Примечание: В данной главе рассматривается вопрос принудительного перемещения гражданских лиц по причинам, связанным с вооружённым конфликтом, как в пределах одного государства, так и за пределы национальных границ. Таким образом, она касается обращения как с лицами, перемещёнными внутри страны, так и с лицами, которые пересекли государственную границу (с беженцами). Единственным исключением служит Норма 100, которая касается как принудительного, так и непринудительного перемещения населения на оккупированной территории.
Норма 129.A. Стороны в международном вооружённом конфликте не могут полностью или частично депортировать или насильственно перемещать гражданское население оккупированной территории, если этого не требуется в силу необходимости обеспечить безопасность соответствующих гражданских лиц или в силу настоятельных причин военного характера.B. Стороны в немеждународном вооружённом конфликте не могут отдавать приказ о перемещении всего или части гражданского населения по причинам, связанным с конфликтом, если этого не требуется в силу необходимости обеспечить безопасность соответствующих гражданских лиц или в силу настоятельных причин военного характера.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 38, раздел А.
Практикой государств эти нормы устанавливаются в качестве норм обычного международного права, применяемых в международных (А) и немеждународных (В) вооружённых конфликтах соответственно.
Запрет на депортацию или перемещение гражданских лиц формулировался ещё в Кодексе Либера, который предусматривает, что «частные граждане ... не перемещаются в более отдалённые районы»[1]. В соответствии с Уставом Международного Военного Трибунала (Нюрнберг), «увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории» составляет военное преступление[2]. Запрет на перемещение или депортацию гражданских лиц излагается в Четвёртой Женевской конвенции[3]. Кроме того, в соответствии с Четвёртой Женевской конвенцией и Дополнительным протоколом I, серьёзным нарушением этих документов является депортация или перемещение гражданского населения оккупированной территории, если этого не требуется в силу необходимости обеспечить безопасность соответствующих гражданских лиц или в силу настоятельных причин военного характера[4]. В соответствии со Статутом Международного уголовного суда, «депортация или перемещение [оккупирующей державой] населения оккупируемой территории или отдельных частей его в пределах или за пределы этой территории» является военным преступлением во время международных вооружённых конфликтов[5].
Многие военные уставы и наставления содержат запрет на незаконную депортацию или перемещение гражданских лиц оккупированной территории[6]. В соответствии с законодательством многих государств депортация или перемещение является преступлением[7]. Существует прецедентное право, касающееся Второй мировой войны, подтверждающее этот запрет[8]. Он подтверждается и официальными заявлениями и многочисленными резолюциями, принятыми международными организациями и международными конференциями, в которых, в частности, осуждаются все случаи депортации или перемещения[9].
Верховный суд Израиля, однако, неоднократно заявлял, что статья 49 Четвёртой Женевской конвенции не предназначена для того, чтобы её применять в отношении депортации отдельных лиц по причинам, связанным с необходимостью обеспечить общественный порядок и безопасность[10], или что статья 49 не является частью обычного международного права и поэтому депортация отдельных граждан не противоречит внутреннему законодательству Израиля[11].
Запрет на перемещение гражданского населения во время немеждународных вооружённых конфликтов устанавливается в Дополнительном протоколе II[12]. В соответствии со Статутом Международного уголовного суда, «отдача распоряжений о перемещении гражданского населения по причинам, связанным с конфликтом, если только этого не требуют соображения безопасности соответствующего гражданского населения или настоятельная необходимость военного характера», является военным преступлением во время конфликтов немеждународного характера[13]. Эта норма содержится в других международных документах, также касающихся немеждународных вооружённых конфликтов[14]. Следует также отметить, что в соответствии с Уставами Международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии и по Руанде и Статутом Международного уголовного суда депортация или перемещение гражданского населения является преступлением против человечности[15].
Норма, запрещающая принудительное перемещение гражданского населения, содержится и в целом ряде военных уставов и наставлений, которые применимы или применялись во время вооружённых конфликтов немеждународного характера[16]. Законодательство многих стран считает преступлением нарушение этой нормы[17]. Данный запрет подтверждается и официальными заявлениями и отражённой в отчётах практикой в условиях немеждународных вооружённых конфликтов[18].
В резолюции об основных принципах защиты гражданского населения во время вооружённых конфликтов, принятой в 1970 г., Генеральная Ассамблея заявила, что «гражданское население или отдельные гражданские лица не должны быть объектом ... принудительного перемещения»[19]. В резолюции, касающейся защиты женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооружённых конфликтов, принятой в 1974 г., Генеральная Ассамблея ООН заявила, что «насильственное изгнание с мест жительства, совершаемое воюющими сторонами в ходе военных операций или на оккупированных территориях», считается преступным[20]. Совет Безопасности ООН, Генеральная Ассамблея ООН и Комиссия ООН по правам человека выступали с осуждением случаев принудительного перемещения населения во время международных вооружённых конфликтов, но также и во время вооружённых конфликтов немеждународного характера, например, во время конфликтов в Боснии и Герцеговине, Бурунди и Судане[21].
XXVI Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца приняла две резолюции, в которых подчёркивается запрет на принудительное перемещение гражданского населения[22]. МККК обращался с призывом к сторонам как в международных, так и в немеждународных вооружённых конфликтах соблюдать эту норму[23].
Как во время международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов практика государств устанавливает исключение из запрета на перемещение населения в случаях, когда безопасность соответствующего населения или настоятельные причины военного характера (например, вывод населения из зоны боев) требуют эвакуации на время действия таких причин. Это исключение устанавливается в Четвёртой
Женевской конвенции и в Дополнительном протоколе II[24]. Возможность эвакуации предусматривается и в многочисленных военных уставах и наставлениях[25]. О ней говорится в законодательствах многих государств[26].
Руководящие принципы по вопросу о перемещении лиц внутри страны запрещают «произвольное» перемещение лиц, что включает перемещение в ситуациях вооружённого конфликта, «если необходимость в этом не вызывается требованиями обеспечения безопасности затрагиваемых гражданских лиц или настоятельными причинами военного характера»[27]. Исключение, связанное с «настоятельными причинами военного характера», ни в коем случае не означает выдворения гражданских лиц в целях их преследования[28].
Четвёртая Женевская конвенция затем указывает, что эвакуация не может быть перемещением за пределы оккупированной территории «за исключением случаев, когда [избежать этого] практически невозможно»[29]. В отношении немеждународных вооружённых конфликтов Дополнительный протокол II указывает, что эвакуации никогда не могут осуществляться за пределы национальной территории[30].
В практике государств особое внимание уделяется обязанности сторон в конфликте принимать меры с целью предотвратить перемещение, вызываемое их действиями, по крайней мере, теми действиями, которые запрещены как таковые (например, терроризирование гражданского населения или осуществление неизбирательных нападений). Как указывается в Руководящих принципах по вопросу о перемещении лиц внутри страны:
«Все органы власти и международные организации обязаны при любых обстоятельствах выполнять и обеспечивать выполнение своих обязательств по международному праву, включая правозащитное право и гуманитарное право, с тем чтобы предотвращать и избегать возникновения ситуаций, которые могут привести к перемещениям лиц»[31].
Цель этнических чисток заключается в том, чтобы изменить демографический состав населения какой-либо территории. Этого можно достичь не только перемещением гражданского населения территории, но также и действиями, которые запрещены как таковые, например, нападения на гражданское население (см. Норму 1), убийство (см. Норму 89), изнасилование и другие формы сексуального насилия (см. Норму 93). Такие действия запрещены независимо от характера конфликта и осуждались международным сообществом.
[1]Lieber Code, Article 23 (т. II, гл. 38, § 20).
[2]Устав Нюрнбергского трибунала, статья 6 (b)
[3]Четвёртая Женевская конвенция, статья 49, ч. 1.
[4]Четвёртая Женевская конвенция, статья 147; Дополнительный протокол I, статья 85 (4) (а) (принята на основе консенсуса).
[5]Статут МУС, статья 8 (2)(b)(viii).
[6]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 38, §§ 41–42), Аргентины (там же, §§ 39–40), Великобритании (там же, § 61), Венгрии (там же, § 51), Германии (там же, § 50), Испании (там же, § 58), Италии (там же, § 52), Канады (там же, § 43), Колумбии (там же, § 44), Нигерии (там же, § 55), Нидерландов (там же, § 53), Новой Зеландии (там же, § 54), США (там же, §§ 62–64), Филиппин (там же, § 56), Франции (там же, §§ 47–49), Хорватии (там же, § 45), Швейцарии (там же, § 60), Швеции (там же, § 59), Эквадора (там же, § 46) и ЮАР (там же, § 57).
[7]См. там же, §§ 65–156.
[8]См., например, China, War Crimes Military Tribunal of the Ministry of National Defence, Takashi Sakai case (там же, § 159); France, General Tribunal at Rastadt of the Military Government for the French Zone of Occupation in Germany, Roechling case (там же, § 157); Israel, District Court of Jerusalem, Eichmann case (там же, § 161); Netherlands, Special Court of Cassation, Timmermann case (там же, § 166); Poland, Supreme National Tribunal of Poland at Poznan, Greiser case (там же, § 157); United States, Military Tribunal at Nuremberg, Krauch (I.G. Farben Trial) case, Krupp case, Milch case, List (Hostages Trial) case (там же, § 157) and Von Leeb (The High Command Trial) case (там же., § 157).
[9]См., например, заявления США (там же, § 188–190) и Швейцарии (там же, § 186); Генеральная Ассамблея ООН, Резолюции 2675 (XXV), 9 декабря 1970 г., § 7, 3318 (XXIX), 14 декабря 1974 г., § 5, 36/147 D, 14 декабря 1974 г., § 5, 37/88 D, 9 декабря 1982 г., § 1, 38/79 E, 15 декабря 1983 г., § 1, 39/95 E, 14 декабря 1984 г., § 1, 40/161 E, 16 декабря 1985 г., § 2, 36/147 C, 16 декабря 1981 г., § 7(c), 37/88 C, 9 декабря 1982 г., § 7(d), 38/79 D, 15 декабря 1983 г., § 7(d), 39/95 D, 14 декабря 1984 г., § 7(e), и 40/161 D, 16 декабря 1985 г., § 8(e); League of Arab States, Council, Res. 4430 (т. II, гл. 38, § 223), Res. 5169 (там же, § 224) and Res. 5324 (там же, § 225); 25th International Conference of the Red Cross, Res. I (там же, § 226).
[10]См., например, Israel, High Court, Abu-Awad, case (там же, § 162) и Affo and Others case (там же, § 165).
[11]См., например, Israel, High Court, Kawasme and Others case (там же, § 163) and Nazal and Others case (там же, § 164); см. также Yoram Dinstein, «The Israeli Supreme Court and the Law of Belligerent Occupation: Deportations», Israel Yearbook on Human Rights, Vol. 23, 1993, pp. 1–26.
[12]Дополнительный протокол II, статья 17 (принята на основе консенсуса).
[13]Статут МУС, статья 8 (2)(c)(viii).
[14]См., например, Agreement on the Application of International Humanitarian Law between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, para. 2.3. (т. II, гл. 38, § 28); Comprehensive Agreement of Respect for Human Rights and International Humanitarian Law in the Philippines, Part IV, Article 3 (7) (там же, § 35).
[15]Устав МУТЮ, статья 5 (d); Устав МУТР, статья 3 (d); Статут МУС, статья 7 (1)(d).
[16]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 38, §§ 41—42), Венгрии (там же, § 51), Германии (там же, § 50), Испании (там же, § 58), Италии (там же, § 52), Канады (там же, § 43), Колумбии (там же, § 44), Нидерландов (там же, § 53), Новой Зеландии (там же, § 54), Филиппин (там же, § 56), Франции (там же, § 49), Хорватии (там же, § 45), Эквадора (там же, § 46) и ЮАР (там же, § 57).
[17]См., например, законодательства Австралии (там же, §§ 67 и 69), Азербайджана (там же, § 70), Армении (там же, § 66), Беларуси (там же, § 73), Бельгии (там же, § 74), Боснии и Герцеговины (там же, § 75), Великобритании (там же, § 148), Германии (там же, § 100), Грузии (там же, § 99), Испании (там же, § 141), Казахстана (там же, § 108), Камбоджи (там же, § 79), Канады (там же, § 81), Колумбии (там же, §§ 83–84), Конго (там же, § 86), Латвии (там же, § 110), Молдовы (там же, § 120), Нигера (там же, § 127), Нидерландов (там же, § 121), Никарагуа (там же, § 125), Новой Зеландии (там же, § 123), Парагвая (там же, § 131), Польши (там же, § 133), Португалии (там же, § 134), России (Уголовный кодекс Российской Федерации, 1996 г., статья 356(1), см также статью 357 (насильственное перемещение детей в рамках осуществляемого геноцида), Сальвадора (т. II, гл. 38, § 93), Словении (там же, § 140), Таджикистана (там же, § 143), Узбекистана (там же, § 152), Украины (там же, § 146), Финляндии (там же, § 97), Хорватии (там же, § 89), Эстонии (там же, § 95), Эфиопии (там же, § 96) и Югославии (там же, § 154); см также законодательства Болгарии (там же, § 77), Венгрии (там же, § 101), Румынии (там же, § 135), Словакии (там же, § 139) и Чешской Республики (там же, § 92), применение которых не исключается и во время вооруженных конфликтов немеждународного характера, а также проекты законодательства Аргентины (там же, § 65), Бурунди (там же, § 78), Иордании (там же, § 107), Никарагуа (там же, § 126), Сальвадора (там же, § 93) и Тринидада и Тобаго (там же, § 144).
[18]См., например, заявления Афганистана (там же, § 168), Ботсваны (там же, § 169), Великобритании (там же, § 187), Испании (там же, § 185), Нигерии (там же, § 181), Нидерландов (там же, §§ 177–178), Новой Зеландии (там же, § 180), России (там же, § 183), США (там же, § 190) и Японии (там же, § 175), а также практику Иордании (там же, § 176) и США (там же, § 191), отражённую в отчётах.
[19]Генеральная Ассамблея ООН, Резолюция 2675 (XXV), 9 декабря 1970 г., § 7 (принята 109 голосами при отсутствии голосов «против» и 8 воздержавшихся).
[20]Генеральная Ассамблея ООН, Резолюция 3318 (XXIX), 14 декабря 1974 г., § 5 (принята 110 голосами при отсутствии голосов «против» и 14 воздержавшихся).
[21]См., например, Совет Безопасности ООН, Резолюции 752, 15 мая 1992 г., § 6, и 819, 16 апреля 1993 г., преамбула; Совет Безопасности ООН, Заявление Председателя, Док. ООН S/PRST/1995/32, 14 июля 1995 г., с. 1, Генеральная Ассамблея ООН, Резолюция 55/116, 4 декабря 2000 г., § 2(ii), UN Commission on Human Rights, Res. 1995/77, 8 March 1995, preamble, and Res. 1996/73, 23 April 1996, § 15.
[22]XXVI Международная конференция Красного Креста, Резолюция II и Резолюция IV (Международный журнал Красного Креста, № 8, январь-февраль 1996 г., с. 60 и с. 69)
[23]См., например, ICRC, Memorandum on the Applicability of International Humanitarian Law (т. II, гл. 38, § 237) and Memorandum on Respect for International Humanitarian Law in Angola (там же, § 240).
[24]Четвёртая Женевская конвенция, статья 49, ч. 2; Дополнительный протокол II, статья 17 (1) (принята на основе консенсуса).
[25]См., например, военные уставы и наставления Аргентины (т. II, гл. 38, §§ 250–251), Великобритании (там же, §§ 270–271), Венгрии (там же, § 259), Германии (там же, § 258), Доминиканской Республики (там же, § 256), Израиля (там же, § 260), Испании (там же, § 267), Италии (там же, § 261), Камеруна (там же, § 253), Канады (там же, § 254), Кении (там же, § 262), Нидерландов (там же, § 264), Новой Зеландии (там же, § 265), США (там же, §§ 272–274), Франции (там же, § 257), Филиппин (там же, § 266), Хорватии (там же, § 255), Швейцарии (там же, § 269) и Швеции (там же, § 268).
[26]См., например, законодательство Австралии (там же, § 276), Азербайджана (там же, § 277), Аргентины (там же, § 275), Великобритании (там же, § 288), Ирландии (там же, § 281), Канады (там же, § 278), Конго (там же, § 279), Кубы (там же, § 280), Нидерландов (там же, § 282), Новой Зеландии (там же, § 283), Норвегии (там же, § 284) и Руанды (там же, § 286); см. также проект законодательства Тринидада и Тобаго (там же, § 287).
[27]Руководящие принципы по вопросу о перемещении лиц внутри страны, принцип 6(2).
[28]См., например, Четвёртая Женевская конвенция, статья 45, ч. 4.
[29]Четвёртая Женевская конвенция, статья 49.
[30]Дополнительный протокол II, статья 17 (2) (принята на основе консенсуса).
[31]Руководящие принципы по вопросу о перемещении лиц внутри страны, принцип 5.