Норма 118. Предоставление лицам, лишенным свободы, крова, продовольствия, воды, одежды и медицинской помощи

Примечание: В этой главе рассматривается обращение с лицами, лишённым свободы по причинам, связанным c вооружённым конфликтом как международного, так и немеждународного характера. В условиях международных вооружённых конфликтов этот термин относится к комбатантам, которые попали во власть стороны противника, гражданским интернированным лицам и лицам, задержанным по соображениям безопасности. В условиях немеждународного вооружённого конфликта этот термин означает лиц, которые приз шмали непосредственное участие в военных действиях и которые попали во власть противной стороны, а также лиц, задержанных по уголовным обвинениям или по соображениям безопасности, при. условии, что существует, связь между ситуацией вооружённого конфликта и лишением свободы,. Термин «задержанные» в данной главе относится ко всем лицам, лишённым свободы таким образом.
Норма 118. Лицам, лишённым свободы, должны предоставляться кров, а также продовольствие и вода в достаточном количестве и соответствующая одежда и медицинская помощь.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 37, раздел А.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой как во время международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Норма, в соответствии с которой военнопленным должны предоставляться соответствующие продовольствие и одежда, является давно установленной нормой обычного международного права, признаваемой уже в Кодексе Либера, Брюссельской декларации и Оксфордском руководстве[1]. Она была кодифицирована в Гаагском положении, а сейчас подробно излагается в Третьей Женевской конвенции[2]. В соответствии с Четвёртой Женевской конвенцией эта норма применима и к гражданским лицам, лишённым свободы в связи с международным вооружённым конфликтом[3].
Норма, требующая удовлетворять основные потребности лиц, лишённых свободы, излагается в многочисленных военных уставах и наставлениях[4]. Нарушение этой нормы является преступлением в соответствии с законодательством многих государств[5]. Эта норма подтверждается также официальными заявлениями и другой практикой[6].
В резолюции, касающейся защиты военнопленных, принятой в 1969 г., XXI Международная конференция Красного Креста признала, что независимо от положений Третьей Женевской конвенции «международное сообщество последовательно выступало с требованием гуманно обращаться с военнопленными, что включает ...предоставление должного пропитания и медицинских услуг»[7].
Конкретные договорные нормы, касающиеся удовлетворения основных потребностей лиц, задержанных во время немеждународных вооружённых конфликтов, содержатся в Дополнительном протоколе II[8]. Кроме того, эта норма имеется в других международных документах, также касающихся немеждународных вооружённых конфликтов[9]. В Минимальных стандартных правилах обращения с заключёнными есть подробные положения относительно их размещения, гигиены, одежды, спальных принадлежностей и питания[10].
Эта норма содержится в нескольких военных уставах и наставлениях, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов[11]. Нарушение этой нормы является преступлением в соответствии с законодательством целого ряда государств[12]. Эта норма подтверждается официальными заявлениями и другой практикой в ситуациях немеждународных вооружённых конфликтов[13].
Норма, заключающаяся в том, что основные потребности лиц, лишённых свободы, должны удовлетворяться, подтверждается практикой Организации Объединённых Наций. Например, в 1992 г. Совет Безопасности ООН потребовал, чтобы со всеми задержанными лицами, находящимися в лагерях, тюрьмах и центрах содержания под стражей в Боснии и Герцеговине, «обращались гуманно, в том числе обеспечивали их соответствующим питанием, укрытием и медицинским обслуживанием»[14]. Кроме того, Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка и Основные принципы обращения с заключёнными, принятые Генеральной Ассамблеей ООН без голосования в 1979 г. и 1990 г. соответственно, требуют, в частности, чтобы обеспечивалась полная охрана здоровья заключённых[15].
Следует отметить, что непредоставление задержанным должного питания, воды или медицинского обслуживания приравнивается к бесчеловечному обращению (см. комментарий к Норме 90). В 1999 г. в деле Алексовского Международный трибунал по бывшей Югославии при определении того, было ли обращение с задержанными гуманным, принял во внимание качество крова, пищи и медицинских услуг, предоставленных каждому задержанному[16].
Не было обнаружено никаких примеров официальной практики, которая бы противоречила данной норме, как в отношении международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Практика указывает на то, что, с учётом имеющихся средств и местных условий, удовлетворение основных потребностей лиц, лишённых свободы, должно быть адекватным. Дополнительный протокол II устанавливает, что основные потребности должны быть удовлетворены в такой же степени, как и основные потребности местного гражданского населения[17].
В деле Алексовского Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии пришёл к выводу, что относительная нехватка продовольствия была результатом нехватки, вызванной войной и затронувшей всех, и что медицинские услуги, возможно, были бы сочтены неадекватными в обычное время, но задержанные, о которых шла речь, все-таки получали такую медицинскую помощь, которая могла быть предоставлена[18].
В соответствии с практикой, если удерживающая держава не может удовлетворить основные потребности задержанных, она должна разрешить гуманитарным организациям предоставить помощь, а задержанные имеют право в таких условиях на получение индивидуальной и коллективной помощи. Право на получение грузов гуманитарной помощи признаётся в Третьей и Четвёртой Женевских конвенциях и в Дополнительном протоколе II[19]. Такое толкование подтверждается военными уставами и наставлениями, национальным законодательством различных стран и докладом Межамериканской комиссии по правам человека[20]. Эта практика подтверждается и практикой, о которой идёт речь в комментарии к Нормам 53 и 55, касающимся голода и доступа к гуманитарной помощи.
[1]Lieber Code, Article 76 (т. II, гл. 37, § 9); Brussels Declaration, Article 27 (там же, § 10); Oxford Manual, Article 69 (там же, § 11).
[2]Гаагское положение, статья 7; Третья Женевская конвенция, статьи 25—32 и статья 125.
[3]Четвёртая Женевская конвенция, статьи 76, 85, 87, 89—92 и статья 142.
[4]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 37, §§ 21—22), Аргентины (там же, §§ 19—20), Бенина (там же, § 23), Великобритании (там же, §§ 54—55), Венгрии (там же, § 37), Германии (там же, § 36), Доминиканской Республики (там же, § 31), Израиля (там же, § 38), Испании (там же, § 51), Италии (там же, § 39), Камеруна (там же, § 24), Канады (там же, §§ 26—27), Кении (там же, § 40), Колумбии (там же, §§ 28—29), Мадагаскара (там же, § 41), Мали (там же, § 42), Нигерии (там же, § 47), Нидерландов (там же, §§ 43—44), Никарагуа (там же, § 46), Новой Зеландии (там же, § 45), Румынии (там же, §49), Сенегала (там же, § 50), США (там же, §§ 56—59), Того (там же, § 53), Филиппин (там же, § 48), Франции (там же, §§ 34—35), Швейцарии (там же, § 52) и Эквадора (там же, § 32).
[5]См., например, законодательство Австралии (там же, § 61), Азербайджана (там же, § 62), Бангладеш (там же § 63), Доминиканской Республики (там же, § 65), Ирландии (там же, § 66), Испании (там же, § 72), Мексики (там же, § 67), Никарагуа (там же, § 68), Норвегии (там же, § 69), Перу (там же, § 70), Руанды (там же, § 71), Уругвая (там же, § 73) и Чили (там же, § 64); см. также проект законодательства Аргентины (там же, § 60).
[6]См., например, заявления США (там же, § 79) и практику Азербайджана (там же, § 76) и США (там же, § 79).
[7]21st International Conference of the Red Cross, Res. XI (там же, § 88).
[8]Дополнительный протокол II, Статья 5 (1) (принята на основе консенсуса).
[9]См., например, Comprehensive Agreement on Respect for Human Rights and International Humanitarian Law in the Philippines, Part IV, Article 4 (6) (т. II, гл. 37, § 17); Бюллетень Генерального секретаря ООН от 6 августа 1999 г., раздел 8(c).
[10]Минимальные стандартные правила обращения с заключёнными (приняты на первом Конгрессе Организации Объединённых Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшемся в Женеве в 1955 году, и одобрены Экономическим и Социальным Советом в его резолюциях 663 С (XXIV) от 31 июля 1957 года и 2076 (LXII) от 13 .мая 1977 года), правила 9–12.
[11]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл 37, § 22), Бенина (там же, § 23), Венгрии (там же, § 37), Германии (там же, § 36), Италии (там же, § 39), Камеруна (там же, § 24), Канады (там же, §§ 26–27), Кении (там же, § 40), Колумбии (там же, §§ 28–29), Мадагаскара (там же, § 41), Никарагуа (там же, § 46), Новой Зеландии (там же, § 45), Сенегала (там же, § 50), Того (там же, § 53), Филиппин (там же, § 48) и Эквадора (там же, § 32).
[12]См., например, законодательство Азербайджана (там же, § 62), Испании (там же, § 72) и Никарагуа (там же, § 68); см также законодательства Венгрии (там же, § 73) и Перу (там же, § 70), применение которых не исключается во вредя немеждународного вооружённого конфликта, а также проект законодательства Аргентины (там же, § 60).
[13]См заявление Югославии (там же, § 82), практику Филиппин (там же, § 78) и отражённую в отчётах практику Малайзии (там же, § 77) и США (там же, § 81).
[14]Совет Безопасности ООН, Резолюция 770, 13 августа 1992 г., § 3.
[15]Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятый Генеральной Ассамблеей ООН в Резолюции 34/169 от 17 декабря 1979 г., статья 6; Основные принципы обращения с заключёнными, принятые Генеральной Ассамблеей ООН в Резолюции 45/111 от 14 декабря 1990 г., ч. 9.
[16]ICTY, Aleksovski case, Judgement (т. II, гл. 37, § 90).
[17]Дополнительный протокол II, статья 5 (1) (принята на основе консенсуса).
[18]ICTY, Aleksovski case, Judgement (т. II, гл. 37, § 90).
[19]Третья Женевская конвенция, статьи 72–73; Четвёртая Женевская конвенция, статьи 76 и 108–109; Дополнительный протокол II, статья 5 (1) (с) (принята на основе консенсуса).
[20]См., например, военные уставы и наставления Бенина (т. II, гл. 37, § 23), Великобритании (там же, § 54), Израиля (там же, § 38), Испании (там же, § 51), Камеруна (там же, § 24), Нигерии (там же, § 47), Нидерландов (там же, § 43), Новой Зеландии (там же, § 45), Сенегала (там же, § 50), США (там же, §§ 56 и 58), Того (там же, § 53), Хорватии (там же, § 30) и Швейцарии (там же, § 52); законодательство Азербайджана (там же, § 62), Бангладеш (там же, § 63), Ирландии (там же, § 66) и Норвегии (там же, § 69); Inter-American Commission on Human Rights, Report on the Situation of Human Rights in Peru (там же, § 93).