Норма 104. Уважение убеждений и религиозных обрядов

Норма 104. Убеждения и религиозные обряды гражданских лиц и лиц, вышедших из строя, должны пользоваться уважением.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 32, раздел P.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Конкретное применение этой нормы к лицам, лишённым свободы, содержится в Норме 127, касающейся уважения убеждений и религиозных обрядов лиц, лишённых свободы.
Обязательство уважать религиозные убеждения и обряды лиц на оккупированной территории признавалось ещё в Кодексе Либера, Брюссельской декларации и Оксфордском руководстве[1]. Оно было кодифицировано в Гаагском положении[2]. Это обязательство распространяется на всех лиц, пользующихся защитой Четвёртой Женевской конвенции[3]. Женевские конвенции требуют уважения к религии и религиозным обрядам в ряде подробных норм, относящихся к обрядам погребения и кремации погибших, связанной с религией деятельности военнопленных и интернированных лиц, обучению детей-сирот или детей, разлученных со своими родителями[4]. Уважение к убеждениям и религиозным обрядам признаётся в Дополнительных протоколах I и II как одна из основных гарантий для гражданских лиц и лиц, вышедших из строя[5].
Требование уважать убеждения и религиозные обряды лип закреплено во многих военных уставах и наставлениях[6]. Нарушение права на уважение к убеждениям и религиозным обрядам, в частности принудительное обращение в другую веру, является наказуемым деянием по законодательству нескольких государств[7]. Такова, в том числе, и практика государств, которые не являются или не являлись на соответствующий момент участниками Дополнительных протоколов[8]. Эта норма, была, подтверждена на нескольких процессах, проходивших после Второй мировой войны над военными преступниками. В деле Цюлке Специальный кассационный суд Нидерландов постановил, что отказ пропустить священника, к лицу, ожидающему исполнения смертного приговора, является военным преступлением[9]. В деле Танака Чуичи Австралийский военный суд в Рабауле постановил, что принуждение сикхских военнопленных к обрезанию волос и бород и к курению сигарет, что запрещено их религией, приравнивается к военному преступлению[10]. Следует также отметить, что в Элементах преступлений для Международного уголовного суда, в части, относящейся к военному преступлению в виде посягательства на человеческое достоинство, предусмотрено, что этот элемент учитывает соответствующие аспекты культурной принадлежности потерпевшего[11]. Это уточнение было включено в текст, чтобы принуждение лиц к действиям, противоречащим их религиозным убеждениям, вошло в число военных преступлений[12].
Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция о правах ребёнка и региональные конвенции о правах человека предусматривают, что каждый имеет право на свободу «мысли, совести и религии» или «совести и религии»[13]. Эти договоры также предусматривают право исповедовать религию или убеждения, которое подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали или основных прав и свобод других лиц[14]. Указанные выше права особо упоминаются среди прав, от которых запрещены отступления, в Международном пакте о гражданских и политических правах и Американской конвенции о правах человека[15], тогда как Конвенция о правах ребёнка и Африканская хартия прав человека и народов вообще не допускают возможности отступлений от них. Право на свободу мысли, совести и религии, право исповедовать религию или веру и менять религию или веру также закреплены в других международных документах[16].
Право на уважение к религиозным или другим личным убеждениям не может быть ограничено, в отличие от права их проявления, как объясняется ниже. В договорах по гуманитарному праву подчёркивается требование уважать религию покровительствуемых лиц. Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейская и Американская конвенции о правах человека особо предусматривают, что право на свободу мысли, совести и религии включает в себя право на свободный выбор религии или веры[17]. Подвергать лицо принуждению, умаляющему это право, в прямой форме запрещено согласно Международному пакту о гражданских и политических правах и Американской конвенции о правах человека[18]. В своём Общем комментарии к статье 18 Международного пакта о гражданских и политических правах Комитет ООН по правам человека указал, что запрещение принуждения защищает право изменять свою веру, сохранять одну и ту же веру или принять атеистическую точку зрения. Он также добавил, что эту норму нарушили бы политика или действия, осуществляемые с теми же намерениями или имеющие те же последствия, например, ограничивающие доступ к медицинской помощи, образованию или получению работы[19]. Это же мнение высказали Европейский суд по правам человека и Африканская комиссия по правам человека и народов, которые также подчеркнули важность уважения светских убеждений[20].
Эту норму нарушила бы любая форма преследования, притеснения или дискриминации на основании личных убеждений, религиозных или нерелигиозных. Межамериканская комиссия по правам человека в своём докладе о терроризме и правах человека указала, что законы, методы расследования и судебного преследования не должны намеренно разрабатываться или применяться таким образом, чтобы в ущерб им выделять членов какой-либо группы на основании, среди прочего, их религии[21].
Проявление личных убеждений или исповедование своей религии также должно пользоваться уважением. Это относится, например, к доступу в места отправления культа или к духовному персоналу[22]. Ограничения допускаются лишь в том случае, если они необходимы для охраны порядка, безопасности или прав и свобод других лиц. Как указано в комментарии к Норме 127, исповедование религии лицами, содержащимися под стражей, может быть ограничено военными предписаниями. Однако такие ограничения могут быть лишь разумными и необходимыми в конкретной ситуации. В Общем комментарии к статье 18 Международного пакта о гражданских и политических правах Комитет ООН по правам человека указал, что ограничения должны быть непосредственно связаны с конкретной необходимостью и соразмерны ей, и что ограничения, налагаемые во имя защиты этических норм, не должны основываться исключительно на единственной традиции. Он также добавил, что лица, к которым применяются правовые меры пресечения, например заключённые, продолжают пользоваться правом исповедовать свою религию или веру «настолько полно, насколько это позволяет конкретный характер пресечения»[23].
[1]Lieber Code, Article 37 (т. II, гл. 32, § 3830); Brussels Declaration, Article 38 (там же, § 3831); Oxford Manual, Article 49 (там же, § 3832).
[2]Гаагское положение, статья 46.
[3]Четвёртая Женевская конвенция, статья 27, ч. 1, статья 38, ч. 3, и статья 58.
[4]Первая Женевская конвенция, статья 17, ч. 3 (погребение умерших, если возможно, согласно обрядам религии, к которой они принадлежали); Третья Женевская конвенция, статьи 34–36 (связанная с религией деятельность военнопленных), статья 120, ч. 4 (погребение военнопленных, умерших в плену, если возможно, согласно обрядам религии, к которой они принадлежали) и ч. 5 (кремация умерших военнопленных, если этого требует их религия); Четвёртая Женевская конвенция, статья 50, ч. 3 (обучение детей-сирот или детей, разлученных со своими родителями), статья 76, ч. 3 (духовная поддержка лиц, содержащихся в заключении на оккупированной территории), статья 86 (религиозные обряды для интернированных), статья 93 (связанная с религией деятельность интернированных лиц) и статья 130, ч. 1 (погребение умерших интернированных лиц, если возможно, согласно обрядам религии, к которой они принадлежали) и ч. 2 (кремация умерших интернированных лиц, если этого требует их религия).
[5]Дополнительный протокол I, статья 75(1) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 4(1) (принята на основе консенсуса).
[6]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 32, § 3842), Аргентины (там же, §§ 3840—3841), Великобритании (там же, §§ 3864–3865), Венгрии (там же, § 3853), Германии (там же, § 3852), Доминиканской Республики (там же, § 3847), Индонезии (там же, § 3854), Испании (там же, § 3861), Италии (там же, § 3855), Канады (там же, §§ 3843—3844), Кении (там же, § 3856), Колумбии (там же, §§ 3845–3846), Мадагаскара (там же, § 3857), Никарагуа (там же, §3859), Новой Зеландии (там же, § 3858), Румынии (там же, § 3860), США (там же, §§ 3867–3869), Франции (там же, §§ 3849–3851), Швейцарии (там же, § 3863), Швеции (там же, § 3862) и Эквадора (там же, § 3848).
[7]См., например, законодательство Бангладеш (там же, § 3871), Боснии и Герцеговины (там же, § 3872), Ирландии (там же, § 3875), Литвы (там же, § 3876), Мьянмы (там же, § 3877), Норвегии (там же, § 3878), Словении (там же, § 3879), Хорватии (там же, § 3873), Эфиопии (там же, § 3874) и Югославии (там же, §§ 3880–3881).
[8]См., например, военные уставы и наставления Великобритании (там же, § 3865), Индонезии (там же, § 3854), Кении (там же, § 3856) и Франции (там же, § 3849) и законодательство Мьянмы (там же, § 3877).
[9]Netherlands, Special Court of Cassation, Zühlke case (там же, § 3882).
[10]Australia, Military Court at Rabaul, Tanaka Chuichi case (там же, § 3883).
[11]Элементы преступлений для МУС, Определение посягательства на человеческое достоинство как военного преступления (Статут МУС, сноска 49, относящаяся к статье 8(2)(b)(xxi), и сноска 57, относящаяся к статье 8(2)(c)(ii)).
[12]См. Knut Dörmann, Elements of War Crimes under the Rome Statute of the International Criminal Court: Sources and Commentary, Cambridge University Press, 2003, Commentary on Article 8(2)(b)(xxi) of the ICC Statute, p. 315.
[13]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 18(1); Конвенция о правах ребёнка, статья 14(1); Европейская конвенция о правах человека, статья 9(1); Американская конвенция о правах человека, статья 12(1); Африканская хартия прав человека и народов, статья 8.
[14]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 18(3); Конвенция о правах ребёнка, статья 14(3); Европейская конвенция о правах человека, статья 9(2); Американская конвенция о правах человека, статья 12(3); Африканская хартия прав человека и народов, статья 8.
[15]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 4(2); Американская конвенция о правах человека, статья 27(2); см. также UN Human Rights Committee, General Comment No. 22 (Article 18 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 30 July 1993, § 1; Inter-American Commission on Human Rights, Resolution concerning the law applicable to emergency situations (т. II, гл. 32, § 3896).
[16]См., например, Всеобщую декларацию прав человека, статья 18; American Declaration on the Rights and Duties of Man (Американская декларация прав и обязанностей человека), adopted by the Ninth International Conference of American States, Res. XXX, Bogota, 2 May 1948, Article III (ограничена свободой религии); Декларацию о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений, статья 1; Хартию Европейского Союза об основных правах, статья 10.
[17]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 18(1); Европейская конвенция о правах человека, статья 9(1); Американская конвенция о правах человека, статья 12(1).
[18]Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 18(2); Американская конвенция о правах человека, статья 12(2).
[19]UN Human Rights Committee, General Comment No. 22 (Article 18 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 30 July 1993, § 5.
[20]European Court of Human Rights, Kokkinakis v. Greece (т. II, гл. 32, § 3894); African Commission on Human and Peoples' Rights, Association of Members of the Episcopal Conference of East Africa v. Sudan (там же, § 3893).
[21]Inter-American Commission on Human Rights, Report on Terrorism and Human Rights, Doc. OEA/Ser.L/V/II.116 Doc. 5 rev. 1 corr., 22 October 2002, § 363.
[22]См., например, European Court of Human Rights, Cyprus case (т. II, гл. 32, § 3895); Netherlands, Special Court of Cassation, Zühlke case (там же, § 3882); ICRC Press release (там же, § 3899); см. также практику, упоминаемую в комментарии к Норме 127.
[23]UN Human Rights Committee, General Comment No. 22 (Article 18 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 30 July 1993, § 8.