Норма 122. Разграбление личных вещей лиц, лишенных свободы

Норма 122. Запрещено отнимать у лиц, лишённых свободы, их личные вещи.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 37, раздел Е.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой как в международных, так и в немеждународных вооружённых конфликтах. Данная норма является применением общего запрета на грабёж (см. Норму 52).
Запрет на грабёж является давно установленной нормой обычного международного права, которая признаётся уже в Кодексе Либера, Брюссельской декларации и Оксфордском руководстве[1]. Запрет на грабёж был впервые кодифицирован в Гаагском положении[2]. Грабёж определяется как военное преступление в Докладе Комиссии об ответственности, учреждённой после Первой мировой войны, а также в Уставе Международного военного трибунала (Нюрнберг), учреждённого после Второй мировой войны[3]. Третья Женевская конвенция предусматривает, что все вещи и предметы личного пользования, принадлежащие военнопленным, включая предметы, предназначенные для их личной защиты, останутся во владении военнопленных, а Четвёртая Женевская конвенция разрешает интернированным лицам оставить у себя предметы личного пользования[4]. Кроме того, Четвёртая Женевская конвенция запрещает грабёж[5].
Запрет на ограбление задержанных содержится в некоторых военных уставах и наставлениях[6]. Ограбление задержанных является преступлением в соответствии с законодательствами многих стран[7].
Грабёж является военным преступлением в соответствии с Уставом Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии[8]. В деле Тадича, которое рассматривалось Международным уголовным трибуналом по бывшей Югославии в 1995 г., подсудимому было предъявлено обвинение в присвоении личной собственности захваченных лиц, но он был оправдан по этому пункту обвинения в 1997 г. по причине отсутствия доказательств[9]. В деле Делалича, которое рассматривалось Международным уголовным трибуналом по бывшей Югославии в 1998 г., двум подсудимым было предъявлено обвинение в присвоении денег, часов и других ценных предметов, принадлежащих лицам, содержащимся в лагере Челебичи. Однако Судебная камера отклонила это обвинение, придя к выводу, что не было достаточных свидетельств того, что изъятая собственность имела «существенную денежную стоимость для того, чтобы её незаконное присвоение имело серьёзные последствия для жертв», поэтому Камера не могла прийти к заключению, что нарушение международного гуманитарного права было «серьёзным»[10].
Статья 4 Дополнительного протокола II запрещает ограбление лиц, чья свобода ограниченна[11]. Такое ограбление является военным преступлением в соответствии с Уставами Международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде и Специального суда по Сьерра-Леоне[12]. В своём докладе об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне Генеральный секретарь ООН квалифицировал нарушения статьи 4 Дополнительного протокола II как нарушения обычного международного права[13]. Бюллетень Генерального секретаря ООН о соблюдении войсками ООН международного гуманитарного права запрещает ограбление любого лица, которое не принимает или прекратило принимать участие в военных действиях[14].
Ограбление задержанных лиц является преступлением в соответствии с законодательствами многих государств[15].
В деле Джелисича, которое рассматривалось Международным уголовным трибуналом по бывшей Югославии, подсудимому, в соответствии со статьёй 3 (е) Устава Трибунала, было предъявлено обвинение в грабеже частной собственности в нарушение законов и обычаев войны, и обвиняемый признал свою вину, которая заключалась в краже денег, часов, драгоценностей и других ценных предметов у задержанных, которые прибывали в лагерь Лука в Боснии и Герцеговине[16].
Не было обнаружено никаких примеров официальной практики, которая бы противоречила данной норме, как в отношении международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Практика, нашедшая отражение в военных уставах и наставлениях, свидетельствует о том, что эта норма запрещает отбирать личные вещи у задержанных с целью их незаконного присвоения. Она не запрещает во время международных вооружённых конфликтов брать в качестве военных трофеев предметы, которые могут быть использованы в военных действиях, например, оружие или другое военное снаряжение (см. Норму 49).
Третья Женевская конвенция предусматривает, что военнопленным следует оставить их каски, противогазы и подобные предметы, выданные им для личной защиты. В ней описывается конкретная процедура изъятия денежных сумм, находящихся у военнопленных, и их хранения и изъятия ценных предметов по соображениям безопасности[17]. Аналогичная процедура изъятия и хранения денег, чеков, ценных бумаг и других ценностей, которые имеются у гражданских интернированных лиц, описывается в Четвёртой Женевской конвенции[18].
[1]Lieber Code, Article 44 (т. II, гл. 16, § 470); Brussels Declaration, Articles 18 and 39 (там же, §§ 471–472); Oxford Manual, Article 32(a) (там же, § 473).
[2]Гаагское положение, статья 47.
[3]Report of the Commission on Responsibility (т. II, гл. 16, § 475); Устав Нюрнбергского трибунала, статья 6(b).
[4]Третья Женевская конвенция, статья 18; Четвёртая Женевская конвенция, статья 97.
[5]Четвёртая Женевская конвенция, статья 33, ч. 2.
[6]См., например, военные уставы и наставления Канады (т. II, гл. 37, § 245), Нидерландов (там же, § 246) и США (там же, § 247).
[7]См., например, законодательство Австралии (там же, § 249), Болгарии (там же, § 250), Великобритании (там же, §§ 270–271), Венесуэлы (там же, § 272), Греции (там же, § 256), Ирака (там же, § 257), Ирландии (там же, § 258), Испании (там же, §§ 268–269), Италии (там же, § 259), Йемена (там же, § 273), Колумбии (там же, § 253), Кубы (там же, § 254), Нигерии (там же, § 263), Никарагуа (там же, §§ 261–262), Новой Зеландии (там же, § 260), Норвегии (там же, § 264), Парагвая (там же, § 265), Перу (там же, § 266), Сальвадора (там же, § 255), Сингапура (там же, § 267), Чада (там же, § 251) и Чили (там же, § 252); см. также проект законодательства Аргентины там же, § 248).
[8]Устав МУТЮ, статья 3 (е).
[9]ICTY, Tadić case, Second Amended Indictment and Judgement (т. II, гл. 37, § 279).
[10]ICTY, Delalić case, Initial Indictment and Judgement (там же, § 281).
[11]Дополнительный протокол II, статья 4 (2) (g) (принята на основе консенсуса).
[12]Устав МУТЮ, статья 3(e); Устав МУТР, статья 4(f); Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 3(f).
[13]Доклад Генерального секретаря ООН об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне, Док. ООН S/2000/915, 4 октября 2000 г., § 14.
[14]Бюллетень Генерального секретаря ООН от 6 августа 1999 г., раздел 7.2.
[15]См., например, законодательство Венесуэлы (т. II, гл. 37, § 272), Испании (там же, §§ 268 269), Йемена (там же, § 273), Колумбии (там же, § 253), Нигерии (там же, § 263), Никарагуа (там же, § 262), Новой Зеландии (там же, § 260) и Сингапура (там же, § 267); см. также законодательства Болгарии (там же, § 250), Италии (там же, § 259), Никарагуа (там же, § 261), Парагвая (там же, § 265) и Перу (там же, § 266), применение которых не исключается во время немеждународного вооружённого конфликта, и проект законодательства Аргентины (там же, § 248).
[16]ICTY, Jelisić case, Initial Indictment and Judgement (там же, § 280).
[17]Третья Женевская конвенция, статья 18.
[18]Четвёртая Женевская конвенция, статья 97.