Норма 135. Дети, затронутые вооружённым конфликтом, имеют право на особые уважение и защиту.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 39, раздел В.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Требование предоставить особую защиту детям можно найти во многих положениях Четвёртой Женевской конвенции и в Дополнительном протоколе I[1]. Эти статьи касаются предоставления продовольствия, одежды и укрепляющих средств, а также заботы о детях, которые осиротели или разлучены со своими семьями, обращения в случае лишения свободы и распределения предметов гуманитарной помощи. Дополнительный протокол I содержит и более общее положение: «Дети пользуются особым уважением»[2]. Соответствующие статьи Конвенции о правах ребёнка и Африканской хартии прав и благополучия ребёнка упоминаются ниже.
Многочисленные военные уставы и наставления требуют особого уважения к детям и их защиты[3]. Эта норма излагается и в законодательствах нескольких государств[4]. Она подтверждается также официальными заявлениями и другой практикой[5]. Такая практика включает ссылки на общее требование особого уважения и защиты, которые были сделаны государствами, не являющимися или не являвшимися на соответствующий момент сторонами Дополнительного протокола I[6].
Дополнительный протокол II устанавливает, что «детям обеспечиваются необходимые забота и помощь»[7]. В соответствии с Конвенцией о правах ребёнка государства должны соблюдать и обеспечивать соблюдение норм международного гуманитарного права, касающихся детей, они должны принимать «все возможные меры с целью обеспечения защиты затрагиваемых вооружённым конфликтом детей и ухода за ними»[8]. Аналогичные формулировки можно найти в Африканской хартии прав и благополучия ребёнка[9]. Требование особого уважения к детям и их защиты содержится в других международных документах, также касающихся немеждународных вооружённых конфликтов[10].
Требование уважать и защищать детей во время вооружённого конфликта излагается во многих военных уставах и наставлениях, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[11]. Оно подтверждается и другой практикой, касающейся немеждународных вооружённых конфликтов[12].
Эта норма упоминалась и в нескольких резолюциях Совета Безопасности ООН и Генеральной Ассамблеи ООН как в общем, так и в связи с конкретными конфликтами, такими как в Судане и Сьерра-Леоне[13]. В резолюции, касающейся детей в условиях вооружённого конфликта и принятой в 1999 г., Совет Безопасности ООН призвал стороны в вооружённых конфликтах «принимать реальные меры для сведения к минимуму ущерба, наносимого детям» во время вооружённых конфликтов[14].
Международные конференции Красного Креста и Красного Полумесяца в 1986 и в 1995 гг. приняли резолюции, подчёркивающие, как важно уважать и защищать детей во время вооружённых конфликтов[15]. План действий на 2000–2003 гг., принятый XXVII Международный конференцией Красного Креста и Красного Полумесяца в 1999 г., требует, чтобы все стороны в вооружённых конфликтах принимали эффективные меры по обеспечению того, чтобы «детям предоставлялась особая защита, забота и помощь», на которые они имеют право[16].
Практика указывает, что особые уважение и защита, на которые дети, затронутые вооружённым конфликтом, имеют право, включают, в частности:
защиту от всех форм сексуального насилия (см. также Норму 93);
содержание отдельно от взрослых в случае лишения свободы, если только они не являются членами одной семьи (см. также Норму 20);
доступ к образованию, питанию и услугам здравоохранения (см. также Нормы 55, 118 и 131);
эвакуацию из зоны боев для обеспечения безопасности (см. также Норму129);
воссоединение беспризорных детей с их семьями (см. также Нормы 105 и 131).
Комитет ООН по правам ребёнка напоминал, что важнейшие положения для реализации прав детей, затронутых вооружённым конфликтом, включают: защиту детей в семье; гарантии необходимых ухода и помощи; доступность питания, медицинского обслуживания и образования; запрет на пытки, дурное обращение или невыполнение обязанностей в отношении детей; запрет на смертный приговор; сохранение культурной среды ребёнка; защиту в случае лишения свободы; предоставление гуманитарной помощи и доступ к детям для гуманитарных организаций во время вооружённых конфликтов[17].
В соответствии с Конвенцией о правах ребёнка «ребёнком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребёнку, он не достигает совершеннолетия ранее»[18]. Женевские конвенции и Дополнительные протоколы устанавливают разные возрастные пределы для разных защитных мер в отношении детей, хотя предельный возраст 15 лет встречается наиболее часто[19].
Четвёртая Женевская конвенция предусматривает, что «смертный приговор не может быть вынесен покровительствуемому лицу, имевшему меньше восемнадцати лет в момент совершения правонарушения»[20]. Дополнительный протокол I предусматривает, что «смертный приговор за правонарушение, связанное с вооружённым конфликтом, не приводится в исполнение в отношении лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста в то время, когда это правонарушение было совершено»[21]. Дополнительный протокол II запрещает вынесение смертного приговора детям, не достигшим восемнадцатилетнего возраста в момент совершения правонарушения[22]. Эти нормы содержатся и в целом ряде военных уставов и наставлений[23].
Запрет на вынесение смертного приговора детям, не достигшим восемнадцатилетнего возраста, устанавливается и в Международном пакте о гражданских и политических правах, Американской конвенции о правах человека и в Конвенции о правах ребёнка[24].
[1]Четвёртая Женевская конвенция, статьи 23–24, 38, 50, 76 и 89; Дополнительный протокол I, статья 70 (1) (принята на основе консенсуса).
[2]Дополнительный протокол I, статья 77 (1) (принята на основе консенсуса).
[3]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 39, § 165), Аргентины (там же, §§ 162–163), Бенина (там же, § 166), Великобритании (там же, §§ 191–192), Германии (там же, § 174), Индии (там же, §§ 175–176), »ндонезии (там же, § 177), »спании (там же, § 187), »талии (там же, § 178), Канады (там же, § 167), Кении (там же, § 179), Колумбии (там же, § 168), Мадагаскара (там же, § 180), Марокко (там же, § 181), Нигерии (там же, § 185), Нидерландов (там же, § 182), Никарагуа (там же, § 184), Новой Зеландии (там же, § 183), Сальвадора (там же, §§ 170–171), США (там же, §§ 193–195), Того (там же, § 190), ‘илиппин (там же, § 186), ‘ранции (там же, §§ 172–173), Швейцарии (там же, § 189), Швеции (там же, § 188) и Эквадора (там же, § 169).
[4]См., например, законодательство Азербайджана (там же, § 197), Бангладеш (там же, § 198), Беларуси (там же, § 199), Венесуэлы (там же, § 202), Ирландии (там же, § 200) и Норвегии (там же, § 201); см. также проект законодательства Аргентины (там же, § 196).
[5]См., например, заявления Франции (там же, § 205) и США (там же, § 214), а также практику Индонезии (там же, § 207).
[6]См., например, военные уставы и наставления Индии (там же, § 175), Нигерии (там же, § 185), США (там же, § 195) и Филиппин (там же, § 186), а также заявления Индонезии (там же, § 207) и США (там же, § 214).
[7]Дополнительный протокол II, статья 4 (3) (принята на основе консенсуса).
[8]Конвенция о правах ребёнка, статья 38.
[9]African Charter on the Rights and Welfare of the Child, Article 22 (т. II, гл. 39, § 151).
[10]Memorandum of Understanding on the Application of IHL between Croatia and the SFRY, para. 4 (там же, § 156); Agreement on the Application of IHL between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, para. 2.3 (там же, § 157); Comprehensive Agreement on Respect for Human Rights and IHL in the Philippines, Part III , Article 2(24) (там же, § 158); Бюллетень Генерального секретаря ООН от 6 августа 1999 г., раздел 7.4; Декларация тысячелетия Организации Объединённых Наций, п. 26, утверждена резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи от 8 сентября 2000 г.; EU Charter of Fundamental Rights, Article 24 (т. II, гл. 39, § 161).
[11]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 165), Аргентины (там же § 163), Бенина (там же, § 166), Германии (там же, § 174), Индии (там же, §§ 175–176), Испании (там же, § 187), Италии (там же, § 178), Канады (там же, § 167), Кении (там же, § 179), Колумбии (там же, § 168), Мадагаскара (там же, § 180), Нигерии (там же, § 185), Никарагуа (там же, § 184), Новой Зеландии (там же, § 183), Сальвадора (там же, §§ 170–171), Того (там же, § 190), Филиппин (там же, § 186), Франции (там же, § 173) и Эквадора (там же, § 169).
[12]См., например, практику Ганы (там же, § 206), Колумбии (там же, § 204), Судана (там же, §§ 211–212), Филиппин (там же, § 209) и Шри-Ланки (там же, § 210).
[13]См., например, Совет Безопасности ООН, Резолюции 1181, 13 июля 1998 г., преамбула, 1296, 19 апреля 2000 г., § 9, и 1314, 11 августа 2000 г., §§ 1–16; Генеральная Ассамблея ООН, Резолюции 48/157, 20 декабря 1993 г., § 2, и 55/116, 4 декабря 2000 г., § 3(d).
[14]Совет Безопасности ООН, Резолюция 1261, 25 августа 1999 г., § 8.
[15]25th International Conference of the Red Cross, Res. IX (т. II, гл. 39, § 237); XXVI Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца, Резолюция II (Международный журнал Красного Креста, № 8, январь–февраль 1996 г., с. 63–64).
[16]27th International Conference of the Red Cross and Red Crescent, Res. I (adopted by consensus) (т. II, гл. 39, § 239).
[17]Committee on the Rights of the Child, Report on the Second session, UN Doc. CRC/C/10, 19 October 1992, § 73.
[18]Конвенция о правах ребёнка, статья 1.
[19]18 лет: принуждение работать на оккупированной территории (Четвёртая Женевская конвенция, статья 51), вынесение смертного приговора (Четвёртая Женевская конвенция, статья 68), приведение в исполнение смертного приговора (Дополнительный протокол I, статья 77 (принята на основе консенсуса)), вынесение смертного приговора (Дополнительный протокол II, статья 6 (принята на основе консенсуса)); 15 лет: меры по обеспечению того, чтобы сироты и дети, разлученные со своими семьями, не были предоставлены сами себе (Четвёртая Женевская конвенция, статья 24), такое же благоприятное обращение с иностранцами, как и со своими гражданами (Четвёртая Женевская конвенция, статья 38), преференциальные меры в отношении питания, медицинского ухода и защиты, принятые до оккупации (Четвёртая Женевская конвенция, статья 50), дополнительное питание для интернированных детей в соответствии с их физиологическими потребностями (Четвёртая Женевская конвенция, статья 89), участие в военных действиях и вербовка (Дополнительный протокол I, статья 77 (принята на основе консенсуса) и Дополнительный протокол II, статья 4 (принята на основе консенсуса)); 12 лет: меры, принимаемые для того, чтобы всех детей можно было опознать, – ношение опознавательных дисков или какие-либо другие способы (Четвёртая Женевская конвенция, статья, статья 24).
[20]Четвёртая Женевская конвенция, статья 68, ч. 4.
[21]Дополнительный протокол I, статья 77 (5) (принята на основе консенсуса).
[22]Дополнительный протокол II, статья 6 (4) (принята на основе консенсуса).
[23]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 39, § 357), Аргентины (там же, §§ 355–356), Великобритании (там же, § 363), Канады (там же, § 358), Нидерландов (там же, § 360), Новой Зеландии (там же, § 361), США (там же, § 364) и Швейцарии (там же, § 362).
[24]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 6 (5); Американская конвенция о правах человека, статья 4 (5), Конвенция о правах ребёнка, статья 37 (а).