Норма 123. Регистрация и передача личных данных лиц, лишенных свободы

Норма 123. Личные данные лиц, лишённых свободы, должны быть зарегистрированы.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 37, раздел F.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой как в международных, так и в немеждународных вооружённых конфликтах. Эта норма пересекается как с запретом на насильственные исчезновения (см. Норму 98), так и с обязательством выяснять судьбу лиц, пропавших без вести (см. Норму 117). Информация, собранная о практике, касающейся этих норм, подтверждает её и позволяет сделать вывод о том, что требование регистрировать личные данные задержанных является обычным правом во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Эта норма была впервые кодифицирована в Гаагском положении, которое предусматривает учреждение национальных справочных бюро для сбора и предоставления информации о каждом военнопленном[1]. Создание таких бюро требуется и в соответствии с Третьей Женевской конвенцией (для информации о военнопленных) и Четвёртой Женевской конвенцией (для информации о гражданах стороны противника и гражданских интернированных лицах)[2]. Эти две конвенции предусматривают также учреждение Центрального агентства по розыску в МККК для того, чтобы обеспечить обмен информацией между национальными справочными бюро[3]. Кроме того, в соответствии с Третьей и Четвёртой Женевскими конвенциями, во время международных вооружённых конфликтов существует обязанность предоставлять МККК доступ к задержанным и сообщать делегатам МККК их личные данные (см. Норму 124)[4].
Многочисленные военные уставы и наставления указывают на обязанность регистрировать сведения, касающиеся лиц, лишённых свободы[5]. Такая обязанность устанавливается и законодательствами нескольких государств[6]. Кроме того, эта норма подтверждается официальными заявлениями и практикой, отражённой в отчётах[7].
В 1969 г. в резолюции, касающейся защиты военнопленных, XXI Международная конференция Красного Креста признала, что независимо от положений Третьей Женевской конвенции «международное сообщество последовательно требовало гуманного обращения с военнопленными, которое включает идентификацию и выяснение судьбы всех пленных»[8].
Не было обнаружено никаких примеров официальной практики, которая бы противоречила данной норме.
Что же касается объёма информации, которая должна быть зарегистрирована, то государство не должно регистрировать информацию сверх той, которую нельзя получить от задержанных или из документов, которые у них находятся. В соответствии с Третьей Женевской конвенцией военнопленные при допросе обязаны сообщить только свои фамилию, имя, звание, дату рождения и личный номер или другую равноценную информацию[9].
Во время международных вооружённых конфликтов регистрируемые сведения должны, в соответствии с этой нормой, быть направлены другой стороне или в Центральное агентство по розыску МККК.
Обязанность регистрировать сведения о лицах, лишённых свободы, излагается в Межамериканской конвенции о насильственных исчезновениях лиц и в Соглашении о военных аспектах мирного урегулирования, входящем в к Дейтонские соглашения[10]. Кроме того, она устанавливается в различных соглашениях, заключённых между сторонами в конфликтах в бывшей Югославии и на Филиппинах[11].
Некоторые военные уставы и наставления, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов, требуют, чтобы личные данные задержанных регистрировались[12]. Официальные заявления и отражённая в отчётах практика подтверждают эту норму[13].
В резолюции, касающейся ситуации с соблюдением прав человека в Косово, принятой в 1999 г., Генеральная Ассамблея ООН потребовала, чтобы представители Югославии «предоставили обновлённый список всех лиц, которые были задержаны и переведены из Косово в другие районы ФРЮ, указав обвинение, если такое имеется, по которому каждое лицо было задержано»[14]. Требование зарегистрировать личные данные задержанных содержится и в целом ряде международных документов, также касающихся немеждународных вооружённых конфликтов[15].
Если цель данной нормы, как указано выше, добиться того, чтобы никто не оставался без вести пропавшим и никто не подвергался насильственному исчезновению, то эта норма должна равным образом уважаться во время немеждународных вооружённых конфликтов. В связи с этим Европейская комиссия и суд по правам человека пришли к выводу, что «отсутствие зарегистрированных сведений, таких как дата, время и место задержания, имя задержанного, а также причина задержания» является несовместимым с самой целью права на свободу и безопасность[16]. Межамериканская комиссия по правам человека рекомендовала различным странам иметь централизованные архивы «для того, чтобы установить судьбу всех лиц, которые были задержаны, чтобы их родственники и другие заинтересованные лица могли незамедлительно узнать о каких-либо арестах»[17].
МККК настойчиво призывал к соблюдению этой нормы, например, в условиях конфликта в Боснии и Герцеговине в 1992 г.[18]
Не было обнаружено никаких примеров официальной практики, которая бы противоречила данной норме, как в отношении международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
[1]Гаагское положение, статья 14, ч. 1.
[2]Третья Женевская конвенция, статья 122; Четвёртая Женевская конвенция, статья 136.
[3]Третья Женевская конвенция, статья 123; Четвёртая Женевская конвенция, статья 140.
[4]Третья Женевская конвенция, статья 125 и статья 126; Четвёртая Женевская конвенция, статья 142 и статья 143.
[5]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 37, § 302), Аргентины (там же, § 301), Буркина-Фасо (там же, § 303), Великобритании (там же, § 323), Германии (там же, § 311), Индии (там же, § 312), Индонезии (там же, § 313), Испании (там же, § 321), Камеруна (там же, §§ 304–305), Канады (там же, § 306), Конго (там же, § 307), Мадагаскара (там же, § 315), Мали (там же, § 316), Марокко (там же, § 317), Нидерландов (там же, § 318), Новой Зеландии (там же, § 319), Сальвадора (там же, § 308), США (там же, § 324), Франции (там же, §§ 309–310) и Швейцарии (там же, § 322).
[6]См., например, законодательство Азербайджана (там же, § 326), Бангладеш (там же, § 327), Ирландии (там же, § 329), Китая (там же, § 328) и Норвегии (там же, § 330).
[7]См., например, заявление Великобритании (там же, § 334) и отражённую в отчётах практику Израиля (там же, § 333).
[8]21st International Conference of the Red Cross, Res. XI (там же, § 340).
[9]Третья Женевская конвенция, статья 17.
[10]Inter-American Convention on the Forced Disappearance of Persons, Article XI (т. II, гл. 37, § 289); Соглашение о военных аспектах мирного урегулирования, входящее в Дейтонские мирные соглашения от 21 ноября 1995 г., статья IX.
[11]См., например, Agreement between Croatia and the SFRY on the Exchange of Prisoners, para. 3 (т. II, гл. 37, § 294); Agreement No. 2 on the Implementation of the Agreement of 22 May 1992 between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, para. 2 (там же, § 295); Agreement No. 3 on the ICRC Plan of Action between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, Section IV (там же, § 296); Agreement between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina on the Release and Transfer of Prisoners, Article 6(2) (там же, § 297); Comprehensive Agreement on Respect for Human Rights and International Humanitarian Law in the Philippines, Part IV, Article 3 (там же, § 298).
[12]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 302), Германии (там же, § 311), Индии (там же, § 312), Мадагаскара (там же, § 315), Сальвадора (там же, § 308) и Сенегала (там же, § 320).
[13]См., например, заявление Ботсваны (там же, § 332) и практику двух государств (там же, §§ 335–336).
[14]Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 54/183, 17 декабря 1999 г., § 9.
[15]Минимальные стандартные правила обращения с заключёнными, Правило 7 (выше, прим. 10); European Prison Rules, Rule 8 (т. II, гл. 37, § 292); Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятый Генеральной Ассамблеей ООН в Резолюции 43/173 от 9 декабря 1988 г., принцип 16; Бюллетень Генерального секретаря ООН от 6 августа 1999 г., раздел 8 (а).
[16]European Commission and Court of Human Rights, Kurt v. Turkey (т. II, гл. 37, § 341).
[17]Inter-American Commission on Human Rights, Annual Report 1980–1981 and Reports on the situation of human rights in Argentina, Chile and Peru (там же, § 342).
[18]ICRC, Solemn Appeal to All Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina (там же, § 346).