Норма 137. Участие детей-солдат в военных действиях

Норма 137. Нельзя допускать, чтобы дети принимали участие в военных действиях.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 39, раздел D.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Дополнительные протоколы I и II запрещают участие детей в военных действиях[1]. Конвенция о правах ребёнка и Африканская хартия прав и благополучия ребёнка также содержат эту норму[2]. В соответствии со Статутом Международного уголовного суда привлечение детей к активному участию в военных действиях является военным преступлением как во время международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов[3]. Устав Специального суда по Сьерра-Леоне также считает это военным преступлением[4]. В своём докладе об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне Генеральный секретарь ООН заявил, что положения статьи 4 Дополнительного протокола II давно рассматриваются как часть обычного международного права[5].
Участие детей в военных действиях запрещается многими военными уставами и наставлениями[6], включая те, которые применимы во время немеждународных вооружённых конфликтов[7]. Это запрещается и законодательствами многочисленных государств[8].
Не было обнаружено никаких примеров официальной практики, которая бы противоречила данной норме. Случаи использования детей для участия в военных действиях обычно осуждались государствами и международными организациями, например, в связи с конфликтами в Демократической Республике Конго, Либерии и Судане[9]. В резолюции по проблеме детей в вооружённых конфликтах, принятой в 1999 г., Совет Безопасности ООН решительно осудил «использование детей в вооружённых конфликтах в нарушение международного права»[10]. В резолюции, принятой в 1996 г. и касающейся печальной участи африканских детей в ситуациях вооружённого конфликта, Совет министров ОАЕ подтвердил, что «использование детей в вооружённых конфликтах является нарушением их прав и должно считаться военным преступлением»[11].
Международные конференции Красного Креста и Красного Полумесяца, состоявшиеся в 1986 и 1995 гг., приняли резолюции, в которых подчёркивается важность запрета на участие детей в военных действиях[12]. План действий на 2000–2003 гг., принятый XXVII Международной конференцией Красного Креста и Красного Полумесяца в 1999 г., требует, чтобы все стороны в вооружённом конфликте обеспечили принятие «всех мер, в том числе уголовного характера, для того чтобы положить конец участию детей ...в военных действиях»[13].
Кроме того, Совет Безопасности ООН, Генеральная Ассамблея ООН и Комиссия ООН по правам человека многократно выступали с требованием реабилитации и реинтеграции детей, которые принимали участие в вооружённых конфликтах[14]. Факультативный протокол к Конвенции о правах ребёнка, касающийся участия детей в вооружённых конфликтах, содержит конкретное требование того, чтобы правительства принимали меры для демобилизации и реабилитации бывших детей-солдат и реинтеграции их в общество[15].
И, наконец, следует отметить, что Дополнительный протокол I предусматривает, что дети, которые все-таки принимают непосредственное участие в военных действиях и попадают во власть стороны противника, продолжают пользоваться особой защитой, на которую они имеют право независимо от того, являются ли они военнопленными или нет[16]. Ни одна из норм, определяющих такую особую защиту, например, запрет на сексуальное насилие (см. Норму 93) и обязательство размещать задержанных детей отдельно от взрослых (см. Норму 120), не предусматривает исключения в случае, если ребёнок принимал участие в военных действиях. Кроме того, никакая практика, подтверждающая запрет на участие детей в военных действиях, не указывает на то, что они должны быть лишены особой защиты, если все-таки участвуют в военных действиях.
В определении военного преступления «использование детей для активного участия в военных действиях», которое содержится в Статуте Международного уголовного суда, слова «использование» и «участие» были употреблены для того, чтобы
«указать как на непосредственное участие в бою, так и на активное участие в военной деятельности, связанной с боевой деятельностью, например, в ведении разведки, шпионаже, подрывной деятельности, и на использование детей для введения противника в заблуждение в качестве посыльных или на военных контрольно-пропускных пунктах. Они не обозначают деятельности, явным образом не связанной с военными действиями, например, доставку продовольствия на воздушную базу или работу в качестве прислуги в семье женатого офицера. Однако использование детей для непосредственного обеспечения военных действий в качестве подносчиков припасов на линию фронта или для деятельности на самой линии фронта включается в значение этих терминов»[17].
Закон о защите ребёнка Филиппин предусматривает, что дети не должны «принимать участие в боях или использоваться в качестве проводников, посыльных или шпионов»[18]. При ратификации Конвенции о правах ребёнка Нидерланды заявили, что «нельзя допускать того, чтобы государства прямо или косвенно использовали детей в военных действиях»[19].
Дополнительные протоколы I и II, Статут Международного уголовного суда и Устав Специального суда по Сьерра-Леоне установили 15 лет в качестве минимального возраста для участия в военных действиях, такой же возраст устанавливается и в Конвенции о правах ребёнка[20]. После ратификации Конвенции о правах ребёнка Австрия и Германия заявили, что установление пятнадцатилетнего возраста в качестве минимального не совместимо с наилучшими интересами ребёнка[21]. Испания, Колумбия и Уругвай также высказали своё несогласие с таким возрастным ограничением[22]. На XXVII Международной конференции Красного Креста и Красного Полумесяца в 1999 г. Бельгия, Гвинея, Дания, Исландия, Канада, Мексика, Мозамбик, Норвегия, Уругвай, Финляндия, Швейцария, Швеция и ЮАР решительно высказались в пользу увеличения минимального возраста для участия в военных действиях до 18 лет[23]. В соответствии с Африканской хартией прав и благополучия ребёнка устанавливается восемнадцатилетний минимальный возраст для участия в военных действиях[24]. По Факультативному протоколу к Конвенции о правах ребёнка, касающемуся участия детей в вооружённых конфликтах, государства должны принимать все практически возможные меры для того, чтобы лица из состава их вооружённых сил, не достигшие 18 лет, не принимали непосредственного участия в военных действиях, а вооружённые группы, отличные от вооружённых сил государства, ни при каких обстоятельствах не должны использовать в военных действиях лиц, не достигших 18-летнего возраста[25].
Хотя пока ещё нет единообразной практики в отношении минимального возраста, допустимого для участия в военных действиях, существует общее мнение, что он не может быть меньше 15 лет.
[1]Дополнительный протокол I, статья 77 (2) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 4 (3) (с) (принята на основе консенсуса).
[2]Конвенция о правах ребёнка, статья 38 (2); African Charter on the Rights and Welfare of the Child, Article 22(2) (т. II, гл. 39, § 386).
[3]Статут МУС, статья 8 (2) (b) (xxvi) и (e) (vii).
[4]Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 4(c).
[5]Доклад Генерального секретаря ООН об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне, Док. ООН S/2000/915, 4 октября 2000 г., § 14.
[6]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 39, § 521), Аргентины (там же, § 520), Германии (там же, § 525), Нигерии (там же, § 528), Нидерландов (там же, § 526) и Франции (там же, § 524).
[7]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 521), Аргентины (там же, § 520), Германии (там же, § 525), Канады (там же, § 522), Колумбии (там же, § 523), Нигерии (там же, § 528), Новой Зеландии (там же, § 527) и Франции (там же, § 524).
[8]См., например, законодательство Австралии (там же, § 529), Беларуси (там же, §§ 530–531), Великобритании (там же, § 548), Германии (там же, § 537), Грузии (там же, § 538), Иордании (там же, § 540), Ирландии (там же, § 539), Канады (там же, § 533), Колумбии (там же, §§ 534–535), Конго (там же, § 536), Малайзии (там же, § 541), Мали (там же, § 542), Нидерландов (там же, § 543), Новой Зеландии (там же, § 544), Норвегии (там же, § 545) и Филиппин (там же, § 546); см. также проекты законодательства Бурунди (там же, § 532) и Тринидада и Тобаго (там же, § 547).
[9]См., например, заявления Италии (там же, § 559) и США (там же, § 569); Совет Безопасности ООН, Резолюции 1071, 30 августа 1996 г., § 9, и 1083, 27 ноября 1996 г., § 6; Совет Безопасности ООН, Заявление председателя Док. ООН S/PRST/1998/26, 31 августа 1998 г.; Генеральная Ассамблея ООН, Резолюция 51/112, 12 декабря 1996 г., преамбула.
[10]Совет Безопасности ООН, Резолюция 1261, 25 августа 1999 г., § 2.
[11]OAU, Council of Ministers, Res. 1659 (LXIV) (т. II, гл. 39, § 584).
[12]25th International Conference of the Red Cross, Res. IX (там же, § 585); XXVI Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца, Резолюция II (Международный журнал Красного Креста, № 8, январь–февраль 1996 г., с. 65).
[13]27th International Conference of the Red Cross and Red Crescent, Res. I (adopted by consensus) (т. II, гл. 39, § 485).
[14]См., например, Совет Безопасности ООН, Заявление Председателя Док. ООН S/PRST/1998/18, 29 июня 1998 г.; Генеральная Ассамблея ООН, Резолюция 55/116, 4 декабря 2000 г., § 1(m); UN Commission on Human Rights, Res. 1998/76, 22 April 1998, § 13(d).
[15]Факультативный протокол к конвенции о правах ребёнка, касающийся участия детей в вооружённых конфликтах, статьи 6 (3) и 7 (1).
[16]Дополнительный протокол I, статья 77 (3) (принята на основе консенсуса).
[17]Проект Устава Международного уголовного суда, Доклад Подготовительного комитета по вопросу об учреждении Международного уголовного суда, Добавление, Часть первая, Док. ООН A/CONF.183/2/Add.1, 14 апреля 1998 г., с. 21.
[18]Philippines, Act on Child Protection (т. II, гл. 39, § 546).
[19]Netherlands, Reservations and declarations made upon ratification of the Convention on the Rights of the Child (там же, § 509).
[20]Дополнительный протокол I, статья 77 (2) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 4 (3) (принята на основе консенсуса), Статут МУС, статья 8 (2) (b) (xxvi) и (e) (vii); Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 4(c); Конвенция о правах ребёнка, статья 38 (2).
[21]Оговорки и заявления, сделанные после ратификации Конвенции о правах ребёнка, Австрией и (т. II, гл. 39, § 506) и Германией (там же, § 508).
[22]Заявления, сделанные после ратификации Конвенции о правах ребёнка, Колумбией (там же, § 507), Испанией (там же, § 510) и Уругваем (там же, § 511).
[23]Обязательства, принятые на XXVII Международной конференции Красного Креста и Красного Полумесяца Бельгией (там же § 550), Гвинеей (там же, § 555), Данией (там же, § 553), Исландией (там же, § 556), Канадой (там же, § 551), Мексикой (там же, § 560), Мозамбиком (там же, § 561), Норвегией (там же, § 562), Уругваем (там же, § 571), Финляндией (там же, § 554), Швейцарией (там же, § 566), Швецией (там же, § 565) и ЮАР (там же, § 564).
[24]African Charter on the Rights and Welfare of the Child, Article 2.
[25]Факультативный протокол к конвенции о правах ребёнка, касающийся участия детей в вооружённых конфликтах, статьи 1 и 4.