Норма 141. Юридические советники в вооруженных силах

Норма 141. Когда это необходимо, каждое государство должно обеспечить наличие юридических советников, которые могли бы давать консультации командирам на соответствующем уровне по вопросу применения международного гуманитарного права.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 40, раздел С.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права для государственных вооружённых сил. Собранные свидетельства о практике не указывают на то, что проводится различие между консультациями по вопросу применимости международного гуманитарного права во время международных вооружённых конфликтов и его применимости во время вооружённых конфликтов немеждународного характера.
Конкретное требование обеспечить наличие юридических советников для командиров было впервые введено в статье 82 Дополнительного протокола I с целью способствовать тому, чтобы решения, принимаемые командирами, согласовывались с международным гуманитарным правом и чтобы в вооружённых силах проводилась соответствующая подготовка[1]. Государствами, присоединяющимися к Протоколу, не было сделано никаких оговорок или заявлений в отношении толкования статьи 82.
Эта норма содержится во многих военных уставах и наставлениях[2]. Она подтверждается официальными заявлениями и практикой, содержащейся в отчётах[3]. Практика свидетельствует о том, что многие государства, которые не являются участниками Дополнительного протокола I, имеют юридических советников в своих вооружённых силах[4]. Соединённые Штаты Америки, которые не являются участником Дополнительного протокола I, специально заявили о том, что поддерживают эту норму[5]. Не было обнаружено никаких примеров официальной практики, которая бы противоречила данной норме[6].
Данная норма вытекает из обязательства соблюдать и обеспечивать соблюдение международного гуманитарного права (см. Норму 139), особенно потому, что командирам принадлежит важная роль в системе обеспечения соблюдения международного гуманитарного права: они отвечают за подготовку по международному гуманитарному праву в частях и подразделениях, находящихся под их командованием (см. комментарий к Норме 142); они должны отдавать приказы и распоряжения, которые обеспечивают соблюдение международного гуманитарного права (см. комментарий к Норме 139); они несут уголовную ответственность за военные преступления, совершённые по их приказу (см. Норму 152), а также за военные преступления, совершённые их подчинёнными, которые они не предотвратили либо за совершение которых они не применили наказания, будучи обязанными сделать это (см. Норму 153).
Хотя вооружённые оппозиционные группы также должны соблюдать и обеспечивать соблюдение международного гуманитарного права (см. Норму 139), не было обнаружено примеров практики, требующей, чтобы такие группы имели юридических советников. Однако отсутствие юридических советников не может служить оправданием нарушений международного гуманитарного права ни одной стороной в любом вооружённом конфликте.
[1]Дополнительный протокол I, статья 82 (принята на основе консенсуса).
[2]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 40, §§ 240–242), Бельгии (там же, § 243), Венгрии (там же, § 248), Германии (там же, § 247), Испании (там же, § 254), Италии (там же, § 249), Камеруна (там же, § 244), Канады (там же, § 245), Нигерии (там же, § 252), Нидерландов (там же, § 250), Новой Зеландии (там же, § 251), России (Руководство 1990 г., п. 16), США (там же, §§ 256–257), Франции (там же, § 246) и Швеции (там же, § 255).
[3]См., например, заявления Австрии (там же, § 262), Буркина-Фасо (там же, § 264), Нигера (там же, § 271), США (там же, §§ 273–274) и Тринидада и Тобаго (там же, § 276), а также отражённую в отчётах практику Израиля (там же, § 267), Индии (там же, § 266) и Нидерландов (там же, § 270).
[4]См практику США (там же, §§ 272–275), отражённую в отчётах практику Израиля (там же, § 267) и Индии (там же, § 266), а также практику Азербайджана, Афганистана, Индонезии, Малайзии, Непала, Пакистана, Папуа-Новой Гвинеи, Сингапура, Судана, Таиланда, Турции, Фиджи, Филиппин, Шри-Ланки, Японии (документы имеются у авторов).
[5]См практику США (т. II, гл. 40, § 273).
[6]Четыре государства, которые указали, что в их вооружённых силах нет юридических советников, не отрицали, что у них есть обязательство назначить таких советников. В любом случае, будучи участниками Дополнительного протокола I, эти государства обязаны, в соответствии с его положениями, иметь юридических советников в вооружённых силах, два из этих государств взяли на себя обязательство на XXVII Международной конференции Красного Креста и Красного Полумесяца назначить таких советников. См практику Буркина-Фасо (там же, §§ 263–264), Гамбии (там же, § 265), Малави (там же, § 269) и Нигера (там же, § 271).