Норма 133. Имущественные права перемещенных лиц

Норма 133. Имущественные права перемещённых лиц должны уважаться.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 38, раздел Е.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Особое внимание уделялось вопросу имущественных прав перемещённых лиц во время недавних конфликтов, прежде всего, в контексте конфликтов в бывшей Югославии, а также в Афганистане, Грузии, Колумбии, на Кипре и в Мозамбике. Во всех случаях эта норма была подтверждена, а её нарушения осуждались.
Уважение имущественных прав перемещённых лиц в том, что касается имущества, оставленного ими, подтверждается в целом ряде соглашений[1]. Руководящие принципы по вопросу о перемещении лиц внутри страны устанавливают, что «следует обеспечить защиту от уничтожения, а также от произвольной или противозаконной экспроприации, присвоения или использования имущества и собственности, оставленных перемещёнными внутри страны лицами»[2].
Три региональных договора по правам человека гарантируют соблюдение права собственности при условии соблюдения ограничений, налагаемых законом в интересах общества[3]. Произвольное лишение перемещённых лиц их собственности является нарушением этого права. Например, нарушение права перемещённых лиц на мирное (спокойное) пользование имуществом было установлено Европейским Судом по правам человека в деле «Лойзиду против Турции» в 1996 г. и Палатой по правам человека Комиссии по правам человека Боснии и Герцеговины в деле Турунджича в 2001 г.[4]
В связи с конфликтами в бывшей Югославии в договорах и других международных документах было установлено, что заявления и обязательства в отношении имущественных прав, сделанные или принятые на себя под принуждением, не имеют юридической силы[5]. Это было подтверждено в резолюциях, принятых Советом Безопасности ООН, Генеральной Ассамблеей ООН и Комиссией ООН по правам человека[6]. Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские соглашения, предусматривает, что «все беженцы и перемещённые лица ... имеют право на возвращение им собственности, которой они были лишены в ходе военных действий, начиная с 1991 г., и на возмещение, если какое-либо имущество не может быть им возвращено»[7]. После осуждения невыполнения этого положения, в частности, со стороны Комиссии ООН по правам человека в 1996 г. Федерация Боснии и Герцеговины и Республики Сербска приняли новые законы, гарантирующие имущественные права перемещённых лиц[8].
В соответствии с Соглашением о беженцах и перемещённых лицах, входящим в Дейтонские соглашения, была создана независимая Комиссия для рассмотрения претензий беженцев и перемещённых лиц, касающихся недвижимого имущества, которая «получает на рассмотрение и выносит решения по любым заявлениям в отношении недвижимой собственности в Боснии и Герцеговине в тех случаях, когда такая собственность не была добровольно продана или иным образом передана после 1 апреля 1992 г. и когда заявитель не осуществляет сейчас права владения этой собственностью»[9]. Аналогичная комиссия была учреждена после конфликта в Косово. Имплементация Хорватией Соглашения о беженцах и перемещённых лицах, входящего в Дейтонские соглашения, также подвергалась критике. В частности, в резолюции, принятой в 1995 г., Совет Безопасности ООН призвал Хорватию «отменить все ограничения в отношении сроков возвращения беженцев в Хорватию для истребования своего имущества»[10]. В последующем письме Хорватия информировала Председателя Комиссии ООН по правам человека о том, что в законодательство, регулирующее имущественные права беженцев и перемещённых лиц, были внесены поправки, и ограничения по времени, касающиеся возвращения лиц, которые оставили свою собственность, были сняты[11].
Закон Колумбии о лицах, перемещённых внутри страны, признаёт, что перемещённые лица имеют право на владение собственностью, оставленной ими ранее[12]. В 1996 г. Конституционный суд страны принял такое же решение[13].
Следует отметить, что кроме конкретных законов и процедур, призванных обеспечить уважение имущественных прав перемещённых лиц, законодательство большинства, если не всех, стран мира гарантирует ту или иную форму защиты от произвольного или незаконного захвата собственности, что, как представляется, составляет общий принцип права. Следовательно, защита имущественных прав должна осуществляться через действующую национальную судебную систему, основанную на внутригосударственном праве.
Нарушения этой нормы подвергались осуждению, в частности, со стороны Совета Безопасности ООН в случае Хорватии и со стороны Комиссии ООН по правам человека в случае Боснии и Герцеговины[14]. Комиссия по правам человека осудила нарушения имущественных прав перемещённых лиц, поскольку они «подрывают принцип права на возвращение»[15]. Это подчёркивалось и Подкомиссией ООН по правам человека в резолюции, принятой в 1998 г., по вопросу о возвращении жилья и имущества при возвращении беженцев и лиц, перемещённых внутри страны[16]. Тот факт, что нарушения имущественных прав могут помешать осуществлению права на возвращение (см. Норму 132), также подтверждает обычный характер этой нормы.
[1]General Peace Agreement for Mozambique, Protocol III, Section IV, § (e) (там же, § 961); Afghan Peace Accord, para. 6 (там же, § 962); Quadripartite Agreement on Georgian Refugees and Internally Displaced Persons, para. 3(g) (там же, § 957); Agreement on the Normalisation of Relations between Croatia and the FRY, Article 7 (там же, § 963); Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статья I(1).
[2]Руководящие принципы по вопросу о перемещении лиц внутри страны, принцип 21(3).
[3]Протокол 1 к Европейской конвенции о правах человека, статья 1; Американская конвенция о правах человека, статья 21(1); Африканская хартия прав человека и народов, статья 14.
[4]European Court of Human Rights, Loizidou v. Turkey, Judgement (Merits), 18 December 1996, § 64; Bosnia and Нerzegovina, Commission on Human Rights (Human Rights Chamber), Turundžić case (т. II, гл. 38, § 967).
[5]См., например, Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статья XII(3); Recommendation on the Tragic Situation of Civilians in Bosnia and Herzegovina, para. 4(c) (т. II, гл. 38, § 937); Joint Declaration by the Presidents of the FRY and Croatia (September 1992), para. 6 (там же, § 938).
[6]См., например, Совет Безопасности ООН, Резолюции 779, 6 октября 1992 г., § 5, 820 А, 17 апреля 1993 г., § 7, 941, 23 сентября 1994 г., § 3, 947, 30 сентября 1994 г., § 8; Генеральная Ассамблея ООН, Резолюции 48/153, 20 декабря 1993 г., § 13, 49/10, 3 ноября 1994 г., § 8, 49/196, 23 декабря 1994 г., § 13, 50/193, 22 декабря 1995 г., § 12, и 55/24, 14 ноября 2000 г., § 19; UN Commission on Human Rights, Res. 1992/S–2/1, 1 December 1992, § 4; Res. 1994/72, 9 March 1994, § 8; Res. 1994/75, 9 March 1994, § 5; Res. 1995/89, 8 March 1995, § 8.
[7]Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статья 1(1).
[8]См. UN Commission on Human Rights, Res. 1996/71, 23 April 1996, preamble and §3(b); Bosnia and Herzegovina, Federation, Law on Sale of Apartments with Occupancy Rights (т. II, гл. 38, § 920), Law on Cessation of the Application of the Law on Temporary Abandoned Real Property Owned by Citizens (там же, § 920) and Law on the Cessation of the Application of the Law on Abandoned Apartments (там же, § 920); Bosnia and Herzegovina, Republika Srpska, Law on the Cessation of the Application of the Law on the Use of Abandoned Property (там же, § 921).
[9]Соглашение о беженцах и перемещённых лицах, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статьи VII and XI.
[10]Совет Безопасности ООН, Резолюция 1019, 9 ноября 1995 г., § 7.
[11]Croatia, Letter to the Chairman of the UN Commission on Human Rights (т. II, гл. 38, § 969).
[12]Colombia, Law on Internally Displaced Persons (там же, § 922).
[13]Colombia, Constitutional Court, Constitutional Case No. C-092 (там же, § 923).
[14]Совет Безопасности ООН, Заявления Председателя Док. ООН S/PRST/1996/8, 23 февраля 1996 г., с. 2, и Док. ООН S/PRST/1996/48, 20 декабря 1996 г., с. 1-2; UN Commission on Human Rights, Res. 1996/71, 23 April 1996, § 3(b), and Res. 1998/26, 22 August 1998, § 3.
[15]UN Commission on Human Rights, Res. 1996/71, 23 April 1996, § 3(b).
[16]UN Sub-Commission on Human Rights, Res. 1998/26, 22 August 1998, § 3.