Норма 103. Коллективные наказания

Норма 103. Коллективные наказания запрещаются.
Customary International Humanitarian Law, Cambridge University Press, 2005, том II, глава 32, раздел O.
Практикой государств эта норма устанавливается в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Это запрещение является частичным выражением Нормы 102 о том, что никто не может быть осужден за преступление, кроме как на основе личной уголовной ответственности. Однако сфера действия запрещения коллективных наказаний шире, поскольку оно применяется не только к уголовным наказаниям, но и к «санкциям и преследованию любого вида, административным санкциям, действиям полиции или иным санкциям»[1].
Запрещение коллективных наказаний содержится в Гаагском положении и Третьей и Четвёртой Женевских конвенциях[2]. Это запрещение признаётся в Дополнительных протоколах I и II как одна из основных гарантий для гражданских лиц и лиц, вышедших из строя[3].
Наложение «коллективных наказаний» считалось военным преступлением в Докладе Комиссии по ответственности, учреждённой после Второй мировой войны[4]. Принадлежность этой нормы, применявшейся уже во время Второй мировой войны, к обычному праву подтвердил Военный трибунал в Риме в деле Прибке в 1997 г.[5] Указание на то, что наложение коллективных наказаний является военным преступлением, также содержится в Уставах Международного уголовного трибунала по Руанде и Специального суда по Сьерра-Леоне[6].
Запрещение коллективных наказаний содержится во многих военных уставах и наставлениях[7]. Это запрещение также закреплено в законодательстве многих государств[8]. Кроме того, оно подкрепляется официальными заявлениями[9].
В деле Делалича Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии указал, что интернирование или принудительное поселение в определённом месте в соответствии со статьёй 78 Четвёртой Женевской конвенции является исключительной мерой, которую никогда нельзя принимать на коллективной основе[10].
Хотя право прав человека не запрещает «коллективные наказания» как таковые в прямой (форме, подобные действия составили бы нарушение конкретных прав человека, в частности права на личную свободу и безопасность и права на справедливое судебное разбирательство. В своём Общем комментарии к статье 4 Международного пакта о гражданских и политических правах (о чрезвычайном положении) Комитет ООН по правам человека указал, что государства-участники «ни при каких обстоятельствах» не могут ссылаться на чрезвычайное положение как «на оправдание действий, нарушающих гуманитарное право или императивные нормы международного права, например, ... наложения коллективных наказаний»[11].
[1]Yves Sandoz, Christophe Swinarski, Bruno Zimmermann (eds.), Commentary on the Additional Protocols, ICRC, Geneva, 1987, § 3055; см. также Комментарий к Дополнительному протоколу II, § 4536.
[2]Гаагское положение, статья 50; Третья Женевская конвенция, статья 87, ч. 3; Четвёртая Женевская конвенция, статья 33, ч. 1.
[3]Дополнительный протокол I, статья 75(2)(d) (принята на основе консенсуса); Дополнительный протокол II, статья 6(2)(b) (принята на основе консенсуса).
[4]Report of the Commission on Responsibility (см. т. II, гл. 32, § 3729).
[5]Italy, Military Tribunal of Rome, Priebke case (там же, § 3795).
[6]Устав МУТР, статья 4(b); Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, статья 3(b).
[7]См., например, военные уставы и наставления Австралии (т. II, гл. 32, § 3740), Аргентины (там же, §§ 3738 3739), Бельгии (там же, § 3741), Бенина (там же, § 3742), Буркина-Фасо (там же, § 3743), Великобритании (там же, §§ 3770–3771), Германии (там же, §§ 3752–3754), Израиля (там же, § 3755), Испании (там же, § 3766), Италии (там же, § 3756), Камеруна (там же, § 3744), Канады (там же, § 3745), Конго (там же, § 3747), Мали (там же, § 3757), Марокко (там же, § 3759), Нидерландов (там же, § 3760), Никарагуа (там же, § 3762), Новой Зеландии (там же, § 3761), России (Руководство 1990 г., § 8(6)), Румынии (т. II, гл. 32, § 3763), Сенегала (там же, § 3765), США (там же, §§ 3772–3774), Того (там же, § 3769), Франции (там же, §§ 3749 и 3751), Швейцарии (там же, § 3769), Швеции (там же, § 3767), Эквадора (там же, § 3748) и Югославии (там же, § 3775).
[8]См., например, законодательство Австралии (там же, § 3777), Бангладеш (там же, § 3778), Боснии и Герцеговины (там же, § 3779), Демократической Республики Конго (там же, § 3781), Ирландии (там же, § 3785), Испании (там же, § 3792), Италии (там же, § 3786), Кот-д’Ивуара (там же, § 3782), Литвы (там же, § 3788), Норвегии (там же, § 3789), Румынии (там же, § 3790), Словении (там же, § 3791), Хорватии (там же, § 3783), Эфиопии (там же, § 3784) и Югославии (там же, § 3793); см. также проект законодательства Аргентины (там же, § 3776).
[9]См., например, заявления США (там же, §§ 3798–3799).
[10]ICTY, Delalić. case, Judgement (там же, § 3808).
[11]UN Human Rights Committee, General Comment No. 29 (Article 4 of the International Covenant on Civil and Political Rights), 24 July 2001, § 11.