Норма 136. Вербовка детей-солдат

Норма 136. Дети не должны вербоваться в вооружённые силы или вооружённые группировки.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 39, раздел С.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Дополнительные протоколы I и II запрещают вербовку детей[1]. Этот запрет можно обнаружить в Конвенции о правах ребёнка, Африканской хартии прав и благополучия ребёнка и Конвенции о наихудших формах детского труда[2]. В соответствии со Статутом Международного уголовного суда «набор или вербовка детей» в вооружённые силы или группировки составляет военное преступление как во время международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов[3]. Это военное преступление включено в Устав Специального суда по Сьерра-Леоне[4]. В своём докладе об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне Генеральный секретарь ООН заявил, что положения статьи 4 Дополнительного протокола II уже давно рассматриваются в качестве обычного международного права[5].
Вербовка детей запрещена в нескольких военных уставах и наставлениях[6], включая те, которые применимы во время немеждународных вооружённых конфликтов[7]. Она запрещена и в законодательствах многих государств[8].
Не было обнаружено никаких примеров официальной практики, которая бы противоречила данной норме. Случаи вербовки детей обычно осуждались государствами и международными организациями, например, в Бурунди, Демократической Республике Конго, Либерии, Мьянме и Уганде[9]. В резолюции по проблеме детей во время вооружённых конфликтов, принятой в 1999 г., Совет Безопасности ООН решительно осудил вербовку детей в нарушение международного права[10]. В принятой в 1996 г. резолюции, касающейся печальной судьбы африканских детей в ситуациях вооружённых конфликтов, Совет министров ОАЕ призвал все африканские страны, особенно воюющие стороны в странах, вовлечённых в гражданскую войну, «воздерживаться от вербовки детей»[11].
Международные конференции Красного Креста и Красного Полумесяца в 1986 и в 1995 гг. приняли резолюции, в которых подчёркивается запрет на вербовку детей[12]. План действий на 2000–2003 гг., принятый XXVII Международной конференцией Красного Креста и Красного Полумесяца в 1999 г., требует, чтобы все стороны в вооружённом конфликте обеспечили принятие всех мер, включая уголовные, для прекращения вербовки детей в вооружённые силы или вооружённые группировки[13].
Дополнительные протоколы I и II, Статут Международного уголовного суда и Устав Специального суда по Сьерра-Леоне установили 15 лет в качестве минимального возраста для вербовки в вооружённые силы или вооружённые группы, такой же возраст устанавливается и в Конвенции о правах ребёнка[14]. После ратификации Конвенции о правах ребёнка Колумбия, Нидерланды, Испания и Уругвай выразили своё несогласие с возрастным ограничением (15 лет) для вербовки детей, установленным в Конвенции, и высказались в пользу восемнадцатилетнего минимального возраста[15]. На XXVII Международной конференции Красного Креста и Красного Полумесяца в 1999 г. Канада, Дания, Финляндия, Гвинея, Исландия, Мексика, Мозамбик, Норвегия, ЮАР, Швеция, Швейцария, Таиланд и Уругвай решительно высказались в пользу увеличения минимального возраста для вербовки до 18 лет[16]. На той же самой конференции Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца заявило о том, что будет и впредь прилагать усилия к тому, чтобы в соответствии с Планом действий в интересах детей, затронутых вооружённым конфликтом (CABAC), добиваться утверждения принципа запрета на вербовку детей, не достигших восемнадцатилетнего возраста[17]. Восемнадцать лет – это минимальный возраст, установленный в Конвенции о наихудших формах детского труда[18]. Такое же ограничение было предусмотрено в Африканской хартии прав и благополучия ребёнка и поддержано Советом министров ОАЕ в резолюции, принятой в 1996 г.[19]
В соответствии с Факультативным протоколом к Конвенции о правах ребёнка, касающимся участия детей в вооружённых конфликтах, государства должны обеспечить, чтобы лица, не достигшие 18-летнего возраста, не подлежали обязательному призыву в их вооружённые силы, а вооружённые группы, отличные от вооружённых сил государства, ни при каких обстоятельствах не должны вербовать или использовать в военных действиях лиц, не достигших 18-летнего возраста[20]. Генеральный секретарь ООН объявил о возрастном ограничении для солдат, участвующих в операциях ООН по поддержанию мира, и попросил государства направлять в их национальные контингенты предпочтительно солдат не моложе 21 года и ни в коем случае не моложе 18 лет[21].
Хотя пока ещё нет единообразной практики в отношении минимального возраста для вербовки, существует всё же общее мнение, что он не должен быть ниже 15 лет. Кроме того, Дополнительный протокол I и Конвенция о правах ребёнка требуют, чтобы при вербовке из числа лиц, достигших пятнадцатилетнего возраста, но не достигших восемнадцати лет, предпочтение отдавалось лицам более старшего возраста[22].
[1]Дополнительный протокол I, статья 77 (2) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 4 (3) (с) (принята на основе консенсуса).
[2]Конвенция о правах ребёнка, статья 38 (3); African Charter on the Rights and Welfare of the Child, Article 22(2) (т. II, гл. 39, § 386); Конвенция о наихудших формах детского труда, статьи 1 и 3.
[3]Статут МУС, статья 8 (2)(b)(xxvi) и (e)(vii).
[4]Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 4.
[5]Доклад Генерального секретаря ООН об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне, Док. ООН S/2000/915, 4 октября 2000 г., § 14.
[6]См., например, военные уставы и наставления Германии (т. II, гл. 39, § 399), Испании (там же, § 404), Камеруна (там же, § 395), Кении (там же, § 400), Нигерии (там же, § 403), Нидерландов (там же, § 401), США (там же, § 405) и Франции (там же, § 398).
[7]См., например, военные уставы и наставления Аргентины (там же, § 394), Германии (там же, § 399), Испании (там же, § 404), Камеруна (там же, § 395), Канады (там же, § 396), Кении (там же, § 400), Колумбии (там же, § 397), Нигерии (там же, § 403), Новой Зеландии (там же, § 402) и Франции (там же, § 398).
[8]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 407), Азербайджана (там же, § 408), Бангладеш (там же, § 409), Беларуси (там же, §§410–411), Великобритании (там же, § 432), Германии (там же, § 419), Грузии (там же, § 418), Иордании (там же, § 421), Ирландии (там же, § 420), Испании (там же, § 429), Канады (там же, § 413), Колумбии (там же, §§ 414–415), Конго (там же, § 416), Малави (там же, § 422), Малайзии (там же, § 423), Нидерландов (там же, § 425), Новой Зеландии (там же, § 426), Норвегии (там же, § 427), Украины (там же, § 431) и Филиппин (там же, § 428); см. также проект законодательства Аргентины (там же, § 406), Бурунди (там же, § 412) и Тринидада и Тобаго (там же, § 430).
[9]См., заявления Италии (там же, § 441) и США (там же, § 451); Совет Безопасности ООН, Резолюции 1071, 30 августа 1996 г., § 9, и 1083, 27 ноября 1996 г., § 6; Совет Безопасности ООН, Заявление Председателя, Док. ООН S/PRST/1998/26, 31 августа 1998 г.; UN Commission on Human Rights, Res. 1998/63, 21 April 1998, § 3(d), Res. 1998/75, 22 April 1998, preamble and § 3, and Res. 1998/82, 24 April 1998, § 8.
[10]Совет Безопасности ООН, Резолюция 1261, 25 августа 1999 г., § 2.
[11]OAU, Council of Ministers, Res. 1659 (LXIV) (т. II, гл. 39, § 477).
[12]25th International Conference of the Red Cross, Res. IX (там же, § 481); XXVI Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца, Резолюция 2 (Международный журнал Красного Креста, № 8, 1996 г., с. 60–61).
[13]27th International Conference of the Red Cross and Red Crescent, Res. I (adopted by consensus) (т. II, гл. 39, § 485).
[14]Дополнительный протокол I, статья 77 (2) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 4 (3) (принята на основе консенсуса); Статут МУС, статья 8 (2) (b)(xxvi) и (е)(ун); Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 4; Конвенция о правах ребёнка, статья 38 (3).
[15]Заявления и оговорки, сделанные при ратификации Конвенции о правах ребёнка Испанией (т. II, гл. 39, § 384), Колумбией (там же, § 382), Нидерландами (там же, § 383) и Уругваем (там же, § 385).
[16]Обязательства, принятые на XXVII Международной конференции Красного Креста и Красного Полумесяца Гвинеей (там же, § 439), Данией (там же, § 437), Исландией (там же, § 440), Канадой (там же, § 435), Мексикой (там же, § 442), Мозамбиком (там же, § 443), Норвегией (там же, § 444), Таиландом (там же, § 450), Уругваем (там же, § 453), Финляндией (там же, § 438), Швейцарией (там же, § 448), Швецией (там же, § 447) и ЮАР (там же, § 446).
[17]27th International Conference of the Red Cross and Red Crescent, Res. I (adopted by consensus) (там же, § 485).
[18]Конвенция о наихудших формах детского труда, статьи 2 and 3(a).
[19]African Charter on the Rights and Welfare of the Child, Article 2; OAU, Council of Ministers, Res. 1659 (LXIV) (т. II, гл. 39, § 477).
[20]Факультативный протокол к Конвенции о правах ребёнка, касающийся участия детей в вооружённых конфликтах, статьи 2 и 4.
[21]Доклад Генерального секретаря Совету Безопасности по вопросу о защите гражданских лиц в вооружённых конфликтах, Док. ООН S/1999/957, 8 сентября 1999 г., § 42 и рекомендация 8.
[22]Дополнительный протокол I, статья 77 (2) (принята на основе консенсуса); Конвенция о правах ребёнка, статья 38 (3).