Норма 134. Особые потребности женщин, затронутых вооружённым конфликтом, в защите, медицинских услугах и помощи должны приниматься во внимание.
Примечание: Международное гуманитарное право предоставляет женщинам такую же защиту, как и мужчинам – независимо от того, являются ли они комбатантами, гражданскими лицами или лицами hors de combat. Поэтому все нормы., изложенные в данном исследовании, применяются равным образом к мужчинам и женщинам без какого-либо различия. Однако, признавая особые потребности и уязвимость женщин, международное гуманитарное право предоставляет им целый ряд дополнительных прав и дополнительную защиту. Рассматриваемая норма определяет некоторые из этих дополнительных прав и положений, касающихся защиты[1].
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 39, раздел А.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Практика, информация о которой была собрана и которая касается особых потребностей женщин, подкрепляется конкретной практикой, относящейся к запрету на сексуальное насилие (см. Норму 99) и обязательству размещать женщин, лишённых свободы, отдельно от мужчин (см. Норму 119). Она должна рассматриваться в свете этих последних и с учётом важного места прав женщин в праве прав человека.
Норма, предписывающая учитывать особые потребности женщин, затронутых вооружённым конфликтом, проистекает из положений каждой из четырёх Женевских конвенций[2]. Первая Женевская конвенция, например, требует, чтобы с женщинами обращались со всем полагающимся им уважением. Дополнительный протокол I предусматривает, что «женщины пользуются особым уважением»[3].
Многочисленные военные уставы и наставления говорят об обязанности принимать во внимание особые потребности женщин, затронутых вооружённым конфликтом[4]. Невыполнение этой обязанности является преступлением в соответствии с законодательством некоторых государств[5]. Это обязательство подтверждается официальными заявлениями[6]. Под влиянием терминологии, используемой в Женевских конвенциях и Дополнительном протоколе I, в этой практике часто применяются формулировки «особая защита» или «особое уважение», на которые имеют право женщины; что касается обращения с женщинами, используется выражение «со всем полагающимся их полу особым уважением» или подобные формулировки. Формулировка, используемая в настоящей норме, а именно, «особые потребности женщин должны приниматься во внимание», основана на значении этих выражений.
Хотя общая статья 3 Женевских конвенций и Дополнительный протокол II не содержат общей нормы, требующей учёта особых потребностей женщин, они делают ссылку на конкретные аспекты этой нормы, требуя уважения к личности и чести каждого, запрещая посягательство на жизнь, здоровье, а также физическое и психическое состояние, запрещая надругательство над человеческим достоинством, что включает оскорбительное и унизительное обращение, изнасилование, принуждение к проституции и любые формы непристойных посягательств, и требуя отдельного размещения женщин и детей во время содержания под стражей[7]. Эти особые нормы указывают на то, что во время немеждународных вооружённых конфликтов участь женщин также является предметом особой озабоченности.
Требование учитывать особые потребности женщин включено в некоторые военные уставы и наставления, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[8]. Нарушение этого обязательства является преступлением в соответствии с законодательствами некоторых государств[9]. Кроме того, требование особого уважения к женщинам содержится в других международных документах, также касающихся немеждународных вооружённых конфликтов[10].
Совет Безопасности ООН, Экономический и социальный совет и Комиссия ООН по правам человека не проводят никакого различия между международными и немеждународными вооружёнными конфликтами в том, что касается защиты женщин во время вооружённых конфликтов[11]. Совет Безопасности ООН, например, призывал уважать особые потребности женщин вообще, а также в связи с конкретными конфликтами, такими как в Афганистане[12]. В резолюции, принятой в 2000 г. по вопросу защиты гражданских лиц во время вооружённых конфликтов, Совет Безопасности ООН выразил серьёзную озабоченность в связи с воздействием, оказываемым «вооружёнными конфликтами на женщин»» и подтвердил «в этой связи важное значение всестороннего учёта их особых потребностей в защите и помощи»[13]. Бюллетень Генерального секретаря ООН о соблюдении силами ООН международного гуманитарного права предусматривает, что «женщины пользуются особой защитой от любого нападения»[14]. Специальный докладчик ООН по вопросу о насилии в отношении женщин, его причинах и последствиях и Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин выразили озабоченность в связи с нарушением прав женщин во время международных и немеждународных вооружённых конфликтов[15]. В 1992 г. Комитет заявил, что гендерное насилие наносит ущерб праву «на равную защиту в соответствии с гуманитарными нормами во время международных или внутренних вооружённых конфликтов» или вообще сводит его на нет[16].
План действий на 2000–2003 гг., принятый XXVII Международной конференцией Красного Креста и Красного Полумесяца в 1999 г., призвал принять «особые меры защиты в интересах женщин и девочек»[17].
Особые потребности женщин могут быть разными в зависимости от ситуации, в которой они оказываются, – дома, в заключении или становятся перемещёнными лицами в результате конфликта, но они должны приниматься во внимание во всех ситуациях. Практика содержит многочисленные ссылки на особую потребность женщин в защите от всех форм сексуального насилия, включая отдельное размещение от мужчин в случае лишения свободы (см. Норму 119). Хотя запрет на сексуальное насилие в равной степени относится к мужчинам и женщинам, на практике женщины гораздо чаще оказываются жертвами сексуального насилия во время вооружённых конфликтов (см. также комментарий к Норме 93).
XXVI Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца указала на другие особые потребности женщин и призвала принять меры, «которые обеспечили бы женщинам – жертвам конфликтов медицинскую, психологическую и социальную помощь»[18]. Аналогичным образом, в 1999 г. в докладе на Генеральной Ассамблее ООН Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин потребовал, чтобы государства обеспечили женщинам «адекватную защиту и услуги здравоохранения, включая лечение при травмах, и консультации, если женщины оказываются в особо трудных обстоятельствах, как, например, в ситуациях вооружённых конфликтов»[19].
Одним конкретным примером внимательного отношения к особым потребностям женщин может послужить требование того, чтобы с беременными женщинами и женщинами с малолетними детьми, в частности, кормящими матерями, обращались с особой заботой. Это требование содержится во многих положениях Четвёртой Женевской конвенции, а также в Дополнительном протоколе I[20]. Эти положения требуют особой заботы о беременных женщинах и матерях с малолетними детьми в том, что касается предоставления им продуктов питания, одежды, медицинской помощи, их эвакуации и перевозки. Такие же требования излагаются во многих военных уставах и наставлениях[21]. Их можно обнаружить и в законодательствах некоторых государств[22].
Дополнительный протокол I предусматривает, что защита и уход, которые необходимы раненым и больным, нужно предоставлять также роженицам и «другим лицам, которые могут нуждаться в данное время в медицинской помощи или уходе, например, беременные женщины»[23]. Таким образом, эти лица имеют права, указанные в главе 34, в том числе право на адекватную медицинскую помощь и приоритет в её получении при наличии медицинских показаний (см. Норму 110).
Дополнительный протокол I требует, чтобы стороны в конфликте стремились в максимально возможной степени избегать вынесения смертного приговора беременным женщинам и матерям с малолетними детьми, которые от них зависят, за преступления, связанные с вооружённым конфликтом. Более того, смертный приговор не приводится в исполнение в отношении таких женщин[24]. Дополнительный протокол II вообще запрещает вынесение смертного приговора беременным женщинам и матерям малолетних детей[25]. Эти нормы содержатся также в некоторых военных уставах и наставлениях[26].
Запрет на исполнение смертного приговора в отношении беременных женщин излагается также в Международном пакте о гражданских и политических правах и в Американской конвенции о правах человека[27].
[1]Подробное исследование воздействия вооружённого конфликта на женщин содержится в работе Шарлотты Линдсей «Женщины и война», МККК, Москва, 2003 г.
[2]Первая Женевская конвенция, статья 12, ч. 4; Вторая Женевская конвенция, статья 12, ч. 4; Третья Женевская конвенция, статья 14, ч. 2; Четвёртая Женевская конвенция, статья 27, ч. 2.
[3]Дополнительный протокол I, статья 76 (1) (принята на основе консенсуса).
[4]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 39, §§ 16–17), Аргентины (там же, § 15), Бенина (там же, § 18), Великобритании (там же, § 37), Индии (там же, § 25), Индонезии (там же, § 26), Испании (там же, § 33), Канады (там же, § 20), Мадагаскара (там же, § 27), Марокко (там же, § 28), Нигерии (там же, § 31), Нидерландов (там же, § 29), Новой Зеландии (там же, § 30), Сальвадора (там же, §§ 22–23), США (там же, §§ 38–40), Того (там же, § 36), Филиппин (там же, § 32), Франции (там же, § 24), Швейцарии (там же, § 35), Швеции (там же, § 34), Эквадора (там же, § 21) и Югославии (там же, § 41).
[5]См., например, законодательство Азербайджана (там же, § 43), Бангладеш (там же, § 44), Венесуэлы (там же, § 47), Ирландии (там же, § 45) и Норвегии (там же, § 46); см. также проект законодательства Аргентины (там же, § 42).
[6]См., например, заявление США (там же, § 50).
[7]Женевские конвенции, статья 3, общая; Дополнительный протокол II, статьи 4–5 (приняты на основе консенсуса).
[8]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 39, § 16), Бенина (там же, § 18), Индии (там же, § 25), Мадагаскара (там же, § 27), Сальвадора (там же, §§ 22–23), Того (там же, § 36), Филиппин (там же, § 32), Эквадора (там же, § 21) и Югославии (там же, § 41).
[9]См., например, законодательство Азербайджана (там же, § 43) и Венесуэлы (там же, § 47); см. также проект законодательства Аргентины (там же, § 42).
[10]См., например, Memorandum of Understanding on the Application of IHL between Croatia and the SFRY, para. 4 (там же, § 12); Agreement on the Application of IHL between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, para. 2.3(2) (там же, § 13).
[11]См., например, Совет Безопасности ООН, Резолюция 1325, 31 октября 2000 г., § 9; ECOSOC, Res. 1998/9, 28 July 1998, § 1; UN Commission on Human Rights, Res. 1998/70, 21 April 1998, §§ 2(b) and 3(a).
[12]См., например, Совет Безопасности ООН, Резолюции 1076, 22 октября 1996 г., преамбула и § 11, 1193, 28 августа 1998 г., § 14, 1214, 8 декабря 1998 г., § 12, 1261, 25 августа 1999 г., § 10, 1333, 19 декабря 2000 г., преамбула, и Заявления Председателя, Док. ООН S/PRST/1998/9, 6 апреля 1998 г.; Док. ООН S/PRST/1998/22, 14 июля 1998 г.; Док. ООН S/PRST/1998/24, 6 августа 1998 г.
[13]Совет Безопасности ООН, Резолюция 1296, 19 апреля 2000 г., § 9.
[14]Бюллетень Генерального секретаря ООН от 6 августа 1999 г., раздел 7.3.
[15]См., например, Комиссия ООН по правам человека, Доклады Специального докладчика по вопросу о насилии в отношении женщин, его причинах и последствиях, Док. ООН E/CN.4/1998/54, 26 января 1998 г., и Док. ООН E/CN.4/2001/73, 23 января 2001 г.; Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин, Доклады Генеральной Ассамблее ООН, Док. ООН A/53/38/Rev.1, 14 мая 1998 г., § 295, Док. ООН A/54/38/Rev.1, 20 августа 1999 г., часть I, §§ 16 и 358 и часть II, § 96, и Док. ООН A/55/38, 17 августа 2000 г., §§ 71 и 72.
[16]Committee on the Elimination of Discrimination against Women, General Recommendation No. 19 (Violence against women), 30 January 1992, § 7(c).
[17]27th International Conference of the Red Cross and Red Crescent, Res. I (adopted by consensus) (т. II, гл. 39, § 67).
[18]XXVI Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца, Резолюция II (Международный журнал Красного Креста, № 8, январь–февраль 1996г., с. 63).
[19]Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин, Доклад Генеральной Ассамблее ООН, Док. ООН A/54/38/Rev.1, 20 августа 1999 г., часть I, §§ 16 и 358 и часть II, § 96.
[20]См. Четвёртая Женевская конвенция, статьи 16–18, 21–23, 38, 50, 89, 91 и 127; Дополнительный протокол I, статья 70 (1) (принята на основе консенсуса) и статья 76 (2) (принята на основе консенсуса).
[21]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 39, § 88), Аргентины (там же, §§ 86–87), Великобритании (там же, §§ 103–104), Германии (там же, § 94), Испании (там же, § 101), Канады (там же, § 90), Кении (там же, § 95), Колумбии (там же, § 91), Мадагаскара (там же, § 96), Нигерии (там же, §§99–100), Нидерландов (там же, § 97), Новой Зеландии (там же, § 98), США (там же, §§ 105–106), Франции (там же, §§ 92–93) и Швейцарии (там же, § 102).
[22]См., например, законодательство Азербайджана (там же, § 107), Бангладеш (там же, § 108), Ирландии (там же, § 109), Норвегии (там же, § 110) и Филиппин (там же, § 111).
[23]Дополнительный протокол I, статья 8(а) (принята на основе консенсуса).
[24]Дополнительный протокол I, статья 76 (3) (принята на основе консенсуса).
[25]Дополнительный протокол II, статья 6 (4) (принята на основе консенсуса).
[26]См., например, военные уставы и наставления Аргентины (т. II, гл. 39, § 124), Испании (там же, § 128), Канады (там же, § 125), Нигерии (там же, § 127) и Новой Зеландии (там же, § 126).
[27]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 6 (5); Американская конвенция о правах человека, статья 4 (5).