Норма 12. Определение нападений неизбирательного характера

Норма 12. К нападениям неизбирательного характера относятся:a) нападения, которые не направлены на конкретные военных объекты;b) нападения, при которых применяются методы или средства ведения военных действий, которые не могут быть направлены на конкретные военные объекты;c) нападения, при которых применяются методы или средства ведения военных действий, последствия которых не могут быть ограничены, как это требуется в соответствии с международным гуманитарным правом;и которые, таким образом, в каждом таком случае поражают военные объекты и гражданских лиц или гражданские объекты без различия.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 3, раздел B.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Это определение нападений неизбирательного характера закреплено в статье 51 (4) (а) Дополнительного протокола I[1]. На Дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы, Франция голосовала против статьи 51, поскольку сочла, что вследствие сложности пункта 4 он может «серьёзно препятствовать проведению оборонительных военных операций против захватчика и компрометировать осуществление естественного права на законную защиту, признанного в статье 51 Устава Организации Объединённых Наций»[2]. Однако при ратификации Дополнительного протокола I Франция не сделала оговорки в отношении запрещения нападений неизбирательного характера. На Дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы, Мексика заявила, что статья 51 Дополнительного протокола I столь важна, что она не должна «быть предметом каких-либо оговорок, поскольку, в противном случае, она будет несовместима с целями и задачами Протокола I и подорвет его основу»[3]. В докладе о работе Комитета III Дипломатической конференции говорится, что все его члены согласились с тем, что надлежащее определение нападений неизбирательного характера должно включать в себя три типа нападений, закреплённых в этой норме[4]. За исключением подпункта (с), это определение нападений неизбирательного характера также содержится в Протоколе II и Протоколе II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия[5].
Множество военных уставов и наставлений содержат это определение нападений неизбирательного характера полностью или частично[6]. На нём также основан ряд официальных заявлений[7]. Такова, в том числе, и практика государств, которые не являются или не являлись на соответствующий момент участниками Дополнительного протокола I[8].
В Дополнительном протоколе II не содержится это определение нападений неизбирательного характера, хотя существует мнение, что его подпункты (а) и (b) содержатся в статье 13(2), логически вытекая из предусмотренного в ней запрещения нападений на гражданских лиц[9]. За исключением подпункта (с), это определение вошло и в более позднее договорное право, применимое в немеждународных вооружённых конфликтах, а именно, в Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия[10]. Кроме того, это запрещение включено и в другие документы, также касающиеся немеждународных вооружённых конфликтов[11].
Это определение нападений неизбирательного характера также закреплено в военных уставах и наставлениях, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[12]. Оно поддерживается официальными заявлениями[13].
XXIV Международная конференция Красного Креста в 1981 г. призвала стороны вооружённых конфликтов вообще «не использовать методы и средства ведения войны, которые не могут быть направлены на конкретные военные цели и последствия которых не могут быть ограничены»[14].
Решения Международного суда и Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии также свидетельствуют о том, что это определение нападений неизбирательного характера является обычным как в международных, так и в немеждународных вооружённых конфликтах. В своём Консультативном заключении о ядерном оружии Международный суд постановил, что запрещение тех видов оружия, при применении которых невозможно провести различие между гражданскими и военными целями, является «незыблемым» принципом обычного международного права. Суд отметил, что, в соответствии с этим принципом, гуманитарное право с самого начала своего существования запретило конкретные виды оружия «из-за их неизбирательного действия в отношении комбатантов и гражданских лиц»[15]. При пересмотре обвинительного акта по делу Мартича в 1996 г. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии рассматривал законность использования кассетных бомб в соответствии с обычным международным правом, в том числе соотнося его с запрещением нападений неизбирательного характера, при которых применяются средства или методы ведения военных действий, которые не могут быть направлены на конкретный военный объект[16].
Официальной практики, противоречащей данной норме, обнаружено не было. Никакого другого определения нападений неизбирательного характера официально не выдвигалось, а заявления, сделанные в отношении нападений неизбирательного характера в общем в соответствии с Нормой 11, могут быть в некоторых случаях основаны на том понимании нападений неизбирательного характера, которое содержится в Норме 12, особенно если учесть, что другого определения не существует.
Это определение нападений неизбирательного характера представляет собой осуществление принципа проведения различия и международного гуманитарного права в целом. Норма 12(а) – это применение запрещения нападений на гражданских лиц (см. Норму 1) и запрещения нападений на гражданские объекты (см. Норму 7), которые применимы как во время международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Норма 12(b) также отражает применение запрещения нападений на гражданских лиц или на гражданские объекты (см. Нормы 1 и 7). Применимое во время международных и немеждународных конфликтов запрещение тех видов оружия, которые по своей природе обладают неизбирательным действием (см. Норму 71), основано на определении нападений неизбирательного характера, содержащемся в Норме 12(b). Наконец, Норма 12(с) основана на логичном доводе о том, что средства и методы ведения войны, последствия которых не могут быть ограничены, как это требуется в соответствии с международным гуманитарным правом, должны быть запрещены. Однако при этом доводе возникает вопрос о том, каковы же эти ограничения. Практика в этом отношении указывает на те виды оружия, последствия применения которых невозможно контролировать во времени и пространстве и которые поражают военные объекты и гражданских лиц или гражданские объекты без различия. Инструкция для военно-воздушных сил США приводит в пример биологическое оружие[17]. Хотя биологическое оружие и может быть направлено против военных объектов, из самой природы этого оружия следует, что после начала применения его последствия выходят из-под контроля применившей его стороны, соответственно, оно может поразить как комбатантов, так и гражданских лиц и, безусловно, создаёт опасность чрезмерных потерь среди гражданского населения.
[1]Дополнительный протокол I, статья 51(4)(a) (принята 77 голосами против 1 при 16 воздержавшихся).
[2]Франция, Заявление на Дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы (см. Акты Дипломатической конференции, т. VI, CDDH/SR.41, 26 мая 1977 г., с. 170, § 111, с. 172, § 118.).
[3]Мексика, Заявление на Дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы (см. Акты Дипломатической конференции, т. VI, CDDH/SR.41, 26 мая 1977 г., с. 200).
[4]Доклад о работе Комитета III Дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы (см. Акты Дипломатической конференции, т. XV, CDDH/215/Rev.1, Вторая сессия, Доклад Комитета III, с. 286, § 55).
[5]Протокол II к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 3(3)(а); Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 3(8)(а).
[6]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 3, §§ 170, 212 и 256), Бельгии (там же, §§ 170, 212 и 256), Бенина (там же, § 171), Великобритании (там же, § 178), Германии (там же, §§ 170, 212 и 256), Израиля (там же, §§ 173, 214 и 257), Испании (там же, §§ 170, 212 и 256), Канады (там же, §§ 170, 212 и 256), Кении (там же, § 174), Нигерии (там же, § 175), Нидерландов (там же, §§ 170, 212 и 256), Новой Зеландии (там же, §§ 170, 212 и 256), США (там же, §§ 179–180, 215–217 и 258), Того (там же, § 177), Швеции (там же, §§ 170, 212 и 256), Эквадора (там же, §§ 172 и 213), Югославии (там же, § 259) и ЮАР (там же, § 176); см. также проекты законов Никарагуа (там же, §§ 182, 219 и 261) и Сальвадора (там же, §§ 181, 218 и 260).
[7]См., например, заявления Великобритании (там же, §§ 191 и 232), Германской Демократической Республики (там же, § 223), Индии (там же, §§ 185 и 224), Иордании и США (там же, §§ 186 и 227), Ирака (там же, § 225), Италии (там же, § 226), Канады (там же, § 221), Колумбии (там же, § 184), Мексики (там же, §§ 188 и 228-229), Науру (там же, § 230), Руанды (там же, § 190), США (там же, §§ 192–195 и 233–237), Федеративной Республики Германии (там же, § 222) и Шри-Ланки (там же, § 231).
[8]См., например, практику Индии (там же, §§ 185, 224 и 265) и США (там же, §§ 186, 227 и 267).
[9]Michael Bothe, Karl Josef Partsch, Waldemar A. Solf (eds.), New Rules for Victims of Armed Conflicts, Martinus Nijhoff, The Hague, 1982, p. 677.
[10]Протокол II с поправками к Конвенции о конкретных видах обычного оружия, статья 3(8)(а).
[11]См., например, Memorandum of Understanding on the Application of IHL between Croatia and SFRY, para. 6 (т. II, гл. 3, §§ 167, 209 и 253); Agreement on the Application of IHL between the Parties to the Conflict in Bosnia and Herzegovina, para. 2.5 (там же, §§ 168, 210 и 254); Руководство Сан-Ремо, п. 42(b).
[12]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 3, §§ 170, 212 и 256), Бенина (там же, § 171), Германии (там же, §§ 170, 212 и 256), Кении (там же, § 174), Нигерии (там же, § 175), Того (там же, § 177), Эквадора (там же, §§ 172 и 213) и Югославии (там же, § 259).
[13]См., например, заявления Индии (там же, §§ 185, 224 и 265), Иордании (там же, §§ 186, 227 и 267) и США (там же, §§ 186, 195, 227, 236 и 267); см. также проекты законов Никарагуа (там же, §§ 182, 219 и 261) и Сальвадора (там же, §§ 181, 218 и 260).
[14]24th International Conference of the Red Cross, Res. XIII (там же, §§ 242 и 279).
[15]Консультативное заключение о ядерном оружии, §§ 78–79.
[16]ICTY, Martić case, Review of the Indictment (т. II, гл. 3, § 246).
[17]United States, Air Force Pamphlet (там же, § 258).