Норма 128. Освобождение и репатриация лиц, лишенных свободы

Норма 128.A. Военнопленные должны быть незамедлительно освобождены и репатриированы после окончания активных военных действий.B. Гражданские интернированные лица должны быть освобождены сразу же, как только прекратится действие причин, обусловивших его интернирование, но самое позднее в кратчайшие по возможности сроки после окончания активных военных действий.C. Лица, лишённые свободы по причинам, связанным с вооружённым конфликтом немеждународного характера, должны быть освобождены сразу же, как только прекратится действие причин, обусловивших лишение свободы.Лишение свободы лиц, указанных выше, может продолжаться, если в их отношении ведутся уголовно-процессуальные действия или если они отбывают срок наказания в соответствии с приговором, вынесенным законным образом.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 37, раздел K.
Практикой государств эти нормы устанавливаются в качестве норм обычного международного права, применяемых во время международных (А и В) и немеждународных (С) вооружённых конфликтов соответственно. Отказ освободить задержанных, когда прекратилось действие причин для их задержания, будет нарушением запрета на произвольное задержание (см. Норму 99) и, кроме того, может быть приравнено к захвату заложников (Норма 96).
Гаагское положение предусматривает обязанность репатриировать военнопленных в кратчайшие по возможности сроки после заключения мира[1]. Третья Женевская конвенция требует освободить и репатриировать военнопленных незамедлительно после прекращения активных военных действий[2].
В соответствии со статьёй 132 Четвёртой Женевской конвенции каждый интернированный должен быть освобожден сразу же, как только прекратится действие причин для интернирования, а статья 133 предусматривает, что в любом случае интернирование должно прекратиться как можно скорее после окончания военных действий. Статья 132 предлагает сторонам в конфликте заключать во время военных действий соглашения об освобождении, репатриации, возвращении на место проживания или размещении в нейтральной стране определённых групп интернированных лиц, у которых имеются особые потребности (детей, беременных женщин и матерей с младенцами и маленькими детьми, раненых и больных, а также интернированных, пробывших долгое время в местах интернирования)[3].
«Неоправданная задержка репатриации военнопленных или гражданских лиц» является серьёзным нарушением Дополнительного протокола I[4].
Важное обязательство по незамедлительной репатриации пленных после окончания активных военных действий признаётся в целом ряде других договоров[5].
Многочисленные военные уставы и наставления указывают на обязанность репатриировать пленных после окончания (активных) военных действий[6]. Неоправданная задержка репатриации пленных является преступлением в соответствии с законодательствами многих государств[7]. Эта норма, подтверждается и отражённой в отчётах практикой[8]. Она была многократно подтверждена ООН и другими международными организациями[9] .
Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца неоднократно призывала к соблюдению этой нормы. В Плане действий на 2000–2003 гг., принятом на XXVII Международной конференции в 1999 г., например, содержится призыв ко всем сторонам в вооружённом конфликте обеспечить
«освобождение и репатриацию военнопленных сразу же после прекращения активных военных действий, если в отношении них не ведется судебного процесса; строго соблюдать запрет на взятие заложников; не задерживать освобождение пленных и интернированных лиц с целью торговли, что запрещается Женевскими конвенциями»[10].
Практика, устанавливающая обычный характер этой нормы в немеждународных вооружённых конфликтах, состоит из многочисленных соглашений, заключённых, например, в контексте конфликтов в Афганистане, Анголе, Боснии и Герцеговине, Камбодже, Чечне, Сальвадоре, Либерии, Мозамбике и Руанде[11]. Соглашения Эскипулас II предусматривают освобождение «нерегулярными силами соответствующей страны» всех лиц, находящихся в их власти, одновременно с принятием законов об амнистии»[12].
Неоправданная задержка возвращения домой лиц, задержанных в связи с немеждународным вооружённым конфликтом, является преступлением в соответствии с законодательствами некоторых государств[13].
Эта норма подтверждается официальными заявлениями и другой практикой, которые положительно оценивают освобождение задержанных, требуют освобождения других лиц или осуждают стороны, которые не содействуют такому освобождению[14]. Есть сообщения об освобождении лиц, задержанных в связи с немеждународными вооружёнными конфликтами, например, в Колумбии, Нигерии и Руанде[15].
Организация Объединённых Наций и другие международные организации неоднократно подчёркивали, как важно освободить лиц, удерживаемых в связи с немеждународными вооружёнными конфликтами, например, в Афганистане, Анголе, Боснии и Герцеговине, Чечне и Таджикистане[16]. Вооружённые оппозиционные группировки также заявляли о том, что они хотят соблюдать эту норму, иногда лишь в силу того, что не могли содержать пленных в безопасности[17].
Как становится очевидным из формулировки нормы, она не применяется в отношении лиц, против которых ведётся судебный процесс, и лиц, осуждённых на законных основаниях и отбывающих наказание в связи с вооружённым конфликтом. Это отражено в целом ряде соглашений[18]. Поэтому лица, осуждённые на законных основаниях по причинами, связанным с вооружённым конфликтом, и отбывающие наказание в соответствии с приговором, могут оставаться в заключении после окончания военных действий, однако их дела следует рассмотреть в свете амнистии, если они не приговорены за совершение военного преступления (см. Норму 159).
В соответствии с Четвёртой Женевской конвенцией, ни одно лицо, находящееся под защитой, не может быть переведено в страну, «в которой оно могло бы опасаться преследований в связи со своими политическими или религиозными убеждениями»[19]. Хотя Третья Женевская конвенция не содержит аналогичного положения, практика, имевшая место после 1949 г., свидетельствует о том, что во всех случаях репатриации, где МККК играл роль нейтрального посредника, стороны в конфликте как международного, так и немежлуна.ролного характера соглашались с условиями участия МККК в этой процедуре, в том числе и с тем, что МККК может до репатриации (или освобождения в случае немеждународного вооружённого конфликта) установить в ходе беседы с соответствующими лицами без свидетелей, хотят ли они быть репатриированы (или освобождены)[20].
Практика свидетельствует о том, что освобождение часто осуществляется в соответствии с соглашением, заключаемым после окончания конфликта и основанным на двустороннем обмене[21]. Каждая стадия процесса освобождения почти всегда связана с участием нейтрального посредника, обычно МККК, начиная с переговоров об освобождении до наблюдения за самим освобождением или даже организацией приёма бывших заключённых после освобождения. Практика указывает на важность того, чтобы стороны, участвующие в таком обмене, добросовестно сотрудничали с МККК или другими посредниками[22]. Сообщения о подобной практике поступили из Анголы[23], Колумбии[24], Сальвадора[25], Руанды[26], Сомали[27] и Судана[28]. Совет Безопасности ООН, Комиссия ООН по правам человека, а также Парламентская ассамблея Совета Европы призывали стороны в конфликтах сотрудничать с МККК при освобождении задержанных[29].
Практика говорит о том, что ответственность бывшей удерживающей державы не заканчивается в момент освобождения, поскольку необходимо обеспечить безопасность освобожденных лиц во время их возвращения и предоставить им пропитание на период переезда. Третья Женевская конвенция требует, чтобы репатриация военнопленных происходила в таких же гуманных условиях, что и их перемещение[30]. Дополнительный протокол II предусматривает, что «если принимается решение об освобождении лиц, лишённых свободы, те, кто принимает такое решение, предпринимают необходимые меры для обеспечения безопасности этих лиц»[31]. Это последнее требование излагается в Соглашении между Хорватией и СФРЮ об обмене пленными (март 1992 г.)[32], в многочисленных военных уставах и наставлениях, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[33], в национальных законодательствах, где предусмотрено наказание за нарушение Дополнительного протокола II[34], и в заявлениях председателя Совета Безопасности ООН[35].
В отношении значения выражения «по прекращении военных действий» в статье 118 Третьей Женевской конвенции военный устав Германии указывает, что не требуется ни официального мирного соглашения, ни заключения мирного договора[36].
N.B. Непосредственная репатриация и размещение в нейтральных странах военнопленных, имеющих особые потребности, регулируются статьями 109–117 Третьей Женевской конвенции[37]. Обязательства, изложенные в этих положениях, не зависят от нормы, требующей освобождения и репатриации пленных по прекращении военных действий.
[1]Гаагское положение, статья 20.
[2]Третья Женевская конвенция, статья 118.
[3]Четвёртая Женевская конвенция, статьи 132 и 133.
[4]Дополнительный протокол I, статья 85 (4) (b) (принята на основе консенсуса).
[5]Panmunjom Armistice Agreement, Article III(51)(a) (т. II, гл. 37, § 611); Protocol to the Agreement on Ending the War and Restoring Peace in Viet-Nam concerning the Return of Captured Military Personnel and Foreign Civilians and Captured and Detained Vietnamese Civilian Personnel, Articles 4 and 6 (там же, § 613); Agreement on Repatriation of Detainees between Bangladesh, India and Pakistan (там же, § 614); СНГ, Соглашение о первоочередных мерах по защите жертв вооружённых конфликтов от 24 сентября 1993 г., 93. статья 4; Соглашение о военных аспектах мирного урегулирования, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статья IX; Peace Agreement between Ethiopia and Eritrea, Article 2(1) and (2) (т. II, гл. 37, § 620).
[6]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 640), Аргентины (там же, §§ 638—639), Великобритании (там же, §§ 658—659), Венгрии (там же, § 647), Германии (там же, § 646), Израиля (там же, § 648), Испании (там же, § 636), Италии (там же, § 649), Камеруна (там же, § 642), Канады (там же, § 641), Колумбии (там же, § 643), Мадагаскара (там же, § 650), Нигерии (там же, § 654), Нидерландов (там же, § 651), Новой Зеландии (там же, § 653), США (там же, §§ 660—661), Франции (там же, § 645), Хорватии (там же, § 644), Швейцарии (там же, § 657) и ЮАР (там же, § 655).
[7]См., например, законодательства Австралии (там же, §§ 664—665), Азербайджана (там же, § 666), Армении (там же, § 663), Бангладеш (там же, § 667), Беларуси (там же, § 668), Бельгии (там же, § 669), Боснии и Герцеговины (там же, § 670), Великобритании (там же, § 695), Венгрии (там же, § 680), Германии (там же, § 679), Грузии (там же, § 678), Зимбабве (там же, § 697), Ирландии (там же, § 681), Испании (там же, § 693), Кипра (там же, § 674), Канады (там же, § 671), Литвы (там же, § 684), Молдовы (там же, § 685), Нигера (там же, § 689), Нидерландов (там же, § 686), Новой Зеландии (там же, § 687), Норвегии (там же, § 690), Островов Кука (там же, § 672), Словакии (там же, § 691), Словении (там же, § 692), Таджикистана (там же, § 694), Хорватии (там же, § 673), Чешской Республики (там же, § 675), Эстонии (там же, § 677) и Югославии (там же, § 696); см. также проекты законодательства Аргентины (там же, § 662), Иордании (там же, § 682), Ливана (там же, § 683), Никарагуа (там же, § 688) и Сальвадора (там же, § 676).
[8]См. содержащуюся в отчётах практику Ботсваны (там же, § 701), Египта (там же, § 703) и Кувейта (там же, § 709).
[9]См., например, Резолюция 968 Совета Безопасности ООН, 16 декабря 1994 г., § 10; Резолюция 50/193 Генеральной Ассамблея ООН, 22 декабря 1995 г., § 19; UN Commission on Human Rights, Res. 1996/71, 23 April 1996, § 12, and Res. 1998/79, 22 April 1998, § 41(a); Council of Europe, Parliamentary Assembly, Rec. 1287 (т. II, гл. 37, § 736); Gulf Cooperation Council, Supreme Council, Final Communiques of the 12th, 13th, 14th, 15th and 16th sessions (там же, §§ 740–744); League of Arab States, Council, Res. 4938 (там же, § 745), Res. 5169 (там же, § 747), Res. 5231 (там же, § 746), Res. 5324 (там же, § 747), Res. 5414 (там же, § 748) and Res. 5635 (там же, § 749); OIC, Conference of Foreign Ministers, Res. 1/6-EX (там же, § 751); OSCE, Ministerial Council, Decision on the Minsk Process (там же, § 752).
[10]27th International Conference of the Red Cross and Red Crescent, Res. I (adopted by consensus) (там же, § 756).
[11]Afghan Peace Accord, Article 5 (там же, § 635); Peace Accords between the Government of Angola and UNITA, para. II.3 (там же, § 627); Agreement between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina on the Release and Transfer of Prisoners, Article 3(1) (там же, § 631); Final Act of the Paris Conference on Cambodia, Articles 21—22 (там же, § 626); N'Sele Cease-fire Agreement, Article 4 (там же, § 633); Government of El Salvador-FMLN Agreement on Human Rights, para. 3 (там же, § 624); Cotonou Agreement on Liberia, Article 10 (там же, § 634); General Peace Agreement for Mozambique, Protocol IV, Part III (там же, § 632); Соглашение о прекращении огня, боевых действий и мерах по урегулированию вооружённого конфликта на территории Чеченской Республики, Москва, 27 мая 1996 г., статья 2.
[12]Esquipulas II Accords (т. II, гл. 37, § 617).
[13]См., например, законодательства Германии (там же, § 679), Грузии (там же, § 678) и Таджикистана (там же, § 694).
[14]См., например, заявления Бангладеш (там же, § 700) и Франции (там же, § 704), практику Филиппин (там же, § 711) и отражённую в отчётах практику Индии (там же, § 707) и США (там же, § 713.
[15]См. практику Колумбии (там же, § 702) и практику Нигерии (там же, § 710) и Руанды (там же, § 712), отражённую в отчётах.
[16]См., например, Совет Безопасности ООН, Резолюция 968, 16 декабря 1994 г., § 10, и Заявления Председателя Док. ООН S/PRST/1996/15, 4 апреля 1996 г., с. 12, и Док. ООН S/PRST/1998/27, 15 сентября 1998 г., с. 1; Резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН 50/193, 22 декабря 1995 г., § 19; UN Commission on Human Rights, Res. 1994/72, 9 March 1994, § 21, Res. 1995/89, 8 March 1995, § 25, Res. 1996/71, 23 April 1996, § 12, Res. 1998/79, 22 April 1998, § 41(a), and Chairman's statement on the situation of human rights in the Republic of Chechnya of the Russian Federation, UN Doc. E/CN.4/1996/L.10/Add.10, 24 April 1996, § 87; European Parliament, Resolution on the situation in Chechnya (т. II, гл. 37, § 739); League of Arab States, Council, Res. 5231 (там же, § 746); OAU, Report of the Secretary-General on the situation in Angola (там же, § 750).
[17]См., например, заявление РВСК-АН (там же, § 765) и отражённую в отчётах практику НОД/АС (там же, § 766) и вооружённых оппозиционных группировок (там же, §§ 762–764).
[18]См., например, Agreement between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina on the Release and Transfer of Prisoners, Article 3(1); General Peace Agreement for Mozambique, Protocol IV, Part III (там же, § 631).
[19]Четвёртая Женевская конвенция, статья 45, ч. 4.
[20]См., например, Соглашение о военных аспектах мирного урегулирования, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статья IX; Agreement between Croatia and the SFRY on the Exchange of Prisoners, para. 6 (т. II, гл. 37, § 840); Agreement between Croatia and the FRY on the Exchange of Prisoners (July 1992), para. 3 (там же, § 841); Agreement between Croatia and the FRY on the Release and Repatriation of Prisoners, Article 1(4) (там же, § 842); Agreement between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina on the Release and Transfer of Prisoners, Article 3(6) (там же, § 843).
[21]См., например, Соглашение о военных аспектах мирного урегулирования, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статья IX; Протокол заседания рабочих групп по розыску пропавших без вести и освобождению насильственно удерживаемых лиц (Назрань, 10 июня 1996 г.), созданных в соответствии с Соглашением «О прекращении огня, боевых действий и мерах по урегулированию вооружённого конфликта на территории Чеченской Республики», Москва, 27 мая 1996 г., статья 2; Agreement between Croatia and the SFRY on the Exchange of Prisoners, paras. 1–2 (т. II, гл. 37, § 792); Ashgabat Protocol on Prisoner Exchange in Tajikistan, para. 1 (там же, § 794).
[22]См., например, Peace Accords between the Government of Angola and UNITA, Ceasefire Agreement, Section II(3) (там же, § 913); Agreement between Croatia and the SFRY on the Exchange of Prisoners, paras. 3—6 and 11 (там же, § 915); Agreement No. 3 on the ICRC Plan of Action between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, Section IV (там же, § 916); Agreement between Croatia and the FRY on the Release and Repatriation of Prisoners, Article 1(1) (там же, § 917); London Programme of Action on Humanitarian Issues, Article 2(f) (там же, § 918); Agreement between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina on the Release and Transfer of Prisoners, Article 3 (там же, § 919); Agreement among the Parties to Halt the Conflict in Bosnia and Herzegovina, Article II (там же, § 921); General Peace Agreement for Mozambique, Protocol VI, Section III(2) (там же, § 920); Cotonou Agreement on Liberia, Article 10 (там же, § 922); Ashgabat Protocol on Prisoner Exchange in Tajikistan, para. 2 (там же, § 923).
[23]См. UN Secretary-General, Further report on the UN Angola Verification Mission (UNAVEM II), UN Doc. S/24145, 24 June 1992, § 25.
[24]Report on the Practice of Colombia (там же, § 928).
[25]См. Commission on the Truth for El Salvador, Report (там же, § 939).
[26]См. Association rwandaise pour la defense des droits de la personne et des libertes publiques, Rapport sur les droits de I’homme au Rwanda – Année 1992 (там же, § 929).
[27]UN Secretary-General, Progress report on the situation in Somalia, UN Doc. S/25168, 26 January 1993, Annex III, § IV.
[28]См. ICRC, Annual Report 1986 (там же, § 945).
[29]См., например, Совет Безопасности ООН, Резолюции 1089, 13 декабря 1996 г., § 10, и 1284, 17 декабря 1999 г., § 13; UN Commission on Human Rights, Res. 1996/71, 23 April 1996, § 12; Council of Europe, Parliamentary Assembly, Rec. 1287 (т. II, гл. 37, § 940).
[30]Третья Женевская конвенция, статья 119, ч. 1 (это положение ссылается на условия перевода, изложенные в статьях 46—48 Конвенции).
[31]Дополнительный протокол II, статья 5 (4) (принята на основе консенсуса).
[32]Agreement between Croatia and the SFRY on the Exchange of Prisoners (March 1992), Article VII (т. II, гл. 37, § 892).
[33]См., например, военные уставы и наставления Канады (там же, § 895) и Новой Зеландии (там же, § 897).
[34]См., например, законодательства Ирландии (там же, § 900) и Норвегии (там же, § 901).
[35]Совет Безопасности ООН, Заявление Председателя, UN Doc. S/PRST/1998/27, 15 сентября 1998 г., с. 1.
[36]Germany, Military Manual (там же, § 646).
[37]Третья Женевская конвенция, статьи 109–117.