Норма 140. Принцип взаимности

Норма 140. Обязательство соблюдать и обеспечивать соблюдение международного гуманитарного права не зависит от принципа взаимности.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 40, раздел В.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Эту норму следует отличать от понятия репрессалий, которое рассматривается в главе 41.
В общей статье 1 Женевских конвенций подчёркивается, что Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются соблюдать и обеспечивать соблюдение Конвенций «при любых обстоятельствах»[1]. Положения общей статьи 3 также должны соблюдаться «при всех обстоятельствах»[2]. Общее признание того, что соблюдение договоров гуманитарного характера не должно зависеть от их соблюдения другими сторонами-участниками, содержится в Венской конвенции о праве договоров[3].
Норма, требующая соблюдения международного гуманитарного права, даже если противник не делает этого, формулируется во многих военных уставах и наставлениях, некоторые из которых применимы во время немеждународных вооружённых конфликтов[4]. Некоторые военные уставы и наставления поясняют, что полезно соблюдать право по практическим соображениям, потому что это будет способствовать его соблюдению противником, однако в уставах и наставлениях не имеется в виду, что соблюдение обусловливается взаимностью[5]. Специальный кассационный суд Нидерландов в деле Ройтера в 1948 г. и Военный трибунал США в Нюрнберге в деле Фон Лееба (Суд над высшим командованием) в 1947–1948 гг. отвергли доводы обвиняемых о том, что они были освобождены от выполнения своего обязательства по соблюдению международного гуманитарного права, поскольку противник его нарушил[6]. Эта норма подтверждается официальными заявлениями[7].
Международный суд в деле о Намибии в 1971 г. и Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии в своём пересмотре обвинительного акта в деле Мартича в 1996 г. и в своём решении по делу Купрешкича в 2000 г. заявили, что общим принципом права является то, что правовые обязательства гуманитарного характера не могут зависеть от взаимности[8]. Эти заявления, а также контекст, в котором они были сделаны, со всей очевидностью свидетельствуют о том, что этот принцип действует в отношении любых обязательств гуманитарного характера во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
[1]Женевские конвенции, общая статья 1.
[2]Женевские конвенции, общая статья 3, которая устанавливает, среди прочего, что «в случае вооружённого конфликта, не носящего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон, каждая из находящихся в конфликте сторон будет обязана применять, как минимум, следующие положения: 1. Лица, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях, включая тех лиц из состава вооружённых сил, которые сложили оружие, а также тех, которые перестали принимать участие в военных действиях вследствие болезни, ранения, задержания или по любой другой причине, должны при всех обстоятельствах пользоваться гуманным обращением без всякой дискриминации по причинам расы, цвета кожи, религии или веры, пола, происхождения или имущественного положения или любых других аналогичных критериев.
[3]Венская конвенция о праве международных договоров, статья 60 (5).
[4]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 40, § 200), Бельгии (там же, § 201), Великобритании (там же, § 214), Германии (там же, §§206–207), Израиля (там же, § 210), Испании (там же, § 213), Канады (там же, §§ 202–203), Колумбии (там же, § 204), Нидерландов (там же, § 211), Новой Зеландии (там же, § 212), США (там же, §§ 215–216), Франции (там же, §§ 208–209) и Эквадора (там же, § 205).
[5]См., например, военные уставы и наставления Германии (там же, §§ 206–207), Израиля (там же, § 210), Канады (там же, § 202) и США (там же, §§ 215–216).
[6]Netherlands, Special Court of Cassation, Rauter case (там же, § 218); United States, Military Tribunal at Nuremberg, Von Leeb (High Command Trial) case (там же, § 219).
[7]См., например, заявления Бельгии (там же, § 220), Великобритании (там же, § 219), Индии (там же, § 221), Ирака (там же, § 222), Мексики (там же, § 223), Соломоновых Островов (там же, § 219) и США (там же, § 219).
[8]ICJ, Namibia case, Advisory Opinion (там же, § 231); ICTY, Martić case, Review of the Indictment (там же, § 232) and Kupreškić case, Judgement (там же, § 233).