии (т. II, гл. 43, §§ 94 и 96), Азербайджана (там же, §§ 98–99), Армении (там же, § 93), Бангладеш (там же, § 100), Беларуси (там же, § 102), Бельгии (там же, § 103), Боснии и Герцеговины (там же, § 104), Великобритании (там же, §§ 202 и 204), Венесуэлы (там же, § 211–212), Вьетнама (там же, § 213), Гвинеи (там же, § 139), Германии (там же, § 137), Грузии (там же, § 136), Демократической Республики Конго (там же, § 114), Ирландии (там же, § 142), Испании (там же, §§ 191–192), Италии (там же, § 144), Йемена (там же, § 214), Казахстана (там же, § 146), Камбоджи (там же, § 108), Канады (там же, § 110), Киргизии (там же, § 148), Колумбии (там же, § 113), Конго (там же, § 115), Коста-Рики (там же, § 117), Кубы (там же, § 120), Латвии (там же, § 149), Литвы (там же, § 151), Молдовы (там же, § 161), Нигера (там же, § 171), Нидерландов (там же, §§ 163–164), Никарагуа (там же, §§ 168–169), Новой Зеландии (там же, § 166), Норвегии (там же, § 173), Парагвая (там же, § 176), Польши (там же, § 179), Португалии (там же, § 180), России (Уголовный кодекс РФ, 1996 г., ст. 4 и 356–360), Руанды (т. II, гл. 43, § 185), Сальвадора (там же, §§ 125–126), Словении (там же, § 189), США (там же, § 207), Таджикистана (там же, § 196), Таиланда (там же, § 197), Узбекистана (там же, § 209), Украины (там же, § 200), Финляндии (там же, § 131), Франции (там же, § 135), Хорватии (там же, § 119), Швейцарии (там же, § 195), Швеции (там же, § 194), Эстонии (там же, § 128), Эфиопии (там же, § 129) и Югославии (там же, § 216); см. также проекты законодательства Аргентины (там же, § 92), Бурунди (там же, § 107), Иордании (там же, § 145), Никарагуа (там же, § 170), Сальвадора (там же, § 127), Тринидада и Тобаго (там же, § 198) и Шри-Ланки (там же, § 193); см. также законодательства Австрии (там же, § 97), Болгарии (там же, § 106), Венгрии (там же, § 140), Гватемалы (там же, § 138), Италии (там же, § 144), Мозамбика (там же, § 162), Никарагуа (там же, § 167), Парагвая (там же, § 175), Перу (там же, § 177), Румынии (там же, § 182), Словакии (там же, § 188), Уругвая (там же, § 208) и Чешской Республики (там же, § 123), применение которых не исключается во время немеждународного вооружённого конфликта.
[13]См., например, Belgium, Cour d’Assises de Bruxelles and Court of Cassation, The Four from Butare case (там же, § 219); Switzerland, Military Tribunal at Lausanne, Grabež case (там же, § 233); Switzerland, Military Tribunal at Lausanne, Niyonteze case (там же, § 234); Yugoslavia, Communal Court of Mitrovica, Ademi case (там же, § 243).
[14]См., например, практику Великобритании (там же, §§ 278–281), Венгрии (там же, § 261), Индонезии (там же, § 263), Китая (там же, § 251), Руанды (там же, § 269), США (там же, §§ 284–285), Франции (там же, §§ 256–257), Эфиопии (там же, §§ 254–255), ЮАР (там же, § 270) и Югославии (там же, § 288).
[15]См., например, резолюция Совета Безопасности ООН 771, 13 августа 1992 г., § 1, 780, 6 октября 1992 г., преамбула, 794, 3 декабря 1992 г., § 5, 808, 22 февраля 1993 г., преамбула, 814, 26 марта 1993 г., § 13, 820, 17 апреля 1993 г., § 6, 827, 25 мая 1993 г., § 2, 859, 24 августа 1993 г., § 7, 913, 22 апреля 1994 г., преамбула, 935, 1 июля 1994 г., преамбула, 955, 8 ноября 1994 г., § 1, 1009, 10 августа 1995 г., § 4, 1012, 28 августа 1995 г., преамбула и § 1, 1034, 21 декабря 1995 г., § 1, 1072, 30 августа 1996 г., преамбула, 1087, 11 декабря 1996 г., преамбула, 1193, 28 августа 1998 г., § 12, и 1315, 14 августа 2000 г., преамбула и § 3; резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 47/121, 18 декабря 1992 г., § 10, 48/143, 20 декабря 1993 г., преамбула и § 5, 48/153 , 20 декабря 1993 г., преамбула и § 7, 49/10, 3 ноября 1993 г., преамбула и § 26, 49/196, 23 декабря 1994 г., § 11, 49/205, 23 декабря 1994 г., § 6, 49/206, 23 декабря 1994 г., § 4, 50/192, 22 декабря 1995 г., § 4, 50/193, 22 декабря 1995 г., § 3, 51/108, 12 декабря 1996 г., § 11, и 51/115, 12 декабря 1996 г., § 4; UN Commission on Human Rights, Res. 1993/7, 23 February 1993, § 18, 1993/8, 23 February 1993, § 5, 1994/72, 9 March 1994, § 17, 1994/77, 9 March 1994, § 5, 1995/89, 8 March 1995, § 19, 1996/71, 23 April 1996, §§ 1 and 22, 1995/91, 8 March 1995, § 4, and 1999/1, 6 April 1999, § 2.
[16]EU, Council, Decision 94/697/CFSP (т. II, гл. 43, § 377); OAU, Council of Ministers, Res. 1650 (LXIV) (там же, § 380).
[17]ICTY, Tadić case, Interlocutory Appeal (там же, § 391).
[18]См., например, Статут МУС, статья 25; Устав МУТЮ, статья 7; Устав МУТР, статья 6; Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 6; UNTAET Regulation No. 2000/15, Section 14 (т. II, гл. 43, § 62).
[19]Статут МУС, статья 75(2).
[20]UNTAET Regulation No. 2000/30, Section 49(2) (т. II, гл. 43, § 417).
[21]Устав МУТЮ, статья 24(3); Устав МУТР, статья 23(3); см. также Правила процедуры и доказывания Международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде, правило 105.
[22]Правила процедуры и доказывания Международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде, правило 106(В).
[23]Доклад Генерального секретаря ООН «Причины конфликтов и содействие обеспечению прочного мира и устойчивого развития в Африке», Док. ООН А/52/871-S/1998/318, 13 апреля 1998 г., § 50.
[24]Комиссия ООН по правам человека, Специальный докладчик по положению в области прав человека в Руанде, Доклад, Док. ООН А/55/269, 4 августа 2000 г., § 163.
[25]См., например, Italy, Tribunal at Livorno and Court of Appeals at Florence, Ercole case (т. II, гл. 43, § 437); United States, Court of Appeals for the Second Circuit and District Court, Southern District of New York, Karadžić case (там же, §§438-439).
[26]См., например, законодательство Великобритании (там же, § 431) (реституция денег или имущества), Германии (там же, § 427), Йемена (там же, § 436) (реституция), Люксембурга (там же, § 428) (реституция захваченных объектов и экспонатов), США (там же, § 432) и Франции (там же, §§ 423 и 426); см. также проект законодательства Бурунди (там же, § 425).