Норма 113. Обращение с умершими

Норма 113. Каждая сторона в конфликте должна принять все возможные меры для того, чтобы воспрепятствовать ограблению умерших. Запрещается надругательство над телами умерших.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 35, раздел В.
Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой как во время международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
Обязанность принять все возможные меры к тому, чтобы воспрепятствовать ограблению мёртвых, была впервые кодифицирована в Гаагской конвенции X 1907 г.[1] Сейчас она кодифицирована и в Женевских конвенциях[2]. Она также содержится в Дополнительном протоколе I[3], хотя в более общих выражениях об «уважении» умерших, что включает и понятие необходимости воспрепятствовать ограблению останков[4].
Обязанность принять все возможные меры к тому, чтобы воспрепятствовать ограблению мёртвых, или запрет на ограбление мёртвых содержатся в многочисленных военных уставах и наставлениях[5]. Ограбление тел умерших считается преступлением в соответствии с законодательством многих государств[6]. В 1947 г. в деле Поля Военный трибунал США в Нюрнберге постановил, что ограбление мёртвых «всегда было и остаётся преступлением»[7]. Кроме того, запрет на ограбление тел умерших является применением общего запрета на грабёж (см. ГНорму 52).
Надругательство над телами умерших во время международных вооружённых конфликтов относится Статутом Международного уголовного суда к преступлению «посягательство на человеческое достоинство», которое в соответствии с Элементами преступлений касается и умерших (см. комментарий к Норме 90)[8].
Многие военные уставы и наставления запрещают надругательство над телами умерших и другие формы дурного обращения с ними[9]. Надругательство над мёртвыми является преступлением в соответствии с законодательством многих государств[10]. В ходе нескольких судебных процессов после Второй мировой войны обвиняемые были осуждены по обвинению в надругательстве над телами умерших и в каннибализме[11]. Запрет на надругательство над телами умерших подтверждается официальными заявлениями и другой практикой[12].
Обязанность принять все возможные меры к тому, чтобы воспрепятствовать ограблению умерших во время вооружённых конфликтов немеждународного характера, излагается в Дополнительном протоколе II[13]. Кроме того, об этой обязанности говорится в других международных документах, также касающихся немеждународных вооружённых конфликтов[14].
Обязанность принять все возможные меры к тому, чтобы воспрепятствовать ограблению мёртвых, или запрет на ограбление мёртвых содержатся в многочисленных военных уставах и наставлениях, которые применимы или применялись в условиях немеждународных вооружённых конфликтов[15]. Это считается преступлением и в соответствии с законодательством многих государств[16]. Кроме того, запрет на ограбление тел умерших является применением общего запрета на грабёж (см. Норму 52).
В Государственном совете Колумбии прокурор заявил, что обязательство проявлять уважение к умершим явным образом следует из статьи 3, общей для Женевских конвенций[17]. Запрет на надругательство излагается в Дополнительном протоколе II[18]. Запрет на надругательство над телами умерших во время немеждународных вооружённых конфликтов упоминается Статутом Международного уголовного суда в связи с преступлением «посягательство на человеческое достоинство», которое в соответствии с Элементами преступлений может совершаться и в отношении умерших (см. комментарий к Норме 90)[19]. Этот запрет излагается и в других международных документах, также касающихся немеждународных вооружённых конфликтов[20].
Многие военные уставы и наставления запрещают надругательство над телами умерших и другие формы дурного обращения с ними[21]. Надругательство над мёртвыми является преступлением в соответствии с законодательством многих государств[22].
Не было обнаружено никаких примеров официальной практики, которая бы противоречила данной норме, как в отношении международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов.
[1]Hague Convention (X), Article 16 (там же, § 125).
[2]Первая Женевская конвенция, статья 15, ч. 1; Вторая Женевская конвенция, статья 18, ч. 1; Четвёртая Женевская конвенция, статья 16, ч. 2.
[3]Дополнительный протокол I, статья 34 (1) (принята на основе консенсуса).
[4]Yves Sandoz, Christophe Swinarski, Bruno Zimmermann (eds.), Commentary on the Additional Protocols, ICRC, Geneva, 1987, § 446.
[5]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 35, § 135), Аргентины (там же, § 134), Бельгии (там же, § 136), Бенина (там же, § 137), Буркина-Фасо (там же, § 138), Великобритании (там же, §§ 158–159), Германии (там же, § 144), Испании (там же, § 155), Камеруна (там же, § 139), Канады (там же, §§ 140–141), Кении (там же, § 145), Конго (там же, § 142), Ливана (там же, § 146), Мадагаскара (там же, § 147), Мали (там же, § 148), Марокко (там же, § 149), Нигерии (там же, § 152), Нидерландов (там же, § 150), Новой Зеландии (там же, § 151), Румынии (там же, § 153), Сенегала (там же, § 154), США (там же, §§ 160–164), Того (там же, § 157), Франции (там же, § 143) и Швейцарии (там же, § 156).
[6]См., например, законодательство (там же, §§ 165–234).
[7]United States, Military Tribunal at Nuremberg, Pohl case (там же, § 235).
[8]Международный уголовный суд. Элементы преступлений. Определение посягательства на человеческое достоинство в качестве военного преступления (примечание 49, касающееся статьи 8(2)(b)(xxi) Статута МУС).
[9]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 35, § 67), Боснии и Герцеговины (там же, § 68), Великобритании (там же, §§ 83–84), Израиля (там же, § 72), Испании (там же, § 81), Канады (там же, §§ 69—70), Нигерии (там же, § 78), Нидерландов (там же, §§ 75—76), Новой Зеландии (там же, § 77), США (там же, §§ 85—87), Филиппин (там же, § 79), Швейцарии (там же, § 82), Эквадора (там же, § 71), ЮАР (там же, § 80) и Южной Кореи (там же, §§ 73—74).
[10]См., например, законодательства Австралии (там же, §§ 88—89), Бангладеш (там же, § 90), Великобритании (там же, § 104), Венесуэлы (там же, § 105), Ирландии (там же, § 94), Испании (там же, § 101), Италии (там же, §§ 95—96), Канады (там же, § 91), Конго (там же, § 92), Литвы (там же, § 97), Нидерландов (там же, § 98), Новой Зеландии (там же, § 99), Норвегии (там же, § 100), Швейцарии (там же, § 102) и Эфиопии (там же, § 93); см. также проект законодательства Тринидада и Тобаго (там же, § 103).
[11]Australia, Military Court at Wewak, Takehiko case (там же, § 106); Australia, Military Court at Rabaul, Tisato case (там же, § 107); United States, Military Commission at Yokohama, Kikuchi and Mahuchi case (там же, § 109); United States, Military Commission at the Mariana Islands, Yochio and Others case (там же, § 110); United States, General Military Court at Dachau, Schmid case (там же, § 111).
[12]См., например, заявление США (там же, § 115) и практику Азербайджана (там же, § 112).
[13]Дополнительный протокол II, статья 8 (принята на основе консенсуса).
[14]См., например, Comprehensive Agreement on Respect for Human Rights and International Humanitarian Law in the Philippines, Part IV, Article 4(9) (т. II, гл. 35, § 133).
[15]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 135), Бенина (там же, § 137), Германии (там же, § 144), Испании (там же, § 155), Канады (там же, §§ 140—141), Кении (там же, § 145), Ливана (там же, § 146), Мадагаскара (там же, § 147) и Того (там же, § 157).
[16]См., например, законодательство Азербайджана (там же, § 170), Армении (там же, § 168), Боснии и Герцеговины (там же, § 172), Венесуэлы (там же, § 229), Гамбии (там же, § 190), Ганы (там же, § 192), Гвинеи (там же, § 193), Грузии (там же, § 191), Замбии (там же, § 233), Зимбабве (там же, § 234), Ирландии (там же, § 197), Испании (там же, §§ 218—219), Италии (там же, § 198), Йемена (там же, § 231), Казахстана (там же, § 199), Канады (там же, § 176), Кении (там же, § 200), Колумбии (там же, § 179), Латвии (там же, § 202), Молдовы (там же, §207), Нигерии (там же, § 212), Никарагуа (там же, § 211), Новой Зеландии (там же, § 209), Норвегии (там же, § 213), Сингапура (там же, § 215), Словении (там же, § 217), Таджикистана (там же, § 221), Тринидада и Тобаго (там же, § 223), Уганды (там же, § 224), Украины (там же, § 225), Хорватии (там же, § 181), Швейцарии (там же, § 220), Эфиопии (там же, § 188) и Югославии (там же, § 232); см также законодательства Болгарии (там же., § 174), Буркина-Фасо (там же, § 175), Венгрии (там же, § 194), Никарагуа (там же, § 210), Румынии (там же, § 214), Словакии (там же, § 216), Того (там же, § 222), Уругвая (там же, § 228), Чешской Республики (там же, § 183) и Южной Кореи (там же, § 201), применение которых не исключается во время немеждународных вооружённых конфликтов, а также проект законодательства Аргентины (там же, § 167).
[17]Colombia, Council of State, Case No. 9276, Statement of the Prosecutor (там же, § 113).
[18]Дополнительный протокол II, статья 4 (2) (принята на основе консенсуса).
[19]Международный уголовный суд. Элементы преступлений. Определение посягательства на человеческое достоинство в качестве военного преступления (примечание 57, касающееся статьи 8(2)(c)(ii) МУС).
[20]Каирская декларация о правах человека в исламе, статья 3 (a); Comprehensive Agreement on Respect for Human Rights and International Humanitarian Law in the Philippines, Part IV, Article 3(4) (т. II, гл. 37, § 64); UNTAET Regulation 2000/15, Section 6(1)(c)(ii) (там же, § 66).
[21]См., например, военные уставы и наставления Австралии (там же, § 67), Боснии и Герцеговины (там же, § 68), Испании (там же, § 81), Канады (там же, §70), Новой Зеландии (там же, § 77), Филиппин (там же, § 79), Эквадора (там же, § 71), ЮАР (там же, § 80) и Южной Кореи (там же, § 73).
[22]См., например, законодательства Австралии (там же, § 89), Великобритании (там же, § 104), Венесуэлы (там же, § 105), Ирландии (там же, § 94), Канады (там же, § 91), Конго (там же, § 92), Новой Зеландии (там же, § 99), Норвегии (там же, § 100), Швейцарии (там же, § 102) и Эфиопии (там же, § 93); см. также законодательство Италии (там же, §§ 95–96), применение которого не исключается во время немеждународных вооружённых конфликтов, и проект законодательства Тринидада и Тобаго (там же, § 103).