Норма 146. Репрессалии в отношении покровительствуемых лиц

Норма 146. Воюющим сторонам запрещено применять репрессалии против лиц, находящихся под защитой Женевских конвенций.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глав 41, раздел C.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время международных вооружённых конфликтов.
Женевские конвенции запрещают воюющим сторонам применять репрессалии против лиц, находящихся во власти стороны в конфликте, включая раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, медицинский и духовный персонал, захваченных в плен комбатантов, гражданских лиц на оккупированной территории и другие категории гражданских лиц, находящихся во власти стороны противника в конфликте[1]. Этот запрет содержится и в многочисленных военных уставах и наставлениях[2]. Он устанавливается и в законодательствах нескольких государств[3]. Официальные заявления и практика, отражённая в отчётах, подтверждают этот запрет[4].
Возникновение тенденции запретить репрессалии против гражданских лиц во время ведения военных действий можно заметить в резолюции Генеральной Ассамблеи, принятой в 1970 г., в которой подтверждается в качестве основного принцип защиты гражданского населения во время вооружённых конфликтов, согласно которому, «гражданское население или отдельные гражданские лица не должны быть объектом репрессалий»[5].
Запрет на применение репрессалий против гражданских лиц во время ведения военных действий кодифицируется в статье 51 (6) Дополнительного протокола I[6]. Кроме того, он содержится как в первоначальной версии Протокола II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, так и в той, в которую внесены поправки. Данный протокол регулирует применение наземных мин, мин-ловушек и других устройств[7]. В момент принятия Дополнительных протоколов запрет на репрессалии, введённый в статье 51 (6) Дополнительного протокола I, был новой нормой. При голосовании по статье 51 в целом Франция голосовала «против», а 16 государств воздержались[8]. Из 16 воздержавшихся государств 10 уже стали участниками Дополнительного протокола I без каких-либо оговорок[9]. Три государства, которые не ратифицировали Дополнительный протокол I, а именно Индонезия, Малайзия и Марокко, поддерживают, тем не менее, запрет на репрессалии против гражданских лиц в целом[10].
В результате подавляющее большинство государств взяли на себя обязательство не направлять репрессалии против гражданских лиц. Но хотя практика, демонстрирующая тенденцию наложить конкретный запрет на применение репрессалий против всех гражданских лиц, получила широкое распространение и является достаточно репрезентативной, она все-таки не стала универсальной. Соединённые Штаты Америки, которые не являются участником Дополнительного протокола I, неоднократно заявляли о том, что не принимают такого полного запрета, даже несмотря на то, что проголосовали за статью 51 Дополнительного протокола и ратифицировали Протокол II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, не сделав никакой оговорки относительно запрета на репрессалии против гражданского населения, который содержится в этом Протоколе[11]. Великобритания также голосовала за статью 51, но, став участником Дополнительного протокола I, она сделала оговорку к статье 51, в которой предлагается перечень очень строгих условий, которые необходимо удовлетворить для того, чтобы применить репрессалии против гражданского населения противника[12]. Она ратифицировала и Протокол II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, не сделав оговорки, касающейся запрета на репрессалии против гражданских лиц, который содержится в его положениях. После ратификации Дополнительного протокола I Германия, Египет, Италия и Франция также сделали заявления, касающиеся статей, предоставляющих защиту гражданскому населению, но эти заявления неоднозначны, поскольку в них говорится, что эти государства будут предпринимать в случае серьёзных нарушений ответные действия с использованием средств, допустимых в соответствии с международным правом, с тем чтобы предотвратить дальнейшие нарушения[13]. Поскольку в этих заявлениях делается ссылка на средства, «допустимые в соответствии с международным правом», можно сделать вывод о том, что спорный вопрос относительно законности репрессалий, направленных против гражданского населения, считается в них решённым. Последующая практика этих государств помогает оценить их позицию в настоящее время по вопросу репрессалий против гражданских лиц.
Во время принятия Дополнительного протокола I Египет решительно поддерживал запрет на репрессалии в отношении гражданского населения, и позже, выдвигая свои аргументы перед Международным судом в деле о ядерном оружии, он заявил, что считает этот запрет нормой обычного права[14]. Принятые недавно военные уставы и наставления Франции и Германии запрещают репрессалии в отношении гражданских лиц, цитируя статью 51 (6) Дополнительного протокола I[15]. Наставление по МГП Италии, однако, допускает возможность репрессалий против гражданского населения, выраженную очень общей формулировкой: «репрессалии не могут применяться против гражданского населения, за исключением случаев крайней необходимости»[16].
Другим заметным примером практики является серия репрессалий, которые Иран и Ирак (а они оба не являются участниками Дополнительного протокола I) направляли против городов друг друга. В 1983 и в 1984 гг. МККК заявил, что гражданские лица не могут становиться объектом репрессалий, и обратился к Ирану и Ираку с требованием прекратить бомбардировки городов[17]. В 1984 г. Генеральный секретарь ООН в своём обращении к президентам Ирана и Ирака заявил, что «международное сообщество не может закрывать глаза на намеренные нападения на зоны проживания гражданского населения». Затем он сказал, что репрессалии и контррепрессалии привели к гибели и страданиям гражданского населения и что «этому необходимо немедленно положить конец»[18]. В 1986 г. в заявлении Председателя Совета Безопасности ООН выражаются сожаление по поводу «нарушений международного гуманитарного права и других законов вооружённого конфликта» и «все увеличивающаяся обеспокоенность в связи с конфликтом, который расширяется из-за возрастающего числа нападений на исключительно гражданские объекты»[19]. В 1987 г. как Иран, так и Ирак в письмах, направленных Генеральному секретарю ООН, назвали свои нападения на города стороны противника ответными мерами, принятыми для того, чтобы прекратить подобные нападения со стороны противника[20]. В 1988 г. в другом заявлении Председатель Совета Безопасности высказал серьёзное сожаление по поводу «эскалации военных действий... в особенности, нападений на гражданские объекты и города» и заявил, что «члены Совета Безопасности настаивают на том, чтобы Иран и Ирак немедленно прекратили такие нападения и воздерживались впредь от таких действий, которые бы могли привести к эскалации конфликта»[21]. Хотя в обоих заявлениях Совета Безопасности не используется термин «репрессалии», очень важно, что в них осуждается эскалация нападений на гражданских лиц. Второе заявление было сделано после того, как Иран и Ирак направили свои письма, обосновывая применение репрессалий, что даёт основание предположить, что Совет Безопасности ООН не принял аргументов ни одной из сторон.
В исторической перспективе репрессалии всегда имели тенденцию приводить к эскалации нападений на гражданских лиц, а не останавливать их, и этот факт комментируется в нескольких военных уставах и наставлениях[22]. Как объясняется, например, в Руководстве США для ВМС, «всегда существует опасность того, что [репрессалия] приведёт к ответной эскалации (контррепрессалиям) со стороны противника. Как свидетельствует история, США никогда не имели желания прибегать к репрессалиям именно по этой причине»[23].
Действия по принуждению к чему-либо, заключающиеся в нападениях на гражданских лиц, не принимающих непосредственного участия в военных действиях, не очень хорошо согласуются ни с развитием права прав человека, ни с тем значением, которое придаётся праву на жизнь. Кроме того, после Второй мировой войны как право прав человека, так и международное гуманитарное право признали, что гражданское население, не принимающее непосредственного участия в военных действиях, не может нести ответственность за нарушения международного права его правительством и поэтому не может становиться объектом нападений (см. Норму 1) или коллективных наказаний (см. Норму 103).
Поскольку существует противоположная практика, хотя и очень ограниченная, трудно сделать вывод о том, что уже выкристаллизовалась норма, конкретно запрещающая репрессалии против гражданского населения во время ведения военных действий. Тем не менее, столь же трудно утверждать, что право прибегать к таким репрессалиям продолжает существовать в силу лишь того, что ограниченное число государств прибегает к такой практике, при том, что и их действия не всегда однозначны. Поэтому представляется, что, как минимум, существует тенденция в сторону запрета таких репрессалий. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии в своём пересмотре обвинительного акта в деле Мартича в 1996 г. и в своём решении по делу Купрешкича в 2000 г. пришёл к выводу, что такой запрет уже существует, по большей части, на основании требований человечности и общественного сознания[24]. Это важные свидетельства, согласующиеся с обширной практикой, указывающей на осуждение таких репрессалий и ставящей их вне закона.
[1]Первая Женевская конвенция, статья 46; Вторая Женевская конвенция, статья 47; Третья Женевская конвенция, статья 13, ч. 3; Четвёртая Женевская конвенция, статья 33, ч. 3.
[2]Касательно захваченных в плен комбатантов, см., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 41, §§ 366–367), Аргентины (там же, §§ 364–365), Бельгии (там же, § 368), Бенина (там же, § 369), Буркина-Фасо (там же, § 370), Великобритании (там же, §§ 403–404), Венгрии (там же, § 386), Германии (там же, §§ 383–385), Доминиканской Республики (там же, § 378), Индонезии (там же, § 387), Испании (там же, § 399), Италии (там же, § 388), Камеруна (там же, § 371), Канады (там же, §§ 372–373), Кении (там же, § 389), Колумбии (там же, § 374), Конго (там же, § 375), Мадагаскара (там же, § 390), Марокко (там же, § 391), Нигерии (там же, §§ 396–397), Нидерландов (там же, §§ 392–393), Никарагуа (там же, § 395), Новой Зеландии (там же, § 394), США (там же, §§405–411), Того (там же, § 402), Франции (там же, §§ 380–382), Хорватии (там же, §§ 376–377), Швейцарии (там же, § 401), Швеции (там же, § 400), Эквадора (там же, § 379), ЮАР (там же, § 398) и Югославии (там же, §412). Касательно раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушении, см., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, §§ 458–459), Бельгии (там же, § 460), Бенина (там же, § 461), Буркина-Фасо (там же, § 462), Великобритании (там же, §§ 488–489), Венгрии (там же, § 473), Германии (там же, §§ 470–472), Индонезии (там же, § 474), Испании (там же, § 484), Италии (там же, § 475), Камеруна (там же, § 463), Канады (там же, § 464), Кении (там же, § 476), Конго (там же, § 465), Мадагаскара (там же, § 477), Марокко (там же, § 478), Нигерии (там же, § 482), Нидерландов (там же, §§ 479–480), Новой Зеландии (там же, § 481), США (там же, §§ 490–494), Того (там же, §487), Франции (там же, §§ 468–469), Хорватии (там же, § 466), Швейцарии (там же, § 486), Швеции (там же, § 485), Эквадора (там же, § 467), ЮАР (там же, § 483) и Югославии (там же, § 495). Касательно медицинского и духовного персонала см., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, §§ 527–528), Бельгии (там же, § 529), Бенина (там же, § 530), Буркина-Фасо (там же, § 531), Великобритании (там же, §§ 556–557), Венгрии (там же, § 541), Германии (там же, §§ 539–540), Индонезии (там же, § 542), Испании (там же, § 552), Италии (там же, § 543), Камеруна (там же, § 532), Канады (там же, § 533), Кении (там же, § 544), Конго (там же, § 534), Мадагаскара (там же, § 545), Марокко (там же, § 546), Нигерии (там же, §§ 550–551), Нидерландов (там же, §§ 547–548), Новой Зеландии (там же § 549), США (там же, §§ 558–561), Того (там же, § 555), Франции (там же, §§ 537–538), Хорватии (там же, § 535), Швейцарии (там же, § 554), Швеции (там же, § 553), Эквадора (там же, § 536) и Югославии (там же, § 562). Касательно гражданских лиц на оккупированной территории и других категорий гражданских лиц во власти стороны противника в вооружённом конфликте см., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, §§ 597–598), Аргентины (там же, §§ 594–596), Бельгии (там же, § 599), Бенина (там же, § 600), Буркина-Фасо (там же, § 601), Великобритании (там же, §§ 627–628), Венгрии (там же, § 613), Германии (там же, § 612), Доминиканской Республики (там же, § 606), Индии (там же, § 614), Индонезии (там же, § 615), Испании (там же, § 623), Италии (там же, § 616), Камеруна (там же, § 602), Канады (там же, § 603), Кении (там же, § 617), Колумбии (там же, § 604), Конго (там же, § 605), Мадагаскара (там же, § 618), Марокко (там же, § 619), Нидерландов (там же, § 620), Новой Зеландии (там же, § 621), США (там же, §§ 629–634), Того (там же, § 626), Франции (там же, §§ 609–611), Швейцарии (там же, § 625), Швеции (там же, § 624), Эквадора (там же, §§ 607–608), ЮАР (там же, § 622) и Югославии (там же, § 635).
[3]См., например, законодательство Азербайджана (там же, §§ 563 и 636), Италии (там же, §§ 414, 497, 565 и 638) и Колумбии (там же, §§ 413, 496, 564 и 637).
[4]См., например, заявления Австралии (там же, § 567), Великобритании (там же, §§ 430, 509, 580 и 650), Египта (там же, §§ 420–421, 500–501, 570–571 и 643), Ирака (там же, §§ 424, 503 и 574), Канады (там же, §§ 418 и 568), Колумбии (там же, §§ 419, 499, 569 и 642), Ливана (там же, § 427), Польши (там же, §§429, 507, 578 и 649), Соломоновых Островов (там же, §§ 508 и 579), США (там же, §§ 431–433, 510, 581 и 651–652), Федеративной Республики Германии (там же, §§ 423 и 645) и Франции (там же, §§ 422, 502, 573 и 644), а также практику Израиля (там же, §§ 425, 504, 575 и 646) и Иордании (там же, §§ 426, 505, 576 и 647), отражённую в отчётах.
[5]Генеральная Ассамблея ООН, Резолюция 2675 (XXV), 9 декабря 1970 г., § 7 (принята 109 голосами при отсутствии голосов «против» и 8 воздержавшихся). Поскольку Резолюция принималась не поименным голосованием, нельзя проверить, какие государства голосовали «за», а какие воздержались.
[6]Дополнительный протокол I, статья 51 (6) (принята 77 голосами при одном голосе «против» и 16 воздержавшихся).
[7]Протокол II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 3 (2); Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 3 (7).
[8]Воздержавшимися государствами были: Алжир, Афганистан, Заир, Италия, Камерун, Кения, Колумбия, Мадагаскар, Мали, Марокко, Монако, Сенегал, Таиланд, Турция, Федеративная Республика Германия и Южная Корея (см. Акты Дипломатической конференции, т. VI, CDDH/SR.41, 26 мая 1977 г., с.172).
[9]Алжир, Демократическая Республика Конго, Камерун, Колумбия, Мадагаскар, Мали, Монако Сенегал и Южная Корея.
[10]См., например, военные уставы и наставления Индонезии (т. II, гл. 41, § 695) и Марокко (там же, § 619) и заявление Малайзии (там же, § 747).
[11]См. практику США (там же, § 709, 711 и 757–760).
[12]United Kingdom, Reservation made upon ratification of Additional Protocol I (там же, § 669).
[13]См. оговорки или заявления, сделанные после ратификации Дополнительного протокола I Германией (там же, § 666), Египтом (там же, § 664), Италией (там же, § 667) и Францией (там же, § 665).
[14]См. практику Египта (там же, §§ 729–730 и 748).
[15]См. военные уставы и наставления Германии (там же, §§ 690–692) и Франции (там же, § 689).
[16]Italy, IHL Manual (там же, § 696).
[17]См. ICRC, Press Release No. 1479 (там же, § 778) and Press Release No. 1489 (там же, § 779).
[18]UN Secretary-General, Message dated 9 June 1984 to the Presidents of the Islamic Republic of Iran and the Republic of Iraq (там же, § 769).
[19]Заявление Председателя Совета Безопасности ООН, UN Doc. S/PV.2730, 22 декабря 1986 г., с. 3. Председательствовал представитель США. Другими членами Совета Безопасности были: Австралия, Болгария, Великобритания, Венесуэла, Гана, Дания, Китай, Конго, Мадагаскар, Объединённые Арабские Эмираты, СССР, Таиланд, Тринидад и Тобаго и Франция.
[20]См. практику Ирака (там же, § 743) и Ирана (т. II, гл. 41, §§ 737–740).
[21]Заявление Председателя Совета Безопасности ООН, UN Doc. S/PV.2798, 16 марта 1988 г., с. 2. Председательствовала Югославия. Другими членами Совета Безопасности были: Аргентина, Алжир, Бразилия, Великобритания, Замбия, Италия, Китай, Непал, Сенегал, СССР, США, Федеративная Республика Германия, Франция и Япония.
[22]См. военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 41, §§ 67–68), Великобритании (там же, §§ 94–95) США (там же, §§ 97–99) и Швеции (там же, § 91).
[23]United States, Naval Handbook (там же, § 99).
[24]ICTY, Martić case, Review of the Indictment (там же, § 776) and Kupreškić case, Judgement (там же, § 777).