Норма 150. Государство, несущее ответственность за нарушения международного гуманитарного права, должно полностью возместить причинённый ущерб.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 42, раздел В.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
То, что в случае нарушений международного права требуется возмещение, является одной из основополагающих норм этого права. В деле о фабрике в Хожуве в 1928 г. Постоянная палата международного правосудия постановила, что:
«Любое нарушение обязательства влечет за собой обязанность предоставить возмещение. Это положение является принципом международного права и даже общей концепцией права... Возмещение – это обязательное следствие неприменения конвенции, и нет необходимости заявлять об этом в самой конвенции»[1].
Проект статей об ответственности государств предусматривает, что «ответственное государство обязано предоставить полное возмещение вреда, причинённого международно-противоправным деянием»[2].
Об обязанности предоставить возмещение за нарушения международного гуманитарного права чётко говорится во Втором протоколе к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей[3]. Это же имеется в виду в норме, содержащейся в Женевских конвенциях, в соответствии с которой государства не могут освобождать себя или другую Высокую Договаривающуюся Сторону от ответственности в случае серьёзных нарушений[4].
Возмещение, требуемое государствами
Существует множество примеров возмещения, требуемого государствами за нарушения международного гуманитарного права. Что касается формы возмещения, то в Проекте статей об ответственности государств предусматривается, что «Полное возмещение вреда, причинённого международно-противоправным деянием, осуществляется в форме реституции, компенсации и сатисфакции, будь то отдельно или в их сочетании»[5].
i) Реституция. Как объясняется в статье 35 Проекта статей об ответственности государств, цель реституции заключается в том, чтобы восстановить положение, которое существовало до совершения противоправного деяния. Статья предусматривает, что государство, ответственное за международно-противоправное деяние, обязано осуществить реституцию при условии, что она «не является материально невозможной» и «не влечёт за собой бремя, которое совершенно непропорционально выгоде от получения реституции вместо компенсации». В комментарии к Проекту статей объясняется, что реституция может, в своей простейшей форме, включать такие действия, как освобождение неправомерно задержанных лиц или возвращение неправомерно захваченного имущества, но она также может принимать и более сложные формы; кроме того, реституция стоит на первом месте в ряду всех видов возмещения[6].
Пункт 1 Первого протокола к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей предусматривает, что государства должны предотвращать вывоз культурных ценностей с оккупированной территории. Пункт 3 обязывает оккупирующее государство (как и другие государства) возвратить культурные ценности, вывезенные в нарушение пункта 1, по завершении военных действий на территорию, которая была ранее оккупирована (см. Норму 41)[7].
Целый ряд соглашений, касающихся Второй мировой войны, предусматривал реституцию имущества, которое было украдено, захвачено или конфисковано[8]. В 1970 г. во время обсуждений на заседании Специального политического комитета Генеральной Ассамблеи ООН вопроса о мерах, принимаемых Израилем на оккупированных территориях, Польша заявила, что Израиль обязан осуществить реституцию имущества палестинцев[9]. Военный устав Венгрии предусматривает, что после конфликта гражданское имущество, культурные ценности и реквизированные объекты должны быть возвращены[10].
В 1991 г. Германия заявила о том, что принимает норму, в соответствии с которой культурные ценности должны быть возвращены после окончания военных действий, а также заявила, что она вернула культурные ценности во всех случаях, когда объекты культуры были обнаружены и могли быть идентифицированы. В других случаях Германия выплатила компенсацию государству первоначального владельца[11].
В 1999 г. во время дебатов на Генеральной Ассамблее ООН Объединённые Арабские Эмираты призвали Ирак вернуть культурные ценности Кувейту[12]. Кувейт также настаивал на том, чтобы Ирак осуществил реституцию культурных ценностей, и Ирак объяснил, что готов сделать это[13]. Аналогичным образом Совет Безопасности ООН неоднократно призывал Ирак вернуть Кувейту все захваченное имущество[14]. Генеральный секретарь ООН доложил о соблюдении Ираком обязательств, возложенных на него несколькими резолюциями Совета Безопасности ООН, и отметил в 2000 г., что значительный объём имущества был возвращен после окончания войны в Персидском заливе, но многие предметы возвращены не были. Он подчеркнул, что «основное внимание следует уделить возвращению Ираком кувейтских архивов... и музейных ценностей»[15].
В 2001 г. Россия и Бельгия заключили соглашение о возвращении Бельгии военных архивов, украденных нацистами во время Второй мировой войны, а затем привезенных в Москву советскими войсками. Россия согласилась возвратить эти архивы при условии, что ей возместят расходы по их хранению[16].
ii) Компенсация. Давно существующей нормой обычного международного права, изложенной в Гаагской конвенции (IV) 1907 г. и подтверждённой в Дополнительном протоколе I, является норма, в соответствии с которой государство, которое нарушает международное гуманитарное право, должно выплатить компенсацию, если этого требуют обстоятельства дела[17]. Эта обязанность выполнялась на практике в ходе урегулирования после многочисленных конфликтов[18]. Об этом же говорится в Проекте статей об ответственности государств, который обязывает государство «компенсировать причинённый ущерб, ... насколько такой ущерб не возмещается реституцией»[19]. В комментарии к Проекту статей объясняется, что «реституция, несмотря на её первичность в качестве правового принципа, часто невозможна или неадекватна... Роль компенсации заключается в заполнении любых пробелов в целях обеспечения полного возмещения причинённого ущерба»[20].
Обязанность компенсировать ущерб, причинённый нарушениями международного гуманитарного права, подтверждается целым рядом официальных заявлений[21]. О ней напоминается в целом ряде резолюций, принятых Советом Безопасности ООН и Генеральной Ассамблеей ООН[22].
iii) Сатисфакция. Статья 37 Проекта статей об ответственности государств предусматривает1, что:
1) Государство, ответственное за международно-противоправное деяние, обязано предоставить сатисфакцию за вред, причиненный данным деянием, насколько он не может быть возмещен реституцией или компенсацией.
2) Сатисфакция может заключаться в признании нарушения, выражении сожаления, официальном извинении или выражаться в иной подобающей форме.
3) Сатисфакция не должна быть непропорциональна вреду и не может принимать формы, унизительной для ответственного государства[23].
Требование установить истину в ходе расследования и предать преступников суду упоминается в комментарии к статье 37 Проекта статей об ответственности государств, который перечисляет «проведение надлежащего расследования причин несчастного случая, который привёл к причинению вреда или ущерба», и «принятие дисциплинарных мер или санкций в отношении лиц, чьё поведение привело к международно-противоправному деянию», среди возможных способов сатисфакции[24]. В Боевом уставе США среди форм возмещения за нарушения международного гуманитарного права называются публикация фактов и наказание схваченных нарушителей как военных преступников[25]. Следует отметить, что независимо от обязанности предоставить соответствующе возмещение, государства должны расследовать военные преступления, подпадающие под их юрисдикцию, и в случае необходимости преследовать подозреваемых в судебном порядке (см. Норму 158).
Гарантия неповторения является возможной формой сатисфакции, о которой говорится в Проекте статей об ответственности государств, которые требуют от государства, ответственного за международно-противоправные деяния, прекратить нарушение и предложить надлежащие заверения и гарантии неповторения, если этого требуют обстоятельства[26].
Возмещение, требуемое непосредственно отдельными лицами
Заметна всё усиливающаяся тенденция дать возможность отдельным лицам – жертвам нарушений международного гуманитарного права добиваться возмещения непосредственно от ответственного государства. Статья 33 (2) Проекта статей об ответственности государств устанавливает, что Часть II Проекта статей («Содержание международной ответственности государства») «не затрагивает любого права, вытекающего из международной ответственности государства, которое может непосредственно приобретаться любым лицом или образованием, иным чем государство»[27]. В комментарии к статье 33 говорится:
«В тех случаях, когда обязательство по возмещению ущерба существует в отношении государства, такое возмещение необязательно осуществляется в интересах самого государства. Например, ответственность государства за нарушение обязательства по договору, касающемуся защиты прав человека, может существовать в отношении всех других сторон данного договора, однако соответствующих индивидуумов следует рассматривать в качестве конечных бенефициаров и в этом смысле в качестве субъектов соответствующих прав»[28].
Хорватия, высказывая своё мнение и предлагая комментарии к редакции 1997 г. Проекта принципов осуществления права на возмещение жертвам [грубых] нарушений прав человека и международного гуманитарного права, как он тогда назывался, и Соединённые Штаты в резолюции Палаты представителей, принятой в 2001 г. и касающейся нарушений, совершённых Японией против так называемых «женщин для комфорта», ссылались на право жертв на получение непосредственного возмещения[29]. В двух резолюциях по бывшей Югославии Генеральная Ассамблея ООН признавала «право жертв «этнической чистки» на получение справедливого возмещения за понесённый ими ущерб» и призывала все стороны выполнить заключённые с этой целью соглашения [30].
Возмещение предоставлялось отдельным лицам посредством различных процедур, в частности, через механизмы, созданные по межгосударственным соглашениям, путём односторонних актов государств, таких как национальные законы, или через национальные суды, в которых отдельные лица добивались предоставления возмещения.
i) Возмещение, предоставляемое на основе межгосударственных и других соглашений. В соответствии с целым рядом соглашений, заключённых после Второй мировой войны, Германия должна была предоставить жертвам возмещение за украденное имущество, такое как драгоценности, ценные предметы домашнего обихода и другие вещи, а также культурные ценности[31].
Более поздним примером реституции, предоставляемой отдельным лицам на основе межгосударственного соглашения, является Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские соглашения, которое учреждает Комиссию по рассмотрению касающихся недвижимой собственности жалоб перемещённых лиц и беженцев в Боснии и Герцеговине и уполномочивает Комиссию принять решения, в том числе и по вопросам о возврате недвижимого имущества[32], а также о компенсации за лишение собственности в ходе военных действий с 1991 г., если её нельзя возвратить[33].
Соглашение между правительством Канады и Национальной ассоциацией канадцев японского происхождения, принятое в 1988 г., предусматривает признание нарушений международного гуманитарного права и извинение за них[34].
Другим примером является Комиссия ООН по компенсации (UNCC), учреждённая резолюцией Совета Безопасности ООН для того, чтобы рассматривать заявления о компенсации за непосредственные потери и ущерб, причинённый «в результате незаконного вторжения [Ирака] в Кувейт и его оккупации» государствам, международным организациям, корпорациям и отдельным лицам. Хотя Комиссия, в основном, занимается вопросом потерь в связи с незаконным использованием силы Ираком, в её решениях нашли отражение и нарушения международного гуманитарного права, от которых пострадали отдельные лица[35]. Например, Комиссия вынесла решение о выплате компенсации бывшим военнопленным, удерживаемым Ираком, которые пострадали от дурного обращения в нарушение Третьей Женевской конвенции[36].
Еще одним примером является Комиссия по рассмотрению жалоб, учреждённая в соответствии с Мирным соглашением 2000 г. между Эритреей и Эфиопией, которая уполномочена «принимать обязательные для исполнения решения по всем подаваемым физическими и юридическими лицами одной стороны искам, касающимся потерь, ущерба или вреда, против правительства другой стороны или образований, которые находятся во владении или под контролем другой стороны[37].
В последние годы создавались различные фонды, в полномочия которых входила выплата компенсаций отдельным лицам. Примерами таких фондов могут послужить Австрийский фонд примирения и Немецкий фонд «Память, ответственность и будущее». Оба фонда были учреждены в соответствии с национальным законодательством на основе соглашений, заключённых Австрией и Германией с Соединёнными Штатами. Австрийский фонд примирения был создан с тем, «чтобы внести вклад в дело примирения, мира и сотрудничества, проявив добрую волю Австрийской Республики по отношению к физическим лицам, которых национал-социалисты принудили к рабскому или подневольному труду на территории современной Австрийской Республики». Немецкий фонд был основан для того, чтобы «предоставить финансовую компенсацию лицам, которые занимались принудительным трудом, и тем лицам, которые пострадали от других несправедливостей национал-социалистического режима»[38].
Еще одним примером является Целевой фонд в интересах жертв преступлений, учреждённый в соответствии со статьёй 79 Статута Международного уголовного суда. В фонд поступят денежные средства и другое имущество, собранное в результате штрафов и конфискаций, примененных на основании решений Суда к преступникам. Ожидается, что средства будут поступать и в виде добровольных пожертвований от государств, корпораций, организаций и отдельных лиц[39].
ii) Возмещение, предоставляемое на основе односторонних актов государства. Есть доклады о непосредственной компенсации, выплачиваемой Германией узникам концентрационных лагерей и жертвам медицинских экспериментов и Норвегией лицам, пострадавшим от антисемитских мер во время Второй мировой войны[40]. Япония принесла извинения за обращение с «женщинами для комфорта», а Норвегия за антисемитские действия во время Второй мировой войны[41].
Австрия и Германия приняли законы о реституции имущества жертвам, а США – Закон о реституции за интернирование американцев японского происхождения и алеутов во время Второй мировой войны[42].
Аналогичной мерой является создание в 1997 г. во Франции Миссии по изучению захвата имущества евреев (известной также под названием «Миссия Маттеоли»). Её целью было изучить различные формы захвата имущества французских евреев во время Второй мировой войны и масштаб и результаты послевоенной реституции[43].
iii) Требование возмещения через национальные суды. Гаагская конвенция (IV) и Дополнительный протокол I требуют выплаты компенсации, но не указывают, являются ли получателями только государства или также и отдельные лица, не указывают они и механизма рассмотрения заявлений о компенсации[44].
Отдельные истцы! в национальных судах столкнулись с целытм рядом препятствий, пыхтаясь получить компенсацию на основании статьи 3 Гаагской конвенции (IV), хотя ни один суд не исключил явным образом такую возможность в соответствии с современным международным правом[45]. В деле Шимодых в 1963 г., например, Токийский окружной суд постановил, что отдельные лица не имеют непосредственного права на компенсацию в соответствии с международныхм правом, и соображения, связанные с иммунитетом суверенного государства, препятствуют судебному преследованию другого государства в японских судах[46].
До 90-х гг. прошлого столетия суды Германии обычно считали, что Лондонское соглашение 1953 г. о внешних долгах Германии отложило решение вопроса о предоставлении возмещения отдельным лицам, хотя оно не исключало возможности предоставления компенсации после того, как вопрос возмещения государствам будет урегулирован[47]. В результате после вступления в силу Договора 1990 г. об окончательном урегулировании в отношении Германии («Договор два плюс четыре»)[48], немецкие суды! решили, что, в целом, им теперь ничего не мешает рассматривать вопрос о компенсации отдельныхм лицам[49]. Следствием этого было заявление, сделанное в 1996 г. Конституционным судом Германии в деле о принудительных работах относительно того, что в общем международном праве не существовало нормы, которая бы препятствовала выплате компенсации отдельным лицам за нарушения международного права[50]. Однако в деле Дистомо в 2003 г. Федеральный верховный суд Германии постановил, что, поскольку понятие «войны» определяется как «отношения между государствами», а именно такое определение существовало во время Второй мировой войны, государство, которое несёт ответственность за преступления, совершённые в то время, обязано выплатить компенсацию только другому государству, но не отдельным жертвам. По мнению Суда, международное право предоставляло государствам право на защиту их граждан дипломатическими средствами и право требовать компенсацию принадлежало государству «во всяком случае, за указанный период», т. е. за период Второй мировой войны[51].
В деле Голдстар в 1992 г., связанном с военной операцией США, осуществленной в Панаме, Апелляционный суд США пришёл к выводу, что статья 3 Гаагской конвенции (IV) 1907 г. не обладает сама по себе исполнительной силой, поскольку ничто не свидетельствует о наличии намерения предоставить частным лицам право на иск[52]. В деле Принца в 1992 г. другой Апелляционный суд США отверг иск о взыскании убытков с Германии за действия во время Второй мировой войны, потому что не обладал юрисдикцией по причинам, связанным с государственным суверенитетом[53] .
Примером выплаты компенсации индивидуальным истцам за ущерб, понесённый во время Второй мировой войны, является решение греческого Суда первой инстанции Левадии в деле о префектуре Беотиа в 1997 г., которое было поддержано в 2000 г. Верховным судом. В этом деле суды применили статью 3 Гаагской конвенции (IV) 1907 г. и статью 46 Гаагского положения и пришли к выводу, что жертвы убийств в Дистомо могли сами подать иск о выплате компенсации Германией, а норма о государственном иммунитете была не применима в связи с нарушениями нормы jus cogens (inter alia произвольное убийство). Однако в отношении того же самого дела Греция отказалась дать своё согласие, необходимое для исполнения приговора против Германии по причинам, связанным с наличием государственного иммунитета[54].
Все больше примеров практики государств из самых разных частей света свидетельствуют о том, что эта норма применяется к нарушениям международного гуманитарного права, совершённым во время немеждународных вооружённых конфликтов и приписываемым государству. Это вытекает непосредственно из основного принципа права, в соответствии с которым нарушение права влечёт за собой обязанность предоставить возмещение[55], а также из ответственности государства за совершённые им нарушения (см. Норму 149). Здесь существует различная практика: иногда говорится об обязанности предоставить возмещение в общих выражениях, а иногда говорится о конкретных формах возмещения, включая реституцию, компенсацию и сатисфакцию (см. ниже)[56]. Иногда возмещение предоставлялось на том основании, что правительство признавало свою обязанность предоставить такое возмещение, а иногда на том основании, что оно считало, что ему следует предоставить такое возмещение.
Природа немеждународных вооружённых конфликтов такова, однако, что процедуры, которые существуют для предоставления возмещения в случае международных вооружённых конфликтов, не всегда подходят к условиям немеждународного вооружённого конфликта. В частности, во время немеждународных вооружённых конфликтов люди становятся жертвами нарушений в своём собственном государстве и обычно могут обращаться в национальные суды с исками о возмещении в соответствии с национальным законодательством[57]. Следует отметить, что в этом отношении Международный пакт о гражданских и политических правах, а также три региональных договора по правам человека требуют от государств предоставить средства судебной защиты в случае наличия нарушений[58]. Комитет по правам человека ООН и Межамериканский суд по правам человека заявили о том, что это обязательство не допускает отступлений[59].
Возмещение, требуемое от государства
Возможность того, что отдельные жертвы нарушений международного гуманитарного права могут добиваться возмещения от государства, можно вывести из статьи 75 (6) Статута Международного уголовного суда, которая устанавливает, что «ничто в настоящей статье не должно толковаться как ущемляющее права потерпевших в соответствии с национальным или международным правом»[60]. Статья 38 Второго протокола к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей, которая явным образом делает ссылку на обязанность государств предоставить возмещение, применяется ко всем вооружённым конфликтам [61].
Примером практики является Совместный циркуляр о присоединении к международному гуманитарному праву и праву прав человека Филиппин, в котором предусматривается, что в случае ущерба, нанесённого частной собственности в ходе законных операций, проводимых силами безопасности или полицией, «должны быть приняты меры, когда это практически возможно ... для возмещения причинённого ущерба»[62]. Аналогичным образом в резолюции, принятой в 1996 г., Генеральная Ассамблея призвала власти Афганистана предоставить «эффективные средства судебной защиты» жертвам серьёзных нарушений международного гуманитарного права[63].
Другие примеры из практики касаются специфических форм возмещения, включая реституцию, компенсацию и сатисфакцию:
i) Реституция. В деле «Акдивар и другие против Турции» Европейский суд по правам человека постановил, что существовало правовое обязательство государства, допустившего нарушение, положить конец нарушению и «предоставить такое возмещение за последствия нарушения, которое могло бы по возможности восстановить ситуацию, существовавшую до нарушения (restitutio in integrum)». Однако в постановлении также говорится, что если это практически невозможно, государство, которое должно предоставить возмещение, может выбрать другой способ исполнения постановления суда[64].
Другим примером является входящее в Дейтонские соглашения Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, которое учреждает Комиссию по рассмотрению касающихся недвижимой собственности исков перемещённых лиц и беженцев в Боснии и Герцеговине. В нём говорится, что беженцы и перемещённые лица должны иметь право на реституцию собственности, которой они были лишены в ходе военных действий с 1991 г.[65]
Аналогичным образом Комиссия по рассмотрению исков, касающихся жилья и имущества в Косово, получила полномочия принимать решения по искам, касающимся реституции, восстановления во владении и возвращения собственности, которые подаются определёнными категориями лиц, включая лиц, утративших право собственности в результате дискриминации, а также беженцев и перемещённых лиц[66].
Еще одним примером может послужить Всестороннее соглашение о соблюдении прав человека и международного гуманитарного права на Филиппинах, в котором предусматривается реституция в качестве возможной формы возмещения[67].
ii) Компенсация. Существует широко распространённая и репрезентативная практика, когда государства предпринимают усилия для того, чтобы предоставить компенсацию жертвам нарушений международного гуманитарного права, совершённых во время немеждународных вооружённых конфликтов. Эти примеры включают: Всестороннее соглашение по правам человека в Гватемале, в котором стороны «признают, что предоставить компенсацию и помощь жертвам нарушений прав человека является гуманитарной обязанностью»; Всестороннее соглашение о соблюдении прав человека и международного гуманитарного права на Филиппинах, в котором стороны признают право жертв и их семей добиваться справедливости в случае нарушений прав человека, в том числе, «адекватной компенсации или возмещения убытков»; Постановление Российского правительства о компенсации за разрушенную собственность гражданам, пострадавшим при урегулировании кризиса в Чечне и покинувшим Чечню навсегда[68]. Кроме того, Национальная комиссия по установлению истины и примирению в Чили, Специальный комитет по расследованию и установлению местонахождения лиц, пропавших без вести, в Сальвадоре и Комиссия по расследованию недобровольного переселения или исчезновения лиц в некоторых провинциях Шри-Ланки рекомендовали произвести выплату компенсации жертвам или их родственникам[69]. Высказывая своё мнение и предлагая комментарии к редакции 1997 г. Проекта принципов осуществления права на возмещение жертвам [грубых] нарушений прав человека и международного гуманитарного права, как он тогда назывался, государство Чили предложило включить в него конкретное положение, устанавливающее «немедленную и прямую ответственность государства за выплату компенсаций»[70]. Руанда в 1996 г. и Зимбабве в 1999 г. также заявили о своей готовности предоставить компенсацию соответственно жертвам актов геноцида и преступлений против человечности, совершённых в Руанде, и убийств, совершённых во время вооружённого конфликта в начале 80-х гг. прошлого столетия в Зимбабве[71].
Другим инструментом осуществления прав жертв на компенсацию является Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские соглашения, которое учреждает Комиссию по рассмотрению касающихся недвижимой собственности жалоб перемещённых лиц и беженцев в Боснии и Герцеговине и которое устанавливает, что беженцы и перемещённые лица, лишённые собственности в ходе военных действий с 1991 г., должны получить компенсацию, если их собственность не может быть им возвращена[72]. Постановление МООНК No 2000/60, содержащее Правила процедуры и доказывания Комиссии по рассмотрению исков, касающихся жилья и имущества в Косово, предусматривает предоставление компенсации лицам, чьи права собственности были утрачены в результате дискриминации[73].
Есть примеры практики международных организаций, которые призывали или рекомендовали предоставить компенсацию жертвам нарушений международного гуманитарного права во время немеждународных вооружённых конфликтов[74].
iii) Сатисфакция. Имеются примеры практики, когда сатисфакция предоставлялась в форме возмещения, в том числе, в форме реабилитации, извинения, гарантий неповторения и установления истины. Например, ещё во время Гражданской войны в Испании приносились извинения, предоставлялись гарантии неповторения и обещание наказать виновных за определённые правонарушения[75].
Позже Всестороннее соглашение о соблюдении прав человека и международного гуманитарного права на Филиппинах предусматривает «реабилитацию» как возможную форму возмещения[76]. Требование установить истину путём расследования и предать преступников правосудию было подчёркнуто Межамериканской комиссией по правам человека в деле, касающемся убийства архиепископа Ромеро отрядами смерти в Сальвадоре в 1980 г. Тогда Комиссия установила, среди прочего, что Сальвадор несёт ответственность за
«невыполнение своей обязанности провести серьезное и добросовестное расследование нарушения прав, признанных в [Американской конвенции по правам человека]; за то, что не установлены лица, отвечающие за это нарушение, они не преданы суду и не наказаны, а также не предоставлено возмещение за нарушения прав человека».
Ссылаясь на решения Комитета по правам человека ООН, она далее заявила, что «обязанность предоставить возмещение за ущерб не выполняется просто предложением денежной суммы близким пострадавшего. Прежде всего, должен быть положен конец неопределённости и отсутствию информации, т. е. им публично должна быть предоставлена полная информация о том, что в действительности произошло». Комиссия заявила, что это право знать всю правду «является частью права на возмещение за нарушения прав человека в том, что касается сатисфакции и гарантий неповторения»[77]. Тот факт, что возмещение включает право на знание истины, а также расследование и судебное преследование лиц, ответственных за нарушения прав человека, был подтверждён Межамериканским судом по правам человека в деле о беспризорных детях в Гватемале в 2001 г.[78]
Возмещение, требуемое от вооружённых оппозиционных группировок
Есть несколько примеров практики, свидетельствующей о том, что вооружённые оппозиционные группировки должны предоставить соответствующее возмещение за ущерб, вызванный нарушениями международного гуманитарного права. Примером является Всестороннее соглашение о соблюдении прав человека и международного гуманитарного права на Филиппинах, в котором говорится, что «стороны в вооружённом конфликте должны соблюдать в качестве обязательных общепризнанные принципы и нормы международного гуманитарного права», и которое предусматривает возмещение для жертв нарушений международного гуманитарного права[79]. Значительным является и тот факт, что в 2001 г. организация Национально-освободительной армии в одной из провинций Колумбии публично принесла извинения за гибель троих детей в результате вооружённого нападения и разрушения домов гражданских лиц, причинённого в ходе «военной операции», и выразила свою готовность сотрудничать с целью возвращения оставшихся объектов[80].
Есть также примеры практики, когда ООН подтверждала наличие обязанности у вооружённых оппозиционных группировок предоставлять соответствующее возмещение. В резолюции по Либерии, принятой в 1996 г., Совет Безопасности ООН призвал «лидеров группировок» возвратить награбленное имущество[81]. В резолюции по Афганистану, принятой в 1998 г., Комиссия ООН по правам человека призвала «все стороны в
Афганистане» предоставить эффективные меры судебной защиты жертвам нарушений прав человека и гуманитарного права[82]. В 1998 г. в своём докладе о причинах конфликта и о содействии установлению прочного мира и устойчивому развитию в Африке Генеральный секретарь ООН рекомендовал «для того чтобы заставить воюющие стороны нести ответственность за свои действия..., разработать международно-правовые механизмы содействия усилиям по обнаружению, наложению ареста и захвату активов нарушающих закон сторон и их лидеров»[83].
Даже если можно утверждать, что вооружённые оппозиционные группировки несут ответственность за действия, совершённые лицами из состава таких группировок (см. комментарий к Норме 149), последствия такой ответственности не ясны. В частности, не ясно, в какой степени существует обязанность вооружённых оппозиционных группировок предоставить полное возмещение, хотя во многих странах жертвы могут возбуждать гражданские иски против правонарушителей о возмещении убытков (см. комментарий к Норме 151).
[1]PCIJ, Chörzow Factory case (Merits) (т. II, гл. 42, § 102); см. также PCIJ Statute, Article 36, в которой устанавливается, что «государства – участники настоящего Статута могут в любое время заявить, что они признают в качестве обязательной ipso facto и без особого соглашения в отношении любого другого государства, принимающего аналогичное обязательство, юрисдикцию Суда по всем правовым спорам, касающимся: ...d) характера возмещения в случае нарушения международного обязательства». Статья 36 (2) Статута Международного суда содержит сходную формулировку.
[2]Проект статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния, статья 34 (выше, прим. 2).
[3]Второй Протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей, статья 38.
[4]Первая Женевская конвенция, статья 51; Вторая Женевская конвенция, статья 52; Третья Женевская конвенция, статья 131; Четвёртая Женевская конвенция, статья 148.
[5]Проект статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния, статья 34 (выше, прим. 2).
[6]Комиссия международного права, Комментарии к проектам статей об ответственности государств, Доклад Комиссии международного права о работе её 53-й сессии, Док. ООН A/56/10, Нью-Йорк, 2001 г., гл. IV(E)(1), комментарий к статье 33, с. 238.
[7]Первый протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей, пп. 1 и 3.
[8]Paris Agreement on Reparation from Germany (т. II, гл. 42, §§ 301–302); Convention on the Settlement of Matters Arising out of the War and the Occupation (там же, §§ 304-309).
[9]Poland, Statement before the Special Political Committee of the UN General Assembly (там же, § 230).
[10]Hungary, Military Manual (там же, § 326).
[11]См. заявление Германии (т. II, гл. 12, § 460).
[12]См. заявление Объединённых Арабских Эмиратов (там же, § 471).
[13]См. практику Ирака (там же, §§ 463–464) и Кувейта (там же, §§ 467–468) и практику Кувейта, отражённую в отчётах (т. II, гл. 42, § 335).
[14]Совет Безопасности ООН, Резолюция 686, 2 марта 1991 г., и 1284, 17 декабря 1999 г.; см. также Резолюцию 687, 3 апреля 1991 г.
[15]См. UN Secretary-General, Further report on the status of compliance by Iraq with the obligations placed upon it under certain of the Security Council resolutions relating to the situation between Iraq and Kuwait UN Doc. S/23687, 7 March 1992, и Второй доклад Генерального секретаря, представленный во исполнение пункта 14 резолюции 1284 (1999) Совета Безопасности, Док. ООН S/2000/575, 14 июня 2000 г., §§ 17(a) и 20.
[16]См. практику Бельгии (т. II, гл. 12, § 470) и России (там же, § 470).
[17]Гаагская конвенция IV, статья 3; Дополнительный протокол I, статья 91 (принята на основании консенсуса).
[18]См, напрямер, Peace Treaty for Japan (т. II, гл. 42, §§ 113–114); Yoshida-Stikker Protocol between Japan and the Netherlands (там же, § 115); Convention on the Settlement of Matters Arising out of the War and the Occupation (там же, §§ 116–118); Luxembourg Agreement between Germany and Israel (там же, §§ 119–120); Protocols Nos. 1 and 2 of the Luxembourg Agreement between Germany and the Conference on Jewish Material Claims against Germany (там же, §§ 148–149); Austrian State Treaty (там же, § 121); Agreement concerning Payments on behalf of Norwegian Nationals Victimized by National Socialist Persecution (там же, § 123); Implementation Agreement to the German Unification Treaty (там же, § 127); US-Germany Agreement concerning Final Benefits to Certain US Nationals Who Were Victims of National Socialist Measures of Persecution (also known as the «Princz Agreement») (там же, §§ 128–129); Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статьи I(1), VII, XII(2) и (6); US-Chinese Agreement on the Settlement of Chinese Claims resulting from the Bombardment of the Chinese Embassy in Belgrade and US-Chinese Memorandum of Understanding on the Settlement of US Claims resulting from the Bombardment of the Chinese Embassy in Belgrade (т. II, гл. 42, §§ 133–134); Agreement on the Foundation «Remembrance, Responsibility and the Future» concluded between Germany and the United States (там же, §§ 135–137); Austrian-US Executive Agreement concerning the Austrian Reconciliation Fund (там же, § 138); Bilateral agreements between Austria and six Central and Eastern European States (там же, § 139); Peace Agreement between Eritrea and Ethiopia (там же, § 140); Washington Agreement between France and the United States (там же, §§ 141–142); Annex A to the Austrian-US Agreement concerning the Austrian General Settlement Fund (там же, §§ 143–144).
[19]Проект статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния, статья 36 (выше, прим. 2).
[20]Комиссия международного права, Комментарии к проектам статей об ответственности государств, Доклад Комиссии международного права о работе её 53-й сессии, Док. ООН A/56/10, Нью-Йорк, 2001 г., гл. IV(E)(1), комментарий к статье 36, с. 248–257. По вопросу о возможности оценки ущерба в денежном выражении для того, чтобы компенсировать его, в комментарии говорится, что «подлежащие компенсации телесные повреждения охватывают не только связанные с этим материальные убытки, такие, как утрата прибылей и возможностей получения доходов, расходы на медицинское обслуживание и т.д., но и нематериальный ущерб, причинённый отдельным лицам (иногда, хотя и не во всех случаях, называемый моральным ущербом в национальных правовых системах). Под нематериальным ущербом, как правило, понимаются потеря родных и близких, боль и страдания, равно как и оскорбление чувств, связанное с покушением на личность, жилище или частную жизнь».
[21]См., например, практику Великобритании (т. II. гл. 42, § 237), Ирака (там же, §220), Канады (там же, § 211), Китая (там же, § 214), Кувейта (там же, § 224), Ливана, выступающего от имени группы арабских государств (там же, § 226), Мексики (там же, § 227), Сирии (там же, § 235) и США (там же, § 238).
[22]См., например, Совет Безопасности ООН, Резолюции 387, 31 марта 1976 г., § 4, 455, 23 ноября 1979 г., § 5, 471, 5 июня 1980 г., §§ 1 и 3, 527, 15 декабря 1982 г., § 2, 571, 20 сентября 1985 г., §§ 6 и 7, 687, 3 апреля 1991 г., §§ 16 и 18, 692, 20 мая 1991 г., преамбула и § 3, и 827, 25 мая 1993 г., § 7; Генеральная Ассамблея ООН, Резолюции 50/22 С, 25 апреля 1996 г., §§ 3 и 7, 51/233, 13 июня 1997 г., §§ 7 и 8, и 56/83, 12 декабря 2001 г., § 3 и Приложение.
[23]Проект статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния, статья 37 (выше, прим. 2). Комментарий к статье 36 Проекта статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния объясняет, что сатисфакция направлена на заглаживание нематериального вреда, особенно причинённого государству нематериального вреда, «стоимостная оценка которого может носить лишь в высшей степени приблизительный и относительный характер». Комментарий к статье 37 объясняет, что «сатисфакция... является средством возмещения вреда, не поддающегося финансовой оценке, который представляет собой нанесённое государству оскорбление» (Комиссия международного права, Комментарии к проектам статей об ответственности государств, Доклад Комиссии международного права о работе её 53-й сессии, Док. ООН A/56/10, Нью-Йорк, 2001 г., гл. IV(E)(1), комментарий к статьям 36 и 37, с. 250 и 270).
[24]Комиссия международного права, Комментарии к проектам статей об ответственности государств, Доклад Комиссии международного права о работе её 53-й сессии, Док. ООН A/56/10, Нью-Йорк, 2001 г., гл. IV(E)(1), комментарий к статье 37, с. 271-272.
[25]United States, Field Manual (т. II. гл. 42, § 328).
[26]Проект статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния, статья 30 (выше, прим. 2).
[27]Проект статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния, статья 33 (2) (выше, прим. 2).
[28]Комиссия международного права, Комментарии к проектам статей об ответственности государств, Доклад Комиссии международного права о работе её 53-й сессии, Док. ООН A/56/10, Нью-Йорк, 2001 г., гл. IV(E)(1), комментарий к статье 37, с. 238.
[29]См. практику США (т. II. гл. 42, § 93) и Хорватии (там же, § 90).
[30]Генеральная Ассамблея ООН, Резолюции 48/153, 20 декабря 1993 г., § 13, и 49/196, 23 декабря 1994 г., § 13; см. также UN Commission on Human Rights, Res. 1998/70, 21 April 1998, § 5(d).
[31]См. Convention on the Settlement of Matters Arising out of the War and the Occupation, Chapter 3, Article 2 (там же, § 304); Protocol No. 1 of the Luxembourg Agreement between Germany and the Conference on Jewish Material Claims against Germany (там же, § 315); см. также законодательство Германии (там же, § 330).
[32]См. Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статьи VII и XI.
[33]См. Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статьи I и XII(2).
[34]См. практику Канады (т. II, гл. 42, § 333).
[35]См., например, UNCC, Governing Council, Decision 3 (там же, §§ 248 и 272) and Decision 11 (там же, §§ 248 и 274).
[36]UNCC, Report and Recommendations made by the Panel of Commissioners concerning Part One of the Second Instalment of Claims for Serious Personal Injury or Death (там же, § 276).
[37]К настоящему моменту Комиссия, вынося решения по искам, поданным Эритреей и Эфиопией от имени их граждан, постановила выплатить компенсацию, связанную с обращением с бывшими военнопленными со стороны обеих государств, см. Eritrea-Ethiopia Claims Commission, Prisoners of War, Eritrea's and Ethiopia's Claims, Partial Awards (там же, § 281).
[38]См. законодательство Австрии (там же, § 179) и Германии (там же, § 183).
[39]Статут МУС, статья 79, в которой говорится: «1. Решением Ассамблеи государств-участников учреждается Целевой фонд в интересах потерпевших от преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда, и семей таких потерпевших. 2. Суд может распорядиться передать денежные средства и другое имущество, изъятые посредством штрафов или конфискации, в Целевой фонд. 3. Целевой фонд управляется в соответствии с критериями, определяемыми Ассамблеей государств-участников».
[40]См. практику Германии (т. II, гл. 42, § 219) и Норвегии (там же, § 229); «On behalf of victims of pseudo-medical experiments: Red Cross action», International Review of the Red Cross, No. 142, 1973, pp. 3–21.
[41]См. практику Норвегии (там же, § 229) и Японии (т. II, гл. 42, §§ 336–339).
[42]См. законодательство Австрии (там же, § 329), Германии (там же, § 330) и США (там же, § 331).
[43]См. практику Франции (там же, § 334).
[44]Гаагская конвенция IV, статья 3; Дополнительный протокол I, статья 91.
[45]См., например, Germany, Administrative Court of Appeal of Munster, Personal Injuries case (т, II, гл. 42, § 190); Germany, Federal Supreme Court, Reparation Payments case (там же, § 191); Germany, Second Chamber of the Constitutional Court, Forced Labour case (там же, § 192); Germany, Federal Supreme Court, Distomo case, (там же, 193); Greece, Court of First Instance of Leivadia, Prefecture of Voiotia case (там же, § 194); Japan, Tokyo District Court, Shimoda case (там же, § 195); Japan, Tokyo High Court and Supreme Court, Siberian Detainees case (там же, § 196); Japan, Tokyo District Court and Tokyo High Court, Apology for the Kamishisuka Slaughter of Koreans case (там же, § 197); Japan, Tokyo District Court, Ex-Allied Nationals Claims case, Dutch Nationals Claims case and Filippino «Comfort Women» Claims case (там же, § 198); Japan, Fukuoka District Court, Zhang Baoheng and Others case (там же, § 199); Japan, Yamaguchi Lower Court and Hiroshima High Court, Ko Otsu Hei Incidents case (там же, § 200); United States, Court of Appeals (Fourth Circuit), Goldstar case (там же, § 203); United States, District Court for the District of Columbia and Court of Appeals for the District of Columbia, Princz case (там же, § 204); United States, District Court for the District of Columbia, Comfort Women case (там же, § 209).
[46]Japan, Tokyo District Court, Shimoda case (там же, § 195).
[47]См. Germany, Federal Supreme Court, Reparation Payments case (там же, § 191).
[48]Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии («Договор два плюс четыре») между Федеративной Республикой Германией, Германской Демократической Республикой, Францией, СССР, Великобританией и США, 12 сентября 1990.
[49]См., например, Germany, Constitutional Court, Forced Labour case (т. II. гл. 42, § 192); Germany, Federal Supreme Court, Distomo case (там же, § 193).
[50]Germany, Constitutional Court, Forced Labour case (там же, § 192).
[51]Germany, Federal Supreme Court, Distomo case (там же, § 193).
[52]United States, Court of Appeals, Goldstar case (там же, § 203).
[53]United States, Court of Appeals for the District of Columbia, Princz case (там же, § 204).
[54]Greece, Court of First Instance of Leivadia and Supreme Court, Prefecture of Voiotia case (там же, § 194); Greece, Statement before the European Court of Human Rights in the Kalogeropoulou and Others case (там же, § 194).
[55]См., например, PCIJ, Chorzow Factory case (Merits) (там же, § 102); see also PCIJ Statute, Article 36, которая устанавливает, что «государства – участники настоящего Статута могут в любое время сделать заявление о том, что они признают в качестве обязательной ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Суда в отношении любого другого государства, принимающего на себя такое же обязательство, в том, что касается всех правовых споров, относящихся к: ... d) характеру возмещения, которое необходимо предоставить за нарушение международного обязательства». Статья 36 (2) Статута Международного суда содержит аналогичную формулировку.
[56]Статья 34 Проекта статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния предусматривает, что «полное возмещение вреда, причинённого международно-противоправным деянием, осуществляется в форме реституции, компенсации и сатисфакции, будь то отдельно или в их сочетании» (выше, прим. 2). Кроме того, следует отметить, что статья 75 (2) Статута МУС, касающаяся возмещения ущерба потерпевшим, уполномочивает Суд «вынести постановление непосредственно по отношению к осужденному о возмещении ущерба потерпевшим или в отношении потерпевших в надлежащей форме, включая реституцию, компенсацию и реабилитацию».
[57]См., например, Colombia, Basic Military Manual (т. II. гл. 42, § 162); American Law Institute, Restatement (Third) of the Foreign Relations Law of the United States (там же, §§ 107, 292 и 362). Следует отметить, что в ситуациях, когда во время немеждународного вооружённого конфликта вооружёнными силами государства ущерб наносится иностранцам, постоянно живущим в какой-либо стране или приехавшим туда ненадолго, существует всё же возможность предоставить им дипломатическую защиту.
[58]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 2 (3); Европейская конвенция о правах человека, статья 13; Американская конвенция о правах человека, статьи 10 и 25; Африканская хартия прав человека и народов, статья 7 (1) (а) (подразумевается).
[59]См., например, UN Human Rights Committee, General Comment No. 29 (Article 4 of the International Covenant on Civil and Political Rights), § 14; Inter-American Court of Human Rights, Judicial Guarantees case, Advisory Opinion, §§ 24–26.
[60]Статут МУС, Статья 75 (6).
[61]Второй протокол к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей, статья 38.
[62]Philippines, Joint Circular on Adherence to IHL and Human Rights (т. II. гл. 42, § 87).
[63]Генеральная Ассамблея ООН, резолюция 51/108, 12 декабря 1996 г., § 11.
[64]European Court of Human Rights, Akdivar and Others v. Turkey (т. II. гл. 42, § 356). Полномочия Суда по предоставлению «справедливой сатисфакции» основаны на Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, статья 41. Межамериканский суд по правам человека обладает сходными полномочиями по предоставлению «справедливой компенсации» на основе Американской конвенции по правам человека, статья 63 (1) (т. II. гл. 42, § 312). Африканский суд по правам человека и народов имеет полномочия принимать постановления о «выплате справедливой компенсации или репарации» на основе Протокола к Африканской хартии прав человека и народов об учреждении Африканского суда по правам человека и народов, статья 27 (там же, § 314).
[65]Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статья I(1).
[66]UNMIK Regulation No. 2000/60, Section 2(2), (5) and (6) (т. II. гл. 42, § 156). Комиссия по рассмотрению исков, касающихся жилья и имущества, была учреждена Постановлением No. 1999/23 МООНК (там же, § 319).
[67]Comprehensive Agreement on Respect for Human Rights and IHL in the Philippines, Part III, Article 2(3) (там же, § 318).
[68]См. Comprehensive Agreement on Human Rights in Guatemala, Article VIII (там же, § 152); Comprehensive Agreement on Respect for Human Rights and I HL in the Philippines, Part III, Article 2(3) (там же, § 154); Конституция Российской Федерации (1993), статьи 52 и 53.
[69]См. практику Сальвадора (там же, § 215), Чили (там же, § 212) и Шри-Ланки (там же, §§ 233–234).
[70]См. практику Чили (там же, § 212).
[71]См. практику Зимбабве (там же, § 241) и Руанды (там же, § 232).
[72]Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статья XI.
[73]UNMIK Regulation No. 2000/60, Section 2(2) (т. II. гл. 42, § 156).
[74]UN Commission on Human Rights, Res. 1995/77, 8 March 1995, § 17; UN SubCommission on Human Rights, Res. 1993/23, 23 August 1993, §§ 2, 3 and 8, and Res. 1995/5, 18 August 1995, § 9; Доклад Генерального секретаря ООН «Причины конфликтов и содействие обеспечению прочного мира и устойчивого развития в Африке», Док. ООН A/52/871-S/1998/318, 13 апреля 1998 г., § 50; UN Commission on the Truth for El Salvador, Report (т. II. гл. 42, § 262).
[75]Spain, Note from the President of the Spanish Junta de Defensa Nacional (там же, §360).
[76]Comprehensive Agreement on Respect for Human Rights and IHL in the Philippines, Part III, Article 2(3) (там же, § 154).
[77]Inter-American Commission on Human Rights, Monsignor Oscar Arnulfo Romero y Galdamez (El Salvador) (там же, § 357).
[78]Inter-American Court of Human Rights, Street Children v. Guatemala (там же, § 358).
[79]Comprehensive Agreement on Respect for Human Rights and IHL in the Philippines, Part III, Article 2(3) and Part IV, Articles 1 and 6 (там же, § 318).
[80]См. практику Национально-освободительной армии (Колумбия) (там же, § 365).
[81]Совет Безопасности ООН, Резолюция 1071, 30 августа 1996 г., § 8.
[82]UN Commission on Human Rights, Res. 1998/70, 21 April 1998, § 5(d).
[83]Доклад Генерального секретаря ООН «Причины конфликтов и содействие обеспечению прочного мира и устойчивого развития в Африке», Док. ООН A/52/871-S/1998/318, 13 апреля 1998 г., § 50.