Норма 127. Уважение личных убеждений и религиозной практики лиц, лишенных свободы

Норма 127. Личные убеждения и религиозная практика лиц, лишённых свободы, должны уважаться.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 37, раздел J.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой как во время международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Эта норма является применением основной гарантии в отношении убеждений и религиозной практики (см. Норму 104).
Признание права военнопленных отправлять их религиозные обряды было впервые кодифицировано в Гаагском положении[1]. Третья Женевская конвенция, регулирующая обращение с военнопленными, и Четвёртая Женевская конвенция, касающаяся защиты гражданского населения, подробно рассматривают этот вопрос[2]. Дополнительный протокол I также требует уважения к убеждениям и религиозной практике задержанных[3].
Право задержанных на уважение к их религиозным убеждениям и практике излагается в многочисленных военных уставах и наставлениях[4]. О нём же говорится и в законодательствах нескольких государств[5].
В деле Алексовского Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии решил, что подсудимый не виновен в том, что запрещал задержанным соблюдать обряды их религии, потому что «не было установлено, что трудности, с которыми сталкивались задержанные при соблюдении обрядов их религии, явились следствием целенаправленных действий обвиняемого»[6].
Статья 5 Дополнительного протокола II требует, чтобы лицам, чья свобода ограниченна, было разрешено отправлять их религиозные обряды и, при наличии соответствующих просьб и когда это уместно, получать духовную помощь[7]. Статья 4 Дополнительного протокола II также требует уважения к убеждениям и религиозным обрядам задержанных[8]. В своём докладе об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне Генеральный секретарь ООН квалифицировал нарушения статьи 4 Дополнительного протокола II как нарушения обычного международного права[9].
Некоторые военные уставы и наставления, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов, указывают на право задержанных отправлять их религиозные обряды и получать духовную помощь[10]. Это право предусмотрено и в законодательствах некоторых государств[11].
Не было обнаружено никаких примеров официальной практики, которая бы противоречила данной норме, как в отношении международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Практика указывает на то, что проявления личных убеждений, отправление обрядов своей религии и доступ к духовной помощи могут разумным образом регулироваться. Статья 18 Гаагского положения и статья 34 Третьей Женевской конвенции предусматривают, что военнопленные имеют право на отправление обрядов своей религии при условии, что они не нарушают дисциплинарного порядка[12]. Аналогичным образом, Четвёртая Женевская конвенция, касающаяся гражданских лиц, предусматривает, что они располагают полной свободой в том, что касается отправления обрядов их религии «при условии соблюдения ими правил дисциплины, установленных властями, ведающими интернированными»[13]. Более того, Третья и Четвёртая Женевские конвенции требуют, чтобы задержанному или интернированному духовному персоналу было разрешено вести переписку, подлежащую цензуре, по вопросам их духовных обязанностей[14].
[1]Гаагское положение, статья 18.
[2]Третья Женевская конвенция, статья 34 и статья 35; Четвёртая Женевская конвенция, статьи 76, 86 и 93.
[3]Дополнительный протокол I, статья 75 (1) (принята на основе консенсуса).
[4]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 37, § 563), Аргентины (там же, §§ 561—562), Бенина (там же, § 564), Великобритании (там же, §§ 581—582), Германии (там же, § 568), Израиля (там же, § 569), Испании (там же, § 578), Италии (там же, § 570), Канады (там же, § 565), Колумбии (там же, § 566), Мадагаскара (там же, § 571), Нигерии (там же, § 575), Нидерландов (там же, § 572), Никарагуа (там же, § 574), Новой Зеландии (там же, § 573), Румынии (там же, § 576), Сенегала (там же, § 577), США (там же, §§ 583—586), Того (там же, § 580), Швейцарии (там же, § 579) и Эквадора (там же, § 567).
[5]См., например, законодательство Азербайджана (там же, § 587), Бангладеш (там же, § 588), Ирландии (там же, § 589), Италии (там же, § 590) и Норвегии (там же, § 591).
[6]ICTY, Aleksovski case, Judgement (там же, § 599).
[7]Дополнительный протокол II, статья 5 (1) (d) (принята на основе консенсуса).
[8]Дополнительный протокол II, статья 4 (1) (принята на основе консенсуса).
[9]Доклад Генерального секретаря ООН об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне, Док. ООН S/2000/915, 4 октября 2000 г., § 14.
[10]См., например, военные уставы и наставления Бенина (там же, § 564), Германии (там же, § 568), Италии (там же, § 570), Канады (там же, § 565), Колумбии (там же, § 566), Мадагаскара (там же, § 571), Нидерландов (там же, § 572), Никарагуа (там же, § 574), Новой Зеландии (там же, § 573), Сенегала (там же, § 577), Того (там же, § 580) и Эквадора (там же, § 567).
[11]См., например, законодательство Азербайджана (там же, § 587).
[12]Гаагское положение, статья 18; Третья Женевская конвенция, статья 34.
[13]Четвёртая Женевская конвенция, статья 93.
[14]Третья Женевская конвенция, статья 35; Четвёртая Женевская конвенция, статья 93.